Шаляпин: голос мира, голос Казани

Знаменитые «бренды» Татарстана, часть 38-я

Шаляпин: голос мира, голос Казани
Фото: Максим Платонов/ realnoevremya.ru

Среди множества уроженцев Казани Федор Иванович Шаляпин — один из «тяжеловесов». Его талант был известен всему миру. Выросший в бедных закоулках Казани, впоследствии Шаляпин вошел в число певцов, сформировавших картину всего музыкального мира первой четверти XX века. 13 февраля исполнится 150 лет со дня его рождения. Как и София Губайдулина, он, его имя — в числе величайших брендов Татарстана. Ведь Шаляпин и его музыкальный талант осчастливили своим появлением на свет в 1873 году именно нашу землю.

Рождение легенды

Родители будущей мировой звезды были русскими крестьянами. Родились они крепостными и были приписаны к разным деревням Вятской губернии, а обвенчались через два года после отмены крепостного права — в 1863 году. Ища, где бы и чем прокормиться, Иван Яковлевич и Евдокия Михайловна пришли в Казань в 1872 году. Иван был выучен грамоте, поэтому ему удалось устроиться на работу помощником писаря в волостном правлении Казанского уезда. А Евдокия занималась поденной работой — грамоте она была не обучена.

В 1873 году, когда семья жила во флигеле дома купца Лисицына на улице Рыбнорядской (флигель не сохранился, но адрес примерно соответствует зданию по ул. Пушкина, 15), у супругов родился сын. Хилый, слабенький ребенок, он вызывал опасения у окружающих: боялись, что мальчик не выживет, поэтому срочно постарались окрестить. Крестили в Богоявленском соборе, нарекли Федором. Кроме него, в семье было еще двое детей, но они не дожили до взрослого возраста — умерли от скарлатины в детстве. А хилый и слабый Федор рос себе и рос.

Слушал распевное пение матери и ее подруг (а впоследствии писал, что мать была «милой песельницей»), бегал с мальчишками играть, понемногу учился, рано начал зарабатывать… И несмотря на то, что жила семья в крайней нужде, детство в Казани все равно вспоминал в мемуарах как счастливые годы. И потом, уже прославившись и став всемирно известной «звездой», вспоминал город на Волге как «прекраснейший из всех городов мира»…

realnoevremya.ru

Регент Щербинин как проводник в мир музыки

Семья Шаляпиных жила в бедных кварталах — ютились в одной комнате, потом занимали две комнаты в подвальном этаже. С Рыбнорядской переехали в деревню Ометьево (тогда это считалось пригородом, к тому же довольно неблизким). Потом жили в Собачьем переулке, в Татарской и в Суконной слободах. Отец служил, мать прислуживала, а мальчик рос. Потом он напишет в своих мемуарах: «Ловко ходили колесом, лазили по крышам и деревьям, делали самострелы, пускали воздушных змей». Летом мальчишки плескались в Кабане, а зимой играли в снежки…

Врожденный музыкальный дар проявился в мальчике очень рано. Однажды он услышал, как в церкви святого Варлаамия поет на клиросе хор (в котором были и его ровесники). Ребенок был заворожен. Судьба была к нему благосклонна: когда семья переехала в Суконную слободу, у них в соседях жил регент церковного хора — фамилия его была Щербинин. Шаляпин описывал его потом в мемуарах так:

«Это был человек особенный: он носил длинные, зачесанные назад волосы и синие очки, что придавало ему вид очень строгий и благородный, хотя лицо его было уродливо изрыто оспой. Одевался он в широкий халат без рукавов, крылатку, на голове носил разбойничью шляпу и был немногоречив. Но, несмотря на все свое благородство, пил он так же отчаянно, как и все жители Суконной слободы, и так как он служил писцом в окружном суде, то и для него 20-е число было роковым. Жалко мне было регента, и когда я видел его дико пьяным, душа моя болела за него...»

Как бы то ни было, регент Щербинин, можно сказать, дал дарованию Шаляпина путевку в жизнь. Он научил мальчика нотам. Определил его в церковный хор, где ребенку даже положили жалование в полтора рубля в месяц. Потом благодаря Щербинину подростка взяли в исполатчики архиерейского хора Спасского монастыря и положили ему шесть рублей в месяц. Федор был на седьмом небе от счастья: он и пел, занимаясь любимым делом, и еще деньги за это получал!

Кстати, сегодня, в год 150-летия великого певца, Казанская консерватория отдает дань первым шагам его карьеры: проводит большой фестиваль церковной музыки. Ведь именно церковь дала Шаляпину азы искусства, раскрыла его дар. Первой церковью, в которой прозвучал голос юного певчего, была Духосошественская (она и сейчас сохранилась — в ней долгое время работал кукольный театр, а теперь снова функционирует храм).

Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

Училище в противовес «горлодранию» и знакомство с театром

Отец считал «работу» Федора никчемным «горлодранием». В его понимании ребенок должен был получить нормальную светскую профессию. Нужно было дать ему ремесло — и это вполне можно было понять. На дворе стоял конец XIX века, время мрачное, нищее, когда большей части населения было вообще не до искусства, а уж тем более — не до того, чтобы воспринимать его как что-то серьезное. Поэтому мальчик последовательно переходил в ученики к окрестным ремесленникам (все же семья жила в ремесленных слободах): к скорняку, и к токарю, и к сапожнику. А еще помогал отцу переписывать бумаги.

В 1882 году Федора отдали в шестое городское приходское мужское училище, одно из лучших в городе (оно находилось в Суконной слободе). Здесь ему тоже, можно сказать, повезло: у одного из учителей, Николая Васильевича Башмакова, была скрипка, и он оказался большим любителем пения. Башмаков организовал в училище хор из учеников — и Федя Шаляпин был в нем одним из центральных персонажей.

Учился Шаляпин хорошо. В 1885 году он окончил училище с отличием, и отец совершил очередной родительский подвиг: устроил его на службу — писцом в ссудную кассу. Это гарантировало, что с голоду ребенок не помрет. С июня 1886 года Федора приняли на службу в канцелярию земской управы, а с ноября ему положили уже 10 рублей жалованья. Работал юноша прилежно: переписывал какие-то невыносимо скучные бумаги, и это было ему глубоко противно…

Но параллельно с этим он уже был хорошо знаком с уличным балаганом и с городским театром Казани. Он ярко описывает в своих мемуарах свои первые впечатления о театральных представлениях — а ведь Казанский городской театр был одним из самых представительных в российской провинции. Здесь был талантливый антрепренер и режиссер П.М. Медведев, здесь ставили пьесы русских классиков и порой гастролировали ведущие актеры петербургских и московских театров. Мальчик был очарован театром с 11 лет — он проникал на галерку и грезил о сцене…

realnoevremya.ru

Благодарная Казань 1890-х

Есть байка о том, что Горький и Шаляпин (которые одновременно жили в Казани) в 1880-х одновременно устраивались служить в театр: они пришли наниматься в хористы. Якобы Горького взяли, а Шаляпина — нет: антрепренер не нашел у него голоса. Выглядит это как городская легенда, которая, впрочем, прочно живет в среде экскурсоводов. Причем эта легенда порой варьируется: якобы это был не театральный хор, а церковный. Церкви тоже указываются разные: например, Варваринская.

А вот правда — в том, что Шаляпин с подросткового возраста выступал на сцене Казанского городского театра статистом. Первым его выступлением была роль мальчишки, который взбирается на стену кремля в последнем действии оперы «Жизнь за царя».

Когда уже переломался и окреп его волшебный голос, он исполнил партию Зарецкого в опере «Евгений Онегин», которую на сцене городского театра поставил коллектив любителей 29 марта 1890 года. Это и был его дебют. Федору Шаляпину было 17 лет. Быстро началась блистательная карьера. Молодой бас уехал в Нижний Новгород. Потом в Москву. В Петербург. Стремительно набрала высоту его оперная карьера. Но Казань он не забывал: она осталась его родиной. В 1897 году 24-летний Федор Шаляпин вернулся в родной город уже известным солистом Московской частной оперы: зал городского театра ломился, оба концерта прошли с полным аншлагом. Наши коллеги 130-летней давности, газета «Волжский вестник», писала:

«Певец доставил публике такое эстетическое наслаждение, какое она давно уже не испытывала. Федор Шаляпин имел, можно сказать, колоссальный успех».

Колоссальный успех был и через два года, в 1899-м: правда, теперь на афишах писали уже «великий оперный артист». Казанский городской театр вновь испытали на прочность сотни поклонников местного уроженца, а он с готовностью ответил зрителям несколькими оперными партиями: спел Сусанина, Мефистофеля, Мельника… А казанские поклонники преподнесли земляку лавровый венок. На ленте было написано: «Высокоталантливому Федору Ивановичу Шаляпину».

На фото Ф.И. Шаляпин среди учеников школы, в которой он учился. Фото: Максим Платонов/realnoevremya.ru

А ведь «высокоталантливому» парню было всего 26 лет… Он не забывал Казань никогда. Ездил сюда и с концертами, и по частным делам. А в последний раз выступил здесь на сцене Дворянского собрания в сентябре 1909 года. В зале собралось более 2 тысяч человек! Сидели зрители даже на сцене! И среди них были не только господа во фраках, но и жители Суконной слободы — великий бас никогда не забывал, откуда он вышел.

В 1912 году Шаляпин приезжал в Казань — собирал материал к автобиографии. Газета «Камско-Волжский край» сообщала, что Ф.И. Шаляпин побывал в уездном земстве, где он 20 лет назад служил писцом. В Ометьево он встретился с регентом Константиновым, с которым пел мальчиком в церквах на окраинах Казани… Кстати, автобиографию Шаляпину помогал редактировать все тот же Горький.

Благодарная Казань 2020-х

Мы не будем повторять здесь всех перипетий жизни великого певца. Была революция, был отъезд за границу, было предание Шаляпина анафеме на новой социалистической родине… Он умер прославленным, великим мастером в Париже в 1938 году. В это время в советской России уже бушевал огонь репрессий, и люди искусства ходили буквально по лезвию ножа. Вряд ли щеголь, модник, широкой души человек и великий артист Шаляпин смог бы пройти через горнило этого испытания. Даже несмотря на то, что он был выходец из народа, слишком уж он был «человек мира» к 1917 году.

Ему рукоплескала Европа, он потрясал Париж во время Дягилевских сезонов и покорял мировую публику невероятным сочетанием своего певческого и актерского таланта. Он первым стал в опере не только петь, но и играть. А актерский дар его, как говорят мемуаристы, поражал воображение. Ему — верили. Его ненавидели в роли злодеев, на него чуть не молились в роли праведников. И его удивительный, невероятный, бархатный бас до сих пор не забыт мировой музыкой. При этом всем он всегда был верен русской музыке. Пел народные песни, русские романсы, пел оперы Чайковского и Мусоргского, Глинку и Римского-Корсакова…

Фото: Олег Тихонов/ realnoevremya.ru

Сейчас, почти через 100 лет после смерти великого певца, Казань старается возродить все, что возможно, чтобы сохранить память о нем. Местную, маленькую память маленькой родины. Но как-то без огонька. Отдельного музея Шаляпина в Казани нет — и только в 2018 году Музею Горького было присвоено двойное имя Горького и Шаляпина. Великий бас был недостоин отдельного музея?

Памятник на улице Баумана появился в начале XXI века. Памятник красивый, портретное сходство очевидное. Но появился бы он, если бы рядом не появилось одноименной гостиницы? Остается вопросом. Но хотя бы монетизировать великого певца удается, и то хлеб. Есть в Казани улица Шаляпина, причем она находится даже почти в центре города. Тоже хорошо.

А вот в экскурсионных маршрутах Казань имя Шаляпина практически не звучит. В советское время туристов любили возить по ленинским местам, а по шаляпинским не возят и сейчас. Разве только авторские экскурсии для особых ценителей.

Фото Максима Платонова/realnoevremya.ru

Но есть в Казани нерукотворный великий памятник великому певцу — конечно же, это Шаляпинский фестиваль оперного искусства. Вот он точно прославился по всему миру. На него не достать билетов, сюда стекается множество авторитетных певцов. Впрочем, о нем мы с вами поговорим в следующем материале из нашей рубрики.

Людмила Губаева
ОбществоКультураИстория Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров