Как зять Шакро Молодого обложил данью зэков от Москвы до Свияжска, или 17 миллионов «на черное»

В Татарстане стартовал суд по делу тюремного ОПС вымогателей

Избивали, угрожали секс-насилием и переводом к пассивным гомосексуалистам, а затем требовали плату за спокойную жизнь — от 40 тысяч до 10 млн рублей. Такова фабула преступлений в СИЗО и колониях Подмосковья, Рязанской области и Татарстана, за которые в Зеленодольске судят 12 предполагаемых ставленников грузинского вора в законе Реваза Кахмазова, он же Резо Тбилисский и Лоткинский. В ходе следствия силовики оценивали его ежегодный доход от тюремных поборов в 2 миллиона евро. В оглашенном на днях обвинении — сумма скромнее. Детали засекреченного процесса по делу тюремного ОПС вымогателей — в материале «Реального времени».

Для подсудимых пригласили пять переводчиков

Таких серьезных дел в практике Зеленодольского горсуда еще не было. В обеспечении доставки подсудимых на процесс и порядка на заседании участвуют два десятка полицейских и приставов. Также в деле участвуют пять переводчиков — для обвиняемых граждан Армении, Абхазии, Азербайджана, Грузии и Украины. Хотя на бытовом уровне проблем с русским у них нет — все подсудимые по делу уже являются осужденными и отбывают значительные сроки по другим делам.

Разместить всех подсудимых-осужденных удалось в двух стеклянных клетках в самом большом зале суда. Здесь рассматривают и дело с 17 арестованными — участниками «гоблинской битвы» местных группировок.

В наручниках на суд планируют доставлять и тех потерпевших, что отбывают наказание в свияжской колонии №5 на территории Татарстана. Допросы остальных, вероятно, будут проводить по видео-конференц-связи с изоляторами и колониями Московской и Рязанской областей. Там же находятся большинство свидетелей по этому делу. С целью защитить их от возможного давления со стороны других осужденных-арестованных и не допустить разглашения данных суд еще при назначении первого заседания постановил — закрыть процесс от журналистов и слушателей. В связи с этим журналисту «Реального времени» не разрешили и фотосъемку перед началом заседания.

Таких серьезных дел в практике Зеленодольского горсуда еще не было. realnoevremya.ru/Ирина Плотникова

В прокуратуре республики отказались раскрыть фабулу засекреченного судом дела. Впрочем, восполнить этот пробел помогли источники «Реального времени». Заметим, что ждать старта процесса подсудимым пришлось почти год — с июня 2021-го. Первый судья Виталий Гаврилов решил, что Зеленодольский суд не может рассматривать это дело, и отправил его в Подмосковье, где было совершено самое крупное вымогательство из серии и где больше свидетелей обвинения, чем в Татарстане. Время показало, что и это решение было неверным.

109 томов дела вернулись в Зеленодольск лишь в декабре 2021-го. Старт назначили на январь. Но после новогодних каникул выяснилось — по решению райсуда Москвы одного из подсудимых экстренно этапировали для пересмотра его дела о краже после отмены приговора. О том, что этот фигурант нарасхват — нужен в Москве и Зеленодольске, — в обоих судах знали, но, похоже, не стали договариваться. В результате 11 подсудимым из дела ОПС пришлось ждать почти пять месяцев.

Лишь в мае 12-го фигуранта отконвоировали назад, и процесс сдвинулся с мертвой точки — сторона защиты заявила ходатайства, в том числе — об отводе нового судьи по делу Андрея Николаева. Суд с этим не согласился и дал слово стороне обвинения — старшему помощнику прокурора Зеленодольска Артуру Салихову.

Веб-конференция с вором и донна Корлеоне

Главного обвиняемого в зале не было. На следствии свидетели рассказывали, что вор в законе Реваз Кахмазов осуществлял руководство ранее назначенными «положенцами» по централам (следственным изоляторам) и смотрящим за зонами, находясь за пределами России — в Греции. Причем иногда созванивался со своими людьми, а иногда использовал и формат веб-конференции.

Так, один сиделец, с которого требовали миллион, после силовой и психологической обработки в СИЗО, организовал перевод 100 тысяч рублей. Но от него не отстали и как-то организовали виртуальную встречу в мессенджере — с тем, кого называли своим «старшим братом». Это был Кахмазов, он же Резо Тбилисский. По данным МВД, «короновали» его в 20 лет на сходке воров в Москве в середине 90-х — через год после женитьбы на падчерице Захария Калашова, больше известного как Шакро Молодой.

После вступления в силу в 2019-м «путинской» статьи УК о наказании для высших иерархов преступной среды Резо сохранил свой статус. Поэтому в рамках данного дела ему заочно инкриминируют занятие этого высшего положения, организацию ОПС и серию вымогательств. В апреле 2019 года он был объявлен в международный розыск и заочно арестован.

Потерпевший запомнил, что «младшие братья» обращались с Кахмазовым почтительно, указания не обсуждали — выполняли. «Законник» пояснил, что требования его людей правомерны и собеседник «должен внести плату «на черное», а взноса в 100 тысяч слишком мало. Нужную сумму ему назовут подручные, после уплаты сможет сидеть «спокойно и безопасно». А гарантией тому — «слово вора». Поборы «на черное» означали поддержку «черной масти» и порядков воровского мира на территории режимных учреждений со смотрящими за зоной, бараком и даже камерой. В «красных зонах» внутреннее управление — на тех, кто проводит линию сотрудников ФСИН и начальника колонии.

По версии МВД, под криминальным влиянием Реваза Кахмазова находилось лишь одно исправительное учреждение в Татарстане — свияжская колония строгого режима №5 под Казанью, а также колония №2 в Рязани и колония №6 в Рязанской области. Кроме того, сбежавший в Грецию вор смог установить свои порядки в трех изоляторах Московской области — в Зеленограде (СИЗО-12), в Кашире (5) и Егорьевске (7), полагают силовики.

Раскрутка этого дела началась именно с Подмосковья. После того как один из заключенных официально заявил — с него требуют 10 млн рублей. Под протокол он рассказывал — все началось, когда в СИЗО узнали, что он дал свидетельские показания о чужом преступлении. Ему передали телефон для разговора с «положенцем по централу», который озвучил весомую для арестанта сумму и сказал заплатить ее вору в законе Резо Лоткинскому.

Иначе последует расправа: «Будет содержаться в камере для пассивных гомосексуалистов — в так называемой «петушатне», или в «петушиной хате», создадут невыносимые условия содержания в СИЗО. Его ждут многократные насильственные действия сексуального характера и смерть». Также «смотрящий» пригрозил убийством и изнасилованием жены. Жертве одолжили телефон, и тот умолял жену и партнера собрать деньги и отправить на QIWI-кошелек с указанными реквизитами. Однако миллионов вор и его ставленники не дождались. Поступило меньше 80 тысяч. Побои и веб-разговор с Резо ничего не изменили.

К финалу следствия оперативникам угрозыска и сотрудникам следственного департамента МВД России удалось установить 13 потерпевших, из которых угрозами и силой выбивали 16,7 миллионов рублей. По данным источников «Реального времени», в поиске пострадавших помогла прослушка телефонных переговоров, причем спецслужбам удалось получить записи общения самого Резо и его подручных.

Что до реального ущерба, то он значительно меньше 17 вымогаемых миллионов — 1,3 миллиона рублей. Самую большую сумму в черную кассу ОПС внес арестант, с которого требовали 3 миллиона и успели получить 400 тысяч. Пока фигуранта не освободили под домашний арест.

Большая часть таких доходов, по версии обвинения, уходила Кахмазову — путем зачисления на счета его супруги Даниеллы Корлеоне, которая предпочла «мафиозную» фамилию родной — Бондаренко.

Финансовый план для «положенца» и тюремная валюта

В полиции не без оснований полагают — вскрытые эпизоды составляют лишь часть реальных поборов.

Один из потерпевших по делу сам был «положенцем» по одному из СИЗО Подмосковья, но за решеткой подсел на героин и за это лишился криминальной должности. А после смещения сам был вынужден платить «за спокойную жизнь и безопасность». На следствии он дал показания против Кахмазова. В частности, сообщил — Резо ставил перед ним как перед «положенцем» четкую задачу — доить арестантов и ежемесячно переводить не меньше 100 тысяч рублей.

На роль дойных коров чаще всего выбирали мошенников и барыг-наркоторговцев. Говорили, мол, они занимаются позорным делом и должны платить. Порой искусственно создавали ситуации конфликта. Сначала Резо направлял «прогон» — сообщение для преступников, что в этом централе наркотики продавать-потреблять запрещено. При этом торговля не прекращалась — просто выбранную жертву ловили на покупке-продаже подручные ставленников вора и ставили на счетчик.

Цинизм происходящего в том, что на счету Лоткинского — три судимости за наркотики. Его первый срок за кражу был условным. За решетку он попал за хранение таблеток в 2005 году. Тогда говорил полиции — лечился от наркозависимости в Германии. Не помогло.

В ходе следствия оперативники делились с журналистами информацией о размерах поступлений по счетам донны Корлеоне — до 2 млн евро в год. Тут могли быть не только тюремные поборы, но доходы криминального сектора на воле от наркотиков, азартных игр, торговли чужим телом.

Как выяснило «Реальное время», статус потерпевших в деле получили шесть зэков из татарстанской колонии строгого режима №5 в Свияжске. Туда Резо Тбилисский в апреле 2017-го назначил своего положенца за зоной — Бориса Авдиенко, он же Борис Черный, осужденного за разбой и похищение человека.

Доверенными лицами уроженца Баку Авдиенко в колонии стали, согласно обвинению, представители «блатных» — Артур Авагян (Армян), Евгений Паламарчук (Одесса) и Станислав Федосов (Ганджик). Последний «прославился» в Татарстане после суда за зверское преступление 2006 года — в Казани 19-летняя девушка была изнасилована, задушена, после чего убийца расчленил тело и развез части по трем районам города. За что в 2014-м получил 20 лет колонии строгого режима. Позже срок снизили до 17 лет.

По версии обвинения, члены татарстанской ячейки ОПС вымогали у осужденных от 100 до 200 тысяч рублей — всего более 800 тысяч рублей в период 2017—2018 годов. Всех потерпевших сначала крепко избивали — порой на глазах у других зэков, а затем обещали секс-насилие и мучительную смерть. Один раз местом вымогательства стал спортзал колонии. Причем пострадавший зэк рассказывал в полиции — опасаясь выполнения угроз, приобрел прямо в колонии для связи с волей мобильный телефон — выменял на 15 блоков сигарет, ранее полученные в передачах от жены. Загрузил на телефон приложение платежной системы, получил перевод от суженой в 17 тысяч и перечислил их вымогателям «черной масти».

Переговоры Нейдера и ставленники в Подмосковье

История вымогательств у осужденных Татарстана упоминается в приговоре ставленника другого вора — «положенца по Татарстану» Сергея Нейдерова, которого Верховный суд РТ приговорил к 9,5 года колонии строгого режима. Нейдеров сообщал, что он лично разговаривал с вором Резо по ситуации в свияжской колонии.

Активная фаза расследования по делу ОПС совпала с задержанием начальника свияжской ИК-5 Малика Хуснетдинова. Ему предъявили серию взяток за доставку на зону 29 мобильных телефонов. Правда, на предыдущем месте работы — начальником казанской колонии №18.

Нейдеров сообщал, что он лично разговаривал с вором Резо по ситуации в свияжской колонии. realnoevremya.ru/Карина Аброськина

Иметь средства связи осужденным запрещено. Однако, как показывает дело ОПС, благодаря мобильникам в местах несвободы совершались и совершаются новые преступления. Несмотря на охрану, досмотры и борьбу с «оборотнями» в системе ФСИН.

Доверенными лицами беглого Резо силовики считают еще трех подсудимых. По версии обвинения, Кахмазов назначил «положенцев»: в СИЗО-12 Подмосковья — рецидивиста-москвича Дмитрия Тихомирова, он же Тихий, в СИЗО-7 — Бабека Поладова, в СИЗО-5 — некоего Расула (по делу он проходит в качестве неустановленного лица), а в рязанскую колонию №6 — своего земляка Кобу Гогохия, гражданина Грузии.

Ставленники вора в свою очередь подключили к поборам на «черное» — Александра Жерелина, Хачатура Оганяна, Овика Адлояна, Ираклия Бигваву и неустановленных лиц, за что получили обвинение в руководстве преступным сообществом наряду с заочно обвиненным и арестованным Ревазом Кахмазовым.

В свое время портал «Прайм Крайм» рассказывал — до объявления в международный розыск Лоткинский жил в Греции, в роскошных особняках в Афинах и Салониках, ездил на Maserati и Mercedes. Отдыхал в Каннах и Ницце. Баловал любимую женщину — Даниеллу, увлекшуюся конкуром. Как-то на день рождения подарил коня за 700 тысяч евро.

По версии МВД, большая часть собранных ОПС средств направлялась Кахмазову. Об отчислениях в «общак» на помощь сидельцам в обвинении ничего не говорится.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 30 май
    Астагафирулла! Что только не происходит, да ещё в правоохранительных местах
    Ответить
  • Анонимно 30 май
    и сколько правоохранителей в этом участвовало, было бы интересно узнать
    Ответить
  • Анонимно 30 май
    Мерзкие типы
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров