«Эзләдем, бәгърем, сине!»: инвалидные кресла на сцене

Театральные постановки Татарстана: смотрим дома. Часть 50-я

«Эзләдем, бәгърем, сине!»: инвалидные кресла на сцене
Фото: скриншот realnoevremya.ru из видео «Эзләдем, бәгърем, сине! Ненаглядная моя. Татарский спектакль»/youtube.com, аккаунт «ТАТАРСКИЕ ФИЛЬМЫ МУЛЬТФИЛЬМЫ СПЕКТАКЛИ»

Смотрим спектакль 2001 года «Ненаглядная моя» по пьесе Туфана Миннуллина, который поставил оренбургский режиссер Рифкат Исрафилов. Это история двух людей на колясках, которые познакомились по телефону — и смогли встретиться. Потому что человеку достаточно теплого слова.

Уфа — Оренбург — Казань

Исрафилов — из Мечетлинского района БАССР. В Уфе окончил училище искусств, а в 1973 году — ГИТИС. Учился у Андрея Попова, который, вероятно, массовому зрителю знаком по роли Захара в фильме «Несколько дней из жизни И.И. Обломова». В 1981-м Рифкат Исрафилов стал главным режиссером и художественным руководителем Башкирского театра драмы имени Мажита Гафури, а в 1997-м перешел в Оренбургский драматический театр имени Горького. В этом году ему вручили «Золотую маску» «За выдающийся вклад в развитие театрального искусства».

Оформлением спектакля занимался Тан Еникеев. Вместе с Исрафиловым он перебрался из татарского уфимского в русский оренбургский театр. Его сцена с одной стороны заполнена проводами, куклами, боксерской грушей, кольцами. С другой стороны она достаточно пустынна. Работают видеоэкраны — за их наполнение отвечает Альфред Камелевский, к слову, один из вокалистов ВИА «Сайяр», позже занявшийся видео.

Кроме двух основных героев, есть и четыре танцора: это Радик Бариев, Рамиль Вазиев и главная танцевальная пара театра Ильдус Габдрахманов и Салима Аминова. При этом ставил хореографию Олег Николаев (мюзикл «Норд-Ост»). Их экспрессивная пластика служит контрапунктом одинокой статике героев, для эмоций которых и сцены мало. Разнообразную музыку, вплоть до аллюзий на цирк, написала Масгуда Шамсутдинова. Активно занимающаяся осмыслением дореволюционной, средневековой музыки, суфизма, она в 2002-м уедет в Сиэтл. Впрочем, ее громкие премьеры все равно проходят и в Казани.

Спектакль назван по песне «Эзләдем, бәгърем, сине». Написал ее композитор Сайяр Хабибуллин, нижегородский татарин из деревни Суыксу Краснооктябрьского района, выросший в Москве. После армии он начал общаться с земляками и решил написать песню на татарском, для начала выбрав переводные стихи с французского. После чего маститый поэт Ахмед Ерикей написал новые. Это должна была быть женская песня: автор вез ее на встречу с певицей в московскую гостиницу «Россия», но встретил Ильгама Шакирова, который тут же взял композицию себе. Впрочем, сейчас ее исполняют независимо от гендера, особенно популярна она на свадьбах.

Ищу сильных

В 2001 году автор пьесы Туфан Миннуллин не только самый востребованный драматург Татарстана, но и депутат Госсовета РТ второго созыва (если считать с Верховного совета ТАССР, то в парламенте он проработал с 1984 по 2012 год, до самой смерти). Критики отмечают, что на рубеже веков он пишет произведения, героями которых становятся люди, ищущие смысл жизни: «Шулай булды шул» («Так уж случилось»), «Алты кызга бер кияү» («Шесть невест на одного жениха») и далее. Его интересуют сильные герои. Автор одновременно и стабилен, и в поиске.

В это же время в Тинчуринском начинает идти его новая «Саташу» («Заблуждение»), где дочь подает в суд на родителей за то, что они не обеспечили ее достойную жизнь. В то же время в Стерлитамаке ставится проверенная комедия «Диләфрүзгә дүрт кияү» («Четыре жениха для Диляфруз»). Новые тексты уже в следующем году появляются в издаваемом «Татгизом» десятитомнике.

Герои пьесы — Рахимзян и Нурсина

Включая и выключая арию горбуна из «Нотр-Дам-де-Пари» (в России мюзикл пройдет только через год), Рахимзян, пытаясь хоть как-то преодолеть жизненный кризис, обзванивая мечеть, службу доверия и другие адреса, начинает говорить по телефону со случайной девушкой.

Героев играют муж и жена. Рамиль Тухватуллин — актер, кинорежиссер, бизнесмен, бывший глава управления культуры, спорта и развития языков народов Татарстана при Кабинете министров РТ, а сейчас и депутат Госсовета. В Камаловском театре он играл, еще обучаясь в училище, с 1986-го — и по 2007-й, после чего взял паузу в десять лет. Амплуа Тухватуллина, с одной стороны, герои лирические (Булат в «Голубой шали»). А с другой — авантюристы и балагуры (как Рашит из возрожденной относительно недавно «Килә ява, килә ява», где он продолжал играть успешную роль героя-любовника). Впрочем, сейчас Тухватуллин явно вновь отдалился от родного театра, публично и жестко раскритиковав самую масштабную премьеру — «Муть. Мухаджиры».

Его супруга Иль­сия Тух­ва­тул­ли­на пришла в театр в 1988-м, но после татарской студии учи­ли­ща имени Щеп­ки­на. Супруги регулярно составляли пару и на сцене, но этот спектакль, пожалуй, самый сложный и многогранный.

Поначалу их диалог напоминает истории «заочниц», которые общаются с заключенными, влюбляются и ждут их из тюрьмы. Парень напорист, многословен, сыплет комплиментами, поет песни. Девушка холодна, впрочем, пение и внимание ей, кажется, нравятся, и она спрашивает, почему Рахимзян не зовет ее на свидание. Оба сидят в инвалидных креслах. Рахимзян потерял обе ноги на войне, но рассказ об этом заменит пластика. Их диалог — это вопросы о доверии.

То есть в пьесе мало действия, но много чувств, это долгие разговоры по телефону, в которых Исрафилов вывел на первый план человеческие отношения, зацепив этим зрителя.

Главный режиссер Камаловского Марсель Салимжанов так описывал спектакль: «О любви и дефиците человеческой доброты». Сам он в том же сезоне тоже ставил Миннуллина — жесткую отповедь реальности, «Баскетболиста». Это была его последняя работа.

Радиф Кашапов
ОбществоКультураИстория Татарстан
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 17 авг
    Интересно, спасибо. Даёт очень много сил для тех кто в кресле
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    у актеров нет предрассудков по поводу колясок
    Ответить
  • Анонимно 17 авг
    после прочтения заголовка в голове закрутилась песня Уразовой "Эзлэдем"
    Ответить
    Анонимно 18 авг
    а должна была другая.
    Ответить
  • Анонимно 18 авг
    Какой мощный, шикарный, жизнеутверждающий спектакль на родном татарском языке для миллионов одиноких и не очень людей, спасибо всем, что дали его увидеть, услышать, понять...
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров