«Последний звонок Тахира — «Мы умираем»: выживший в пожаре на экс-площадке КВЗ о гибели пяти коллег

В казанском суде выяснилось — до огненной трагедии на вертолетном погибшие нелегально охраняли новостройку Фемиды

«Последний звонок Тахира — «Мы умираем»: выживший в пожаре на экс-площадке КВЗ о гибели пяти коллег
Фото: realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

Сегодня казанский суд продолжит разбираться в причинах огненной трагедии и жертвах «серого» рынка охранных услуг. В ночь на 10 ноября 2020 года в здании бывшего вертолетного завода заживо сгорели пять «гастарбайтеров» из Кукмора, охранявшие объект без официального трудоустройства. Экс-директор частного «Агентства безопасности» не признает вину в нарушении требований пожарной безопасности и охраны труда, а также афере с социальными выплатами. По данным Росгвардии, за 2 года в Татарстане 80 ЧОПов-нарушителей лишили лицензий.

Жданова потерпевшим: «Надеюсь, вы заинтересованы в справедливом честном суде»

Перед началом допросов потерпевших в Кировском райсуде Казани подсудимая Наиля Жданова попросила разрешения обратиться к потерпевшим.

— Уважаемые потерпевшие, уважаемый суд, я уже приносила свои искренние соболезнования в связи с вашей утратой. Мне жаль, что так случилось, — заявила экс-директор ЧОО «Агентство безопасности». — Я не признаю вину, и это говорит о том, что я не согласна с оценкой следствием моих действий. Я очень сожалею, что я оказалась причастна к случившейся трагедии. Надеюсь, вы заинтересованы в справедливом честном суде...

Далее Жданова попыталась донести свой взгляд на некоторые доказательства. Успела сказать — «экспертизой установлено, что пожар произошел вследствие неисправности проводки, я к этому отношения не имею», но тут вмешалась гособвинитель Алена Шадрина. Она заявила протест, что оценка доказательств преждевременна, ведь экспертиза судом пока не исследовалась.

До начала процесса обвиняемая коротко поделилась с «Реальным временем» своей позицией по делу: «Я считаю, помимо меня на скамье подсудимых должен быть представитель собственника. За пожарную безопасность и неисправность электропроводки в здании должен все-таки отвечать собственник».

Адвокат Елена Ситарская в защиту клиентки пояснила: «Следствие проводилось достаточно долго, но крайне некачественно... Мы полагаем, что в данной ситуации причинно-следственной связи между гибелью людей в связи с пожаром и должностными обязанностями Ждановой нет». По мнению защитника, даже полное исполнение тех норм, которые, по версии следствия, упустила директор охранного агентства, не спасло бы людей. «Никто бы не выжил, к сожалению», — рассуждает адвокат.

Ситарская напоминает — площадка Казанского вертолетного завода в Адмиралтейской слободе была продана 2 ноября 2020 года организации «СпектрПодряд», которая аффилирована с «Унистроем». На момент трагедии 10 ноября, все здания и сооружения по документам были переданы новому собственнику, но официальная регистрация сделки завершилась позже. «Возникла определенная правовая коллизия — кто является собственником [на день ЧП], КВЗ или новая организация. Эту коллизию следствие не разрешило, — говорит адвокат обвиняемой. — И решило проблему просто: вот есть руководитель подрядной организации — давайте-ка мы ее посадим...»

Защита намерена настаивать на полном оправдании.

На момент трагедии 10 ноября, все здания и сооружения по документам были переданы новому собственнику, но официальная регистрация сделки завершилась позже

Новых госконтрактов «Агентство безопасности» не получало

Директор и владелица данного ЧОО «Агентство безопасности» Наиля Жданова получила статус подозреваемой вскоре после трагедии. Правда, изначально ее привлекали за причинение смерти по неосторожности. Теперь же вменяют три статьи — нарушение требований пожарной безопасности и охраны труда с тяжкими последствиями, повлекшие по неосторожности смерть пяти человек (ч. 3 ст. 219 и ч. 3 ст. 143 УК РФ).

Особняком стоит личный эпизод Ждановой по обвинению в мошенничестве с социальными выплатами в значительном размере (ч. 3 ст. 159.2 УК РФ). По версии обвинения, женщина незаконно получала пенсию по инвалидности и ежемесячные денежные выплаты на общую сумму более 708 тысяч рублей за семь лет — с 2014 по 2021 год. Афера строилась на симуляции симптомов неврологического заболевания и представлении документов, содержащих недостоверные сведения о состоянии здоровья.

По данным источников «Реального времени», ранее СК предъявлял претензии к представителям компании-покупателя «СпектрПодряд», однако обвинение в такой редакции не было утверждено прокуратурой. В надзорном ведомстве рекомендовали дать оценку действиям представителей КВЗ в данной ситуации, однако оснований для их привлечения к уголовной ответственности следователи не нашли. Да и от обвинений по «СпектрПодряду» отказались.

Наиля Жданова получила статус подозреваемой вскоре после трагедии

ЧОО «Агентство безопасности» существует 7 лет. На день трагедии его штатная численность, по данным «СПАРК-Интерфакс», составляла всего 12 человек. Хотя на счету фирмы числились 85 госконтрактов с объемом поставки на 45 млн рублей. Крупнейшими государственными и муниципальными заказчиками выступали Бугульминская райбольница, Чистопольский сельхозтехникум, Верхнеуслонский дом-интернат для престарелых и инвалидов, а также КНИТУ-КАИ им. Туполева и Камско-Устьинский исполком.

После 2020-го новых госконтрактов у агентства не было. Зато его штатная численность, согласно открытым данным, выросла до 40 человек. Да и директор сменился. В мае 2021-го ЧОО «АБ» возглавил некий Александр Волков, получивший долю 16,67% в уставном капитале. При этом оставшаяся доля оказалась в собственности самого ЧОО.

«Вы чего лежите? Горим!»

На первом заседании в суде огласили обвинение, на втором перешли к допросу потерпевших. На суд из Кукморского района приехали родные пятерых погибших и единственный выживший при пожаре в корпусе бывшей проходной КВЗ охранник Нияз Ихматов.

За свидетельской трибуной Ихматов рассказал: даже не знал организацию, на которую работал, никаких договоров не подписывал, а просто согласился на предложение друга — Тахира Габдулхаева и приступил к охране бывшей территории вертолетного завода за неделю до трагедии. Габдулхаев был там старшим охранником, говорил — будут платить 1400 рублей за сутки. Он же откуда-то привез форму с нашивками «Охрана» и «АБ», сказал, что официально устроят на работу их 15 ноября 2020 года. Приводим ответы выжившего на вопросы гособвинителя, судьи и адвоката, а также его показания на предварительном следствии с незначительными сокращениями и обращаем внимание — некоторые вещи на судебном допросе и на следствии Ихматов излагал по-разному:

«3 ноября мы вместе с Владиславом Архиповым приехали в Казань, Тахир встретил нас на вокзале, отвез, показал территорию и место, где будем жить — двухэтажное здание, не предназначенное для проживания. Там, похоже, раньше офис был. Технику безопасности нам никто не разъяснял. На объекте уже были охранники из Кукмора.

Ихматов рассказал — даже не знал организацию, на которую работал, никаких договоров не подписывал

В помещении, где мы ночевали, на втором этаже, была одна большая комната и одна маленькая. Оба окна — с решетками, выбраться через них невозможно. Был холодильник, обогреватель, телевизор — подключали их от одной розетки. Еще был включенный в другую розетку фонарик, но он оплавился, и розетка перестала работать.

Завод в то время уже не работал, но их охрана на КПП тоже была, еще был комендант и электрики. Наша смена должна была отработать 5 дней, но в итоге нас пообещали сменить через неделю — 10-го. Так и дежурили. Спали по 5 часов в день.

В ночь на 10 ноября я не спал (в СК рассказывал — проснулся от крика). Ильхам Галеев крикнул по-татарски: «Вы чего лежите? Горим!» Он взял таз с водой, в котором мыли руки и вылил за холодильник. Там горел пластик, задняя часть холодильника сверху и даже часть стены, площадью примерно метр на метр. А на потолке были пластиковые панели белого цвета. После того, как плеснули водой, в здании полностью погас свет. Было примерно 4 часа утра. Все было в дыму. Я нагнулся, ключом в замке открыл дверь и вышел на лестничную площадку. Там дыма еще не было. За мной никто не выходил.

Я пошел к выходу. Позвонил в «112». А потом был последний звонок Тахира на мой телефон, он сказал: «Мы умираем». Я пытался пройти назад к ним, но в дыму ничего не было видно, фонарь на телефоне не помогал. Криков коллег я не слышал. Они не смогли выбраться через окно».

Пятеро ночевавших на объекте охранников погибли

Пожарной сигнализации и даже элементарных огнетушителей на объекте не было. Пятеро ночевавших на объекте охранников погибли.

На допросе у следователя выживший делился мнением, что пожар возник из-за замыкания в розетке или удлинителе, что не выдержали нагрузки. В суде же сказал — я не электрик. Всего по ходатайству помощника прокурора огласили пять протоколов ранних допросов Ихматова. В одном из них прозвучало: «Шеврон с логотипом «АБ» я отодрал и выкинул после первого допроса, чтобы не было ко мне вопросов, когда я буду ехать домой». В другом: «4 марта 2021 года муж Ждановой (я познакомился с ней после пожара) выплатил мне зарплату за ту неделю работы».

«Знали ли представители старого и нового собственника, что вы проживаете в том корпусе?» — поинтересовалась у очевидца трагедии адвокат Ситарская. «Сотрудники КВЗ точно знали. И представители «Унистроя», считаю, знали. При мне они приезжали на объект два раза. Но в наш корпус не заходили», — отвечал Нияз Ихматов. На пожаре телесных повреждений он не получил — лишь подпалил волосы и брови...

Потерпевший о «серой» охране будущего суда

«Работодатели вообще не признавали, что мой брат Тахир и другие погибшие вообще у них работали! — с возмущением вспоминает потерпевший Марат Габдулхаев. — Сколько мы с ними судились, чтобы они признали этот факт. Они в суде такое несли — мол, сами себе они в подвале форму сшили, сами шевроны поставили и просто так там сидели...»

— А мой брат рассказывал про условия — отопления там нет, воды нет. Откуда-то с колонки воду таскали бутылями. В туалет, говорил, на улицу ходят. Теплые вещи увозил с собой. В ноябре уже холодно было», — говорит сестра погибшего Владислава Архипова.

На вопрос, почему их близкие согласились работать в таких нечеловеческих условиях, да еще неофициально, родственники отвечают: потому что в Кукморском районе денежных мест нет. А тут обещали до 1,9 тысячи рублей за сутки.

На судебном допросе потерпевший Габдулхаев рассказывал, что часто навещал брата в Адмиралтейской. На территории бывшего вертолетного тот работал дольше других — месяц-полтора до трагедии, хотя и не был официально трудоустроен. «Мне его жена 10-го позвонила, говорит: «Тахир умер». Когда я в Адмиралтейскую приехал — их тела уже на улице лежали», — вспоминает Марат Габдулхаев.

Со слов этого потерпевшего, брат его был непьющим и работящим, занимался «шабашками» — неофициально подрабатывал таксистом и охранником.

— Обучение на частного охранника не проходил. Лицензии на ношение оружия не было. Все лето 2020-го работал охранником строящегося здания суда на улице Патриса Лумумбы в Казани (речь о здании Советского райсуда Казани, которое лишь в 2022-м было официально выкуплено в федеральную собственность, — прим. ред.) от ЧОО «Каре». Там и другие кукморские работали. Думаю, тоже неофициально, — рассказал на допросе в СК брат погибшего «бригадира».

В его показаниях также прозвучала информация о некоем Фармане Нариманове, который якобы после суда предложил Тахиру Габдулхаеву устроиться на новый объект — бывшее здание КВЗ и даже передал ему ключи. «Какое отношение Фарман имел к «Агентству безопасности», я не знаю. Но со слов Тахира, Фарман там работал. А фамилию Жданова я ранее не слышал», — отмечал Марат Габдулхаев.

На судебном допросе потерпевший Габдулхаев рассказывал — часто навещал брата в Адмиралтейской

Росгвардия о наказаниях частной охраны

Надзор за работой охранных фирм осуществляет Росгвардия в соответствии с законом «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации». Причины трагедии на бывшей площадке КВЗ и принятые санкции в отношении ЧОО «Агентства безопасности» в региональном Управлении Росгвардии комментировать не стали. Но поделились с «Реальным временем» данными об этом рынке услуг и результатами проверок.

Всего на территории Татарстана зарегистрированы 447 ЧОО и ЧОПов, в которых официально трудоустроены почти 32 тысячи частных охранников. Под контролем этой армии находится 30 тысяч 135 объектов, однако физическая охрана, то есть дежурство охранников на месте, осуществляется лишь на каждом третьем (10,4 тыс. объектов), остальные охраняются с помощью технических средств — сигнализация, тревожные кнопки, видеонаблюдение и т. д.

По данным Росгвардии, только 188 охранных фирм имеют право дежурить на объектах с оружием, еще 40 ЧОО отправляют по сигналам охранной техники 143 группы быстрого реагирования. В круглосуточной готовности по республике в составе таких групп дежурят 246 охранников.

Самые распространенные нарушения на рынке, по данным Управления Росгвардии по РТ:

  • отсутствие удостоверения и личной карточки частного охранника,
  • отсутствие периодической проверки на пригодность в условиях, связанных с применением оружия,
  • отсутствие шевронов принадлежности к конкретной ЧОО,
  • отсутствие уведомлений на охраняемых объектах о пропускном и внутриобъектовом режиме,
  • должностная инструкция частного охранника не согласована с заказчиком.

Коронавирус обернулся спадом спроса и на рынке охранных услуг, но в 2022 году, начал выравниваться. По сравнению с прошлым годом, охраняемых объектов стало больше на полтысячи, а число охранников увеличилось на 374 человека. Напомним, речь идет лишь об официальной статистике.

При этом общее количество охранных фирм снизилось с 527 до 447, то есть ровно на 80 организаций. Именно столько ЧОПов лишились лицензий в 2021—2022 годах. Деятельность еще одного была приостановлена по решению суда.

За незаконную охранную деятельность (в том числе оказание не предусмотренных законом услуг и работу нелегалов — лиц без статуса частного охранника, ч. 1, 4 ст. 20.16 КоАП РФ) за 2 года в Татарстане наказаны 102 человека.

К административной ответственности за те же нарушения, а также за нарушение требований к обороту оружия и правил его регистрации (ч. 1 ст. 20.8, ч.1 ст. 20.11 КоАП РФ) привлечены 79 должностных лиц в охранных организациях.

На работе без лицензий либо с нарушениями, в том числе грубыми, установленных законом лицензионных требований, а также на использовании официально незарегистрированного оружия (ч. 2,3,4 ст. 14.1, ч. 1 ст. 20.8 КоАП РФ) попались 30 ЧОО.

Называть поименно злостных нарушителей в Росгвардии не стали, но сообщили — есть наказанные штрафами до 300 тысяч рублей.

Заметим, денежный порог наказания «серых» охранников в КоАП РФ не слишком высок — от 2,5 тыс. до 5 тыс. рублей (ч. 1 ст. 20.16 КоАП РФ). Возможно, именно поэтому «гастарбайтеры» в ЧОПах востребованы. Дешевле обходится штраф за нарушителя, чем налоги за него же при официальном трудоустройстве.

…Сегодня в Кировском райсуде намечено продолжение допросов потерпевших и свидетелей по делу о гибели пятерых охранников на рабочем месте.

Ирина Плотникова, фото и видео автора
ПроисшествияБизнесУслугиОбществоВластьЭкономикаФинансыНедвижимостьПромышленностьОПК Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 29 авг
    Похоже, что посадят выжившего:)
    Ответить
  • Анонимно 29 авг
    хотели бы - уже посадили... вот только такой бардак в ЧОПах дело обычное.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров