Вспоминаем турнир, который открыл Валерия Карпина

35 лет назад прошел последний футбольный турнир в рамках Спартакиады СССР

Вспоминаем турнир, который открыл Валерия Карпина
Фото: vk.com

Футбол не входил в программу последней Спартакиады народов СССР, состоявшейся в 1991 году. Поэтому последним выступлением футболистов стал 1986 год, когда игры турнира принимала Советская Украина. Специально для «Реального времени» о том турнире подробно рассказывает один из его участников — Дамир Камалетдинов, в прошлом игрок душанбинского «Памира», а сейчас один из сильнейших тренеров казанского футбола и мини-футбола.

«Москва получала усиление, призывая в армию, а у нас играли демобилизованные»

— Дамир, в этом году Минспорта России будет проводить Спартакиаду сильнейших - некий аналог соревнований, в которых ты принимал участие в 1986 году. Извини, что напоминаю, возможно, не о самой приятной странице твоей футбольной карьеры.

— Ты имеешь в виду стартовое поражение сборной Таджикистана от Москвы — 0:8. Тут две стороны медали. Во-первых, Москва была необычайно сильна. Достаточно назвать моих ровесников — Харина, Кирьякова, Колыванова.

— Извини, сразу перебью: их не было на том турнире.

— Да, ты же мне посылал составы Спартакиады, чтобы детально ее вспомнить. Их не было тогда, но я с ними пересекался на многочисленных стартах советского периода — «Кубок надежды», «Кубок Юности», «Трудовые резервы», знаменитая «Переправа». И вот на каком-то из турниров мы играли против Москвы со всеми перечисленными игроками, тогда их регалии озвучивал диктор на стадионе, представляя составы, а про нас сказал нечто вроде того, что футболисты Таджикистана всегда отличались какими-то игровыми качествами. Больше на тот момент и сказать было трудно, поскольку даже наш флагман «Памир» дебютировал в высшей лиге только в 1989 году.

— И все же Москва и на Спартакиаде была очень сильной, тем более что к местным игрокам, вроде Андрея Моха, успели добавить призванных в армию в ЦСКА и «Динамо» литовца Вальдаса Иванаускаса, украинца Олега Моргуна, а также Гаглоева из Орджоникидзе, Муштруева из Рязани.

— Вот именно, они получили такое пополнение из футболистов, призванных в армию. А мы, наоборот, получили демобилизованных футболистов, как тех же Виталия Ручкина и Виктора Тупейко. Причем реально служивших, а не игравших там в футбол за армейские команды. Причем Тупейко служил в десантных войсках, приехал весь такой накачанный, с редкими для того времени наколками типа «ВДВ», «Пуля» и так далее. Он потом в заключительном матче с Грузией (2:2) повздорил с кем-то из соперников, пообещав с ним разобраться после игры. Тот реально был напуган.

Но с Москвой стартовый матч сложился так, что уступили — 0:8, после чего наш лидер Мухсин Мухамадиев в раздевалке от досады швырнул бутсы, а наш наставник Леонид Кириленко (16 сезонов в составе одной и той же команды — «Памир») кинул в стену связку мячей. Объективности ради, нужно сказать, что это был не самый лучший состав сборной Таджикистана того возраста.

«За минуту до игры нашего вратаря травмировал свой же футболист»

— Да, если посмотреть на вашу команду, то в большом футболе заиграли только Мухамадиев, Асан Мустафаев, Адьям Кузяев, ты, которому полностью раскрыться помешала травма. В то же время предыдущий состав Таджикистана, который выступал на Спартакиаде 1983 года, это целая россыпь будущих талантов, откуда вышло десять человек уровня высшей лиги чемпионата СССР.

— Ну у Кириленко была основа из тогдашнего чемпиона Таджикистана — команды СКИФ, плюс Мухамадиев и Мустафаев, которых прислали из «Памира» буквально после его календарной игры в первой лиге в Краснодаре. Там еще нелепая ситуация произошла прямо за считанные минуты до начала игры. Наш основной вратарь, кстати, татарин Искандар Сингатуллин, получил травму, и нанес ее товарищ по команде Асан Мустафаев. Он выбил кисть Искандару, и в ворота пришлось становиться резервному голкиперу.

— Мустафаев, кстати, тоже татарин, только крымский. И у него была достойная карьера в чемпионате Украины. Там в одной только «Таврии» из Симферополя играли Сефер Алибаев, Сефер Зейтуллаев, Толят Шейхаметов.

— Да, наши пути разошлись, когда в Крым разрешили возвращаться крымским татарам. Потом он поработал в казанском «Рубине», кстати, на должности селекционера. А в последнее время помогал Мухсину Мухамадиеву в работе со сборной Таджикистана.

— «Памир» и две команды второй лигине маловато было для республики?

— Во времена СССР были и чемпионат Душанбе, и чемпионат Таджикистана с большим количеством команд. По детям-юношам это «Спартак» и «Трудовые резервы», «Мехнат» и «Хосилот», СДЮСШОР, ШВСМ, и ЦОР, Центр олимпийского резерва. Если по студентам, то еще и СКИФ, спортклуб института физкультуры, и множество клубных команд, выступавших на чемпионате города. Тот же «Текстильщик», представлявший текстильный комбинат, «Ирригатор», представлявший Институт Гипроводхоза, водного хозяйства, «Волга» — команда таксистов.

Почему советские немцы не заиграли в футболе Германии

— Мне про «Волгу» говорил Алимжон Рафиков, вспоминая, что там играл его товарищ Евгений Рислинг, немец по национальности, который в основное время работал таксистом.

— В Таджикистан во время и после войны привезли много немцев, которые обосновались целыми деревнями на юге Таджикистана. В нашем спартакиадном составе также играл немец Рудольф Наас. Он затем переехал в Южно-Сахалинск, играл там за местное «Динамо». Рудольф практически сразу после развала СССР переехал на родину предков в Германию.

— Если развивать эту тему с советскими немцами, в Германии были целые команды по хоккею, составленные из уроженцев нашей страны, преимущественно Казахстана и Новосибирска. А из футболистов-немцев на родине предков заиграл только Петр Нейштеттер.

— Начну с того, что уровень советских хоккеистов изначально был выше, чем немецких, в отличие от футбола. Во-вторых, немцы же, вернувшись на историческую родину, какое-то время, от нескольких месяцев до полугода жили в неких лагерях для переселенных лиц, чтобы ассимилироваться в местных условиях, некоторые даже языка немецкого не знали. Потом надо было начинать жить самостоятельно, как-то кормиться, тут не до футбола было. Там другой мой знакомый по футболу в Душанбе, только он татарин, не немец, рассказывал, что устроился на работу в автоконцерн, на сборку автомобилей, и честно признавался, что у него просто не было времени на тот же футбол. Когда мы отправляли ему фотографии с игр, он писал в ответ: «Как я вам завидую...»

— Если говорить о персоналиях, как смотрелся на поле Адьям Кузяев, в будущем поигравший в Набережных Челнах, где родился его сынДалер, ныне игрок сборной России?

— Мы с Адьямом вместе перешли в «Вахш» из Курган-Тюбе, выступавший во второй лиге и многое давший таджикистанскому футболу в качестве команды, где обкатывалась молодежь. Тем более что федерация футбола СССР приняла на тот момент новый регламент, согласно которому в командах второй лиги обязательно должны были играть молодые футболисты, если не ошибаюсь, до 18 лет, и я как раз подходил под этот пункт регламента.

Середина восьмидесятых запомнилась как время перемен в молодежном футболе

— Федерация футбола СССР, кстати, постоянно стимулировала привлечение молодых футболистов во второй лиге. Был еще пункт регламента, который не разрешал во второй лиге иметь более шести футболистов старше 25 лет.

— Такого пункта регламента я не помню, может, потому что он меня тогда не касался. И в том же «Вахше» играли возрастные Ичевский, Палабуюк (несмотря на украинскую фамилию, его звали Нариман Мустафаевич), прошедшие школу «Памира», но в целом, повторюсь, в команде обкатывали тех воспитанников, которые пока еще не дотягивали до уровня «Памира». Помимо Кузяева, из нашей сборной со Спартакиады там играл еще и Голиб Джураев.

— Младший брат Толиба Джураева из спартакиадного состава 1983 года?

— Нет, они однофамильцы с практически одинаковыми именами Голиб и Толиб. Вот такое совпадение. Там играли еще Евгений Лиферов, Рустам Забиров...

— Будущий игрок «Рубина».

— Да, он поиграл в Казани, но в основном выступал в чемпионате Узбекистана. Так вот, вспоминая и анализируя прошлое, могу сказать, что они, наверное, усилили бы нас на Спартакиаде, если бы были приглашены в окончательный состав.

Еще запомнилось, что Спартакиада 1986 года пришлась на некое время перемен, касавшихся юношеского и молодежного футбола в стране. К примеру, свою ценность растерял турнир «Переправа», придуманный вашими коллегами из еженедельника «Футбол-Хоккей». Само по себе оказаться в числе героев этого популярного еженедельника было огромным стимулом для игроков преимущественно из команд второй лиги и чемпионатов разных республик. Так еще там, в Краснодарском крае, собирались, назовем их так, селекционеры со всего Союза. Турнир помогал заявить о себе на всю страну, и этим шансом многие воспользовались, включая недавнего тренера сборной России Станислава Черчесова, игравшего тогда во второй лиге за Орджоникидзе. А затем регламент «Переправы» изменили, и это были уже не турниры для сборных республик, а чемпионат спортобществ, затем команд спортинтернатов. Наша Спартакиада была разбросана по нескольким городам Украины и тоже не напоминала цельный турнир. К примеру, там играл Валерий Карпин за сборную Эстонии, но я его молодым и мало кому известным на тот момент футболистом так и не увидел, поскольку матчи его сборной проходили в других городах Днепропетровской области — Никополе и Орджоникидзе. А так мы сыграли три игры, а остальное время, по сути, просидели в гостинице, поскольку порядки в том составе были строгими, дисциплина была на первом месте. Я, кстати, и «Переправу» играл на Украине, только на Западной — в Тернополе.

Собирались в декабре в Хосте, где ранее проводили сборы

— Не ощущали тогда предвзятого отношения «западенцев»?

— На том турнире нет, но уже когда начал играть за «Памир», неприятнее всего было ездить во Львов. Вся остальная Украина ничем не отличалась от СССР, а вот Львов и его «СКА-Карпаты»...

— Хватит об Украине, давай о футболе твоей родины.

— Повторюсь, Курган-Тюбе и Ленинабад, ныне Ходжент, служили фарм-клубами для «Памира», хотя там и местные игроки были очень неплохие, в том же «Вахше» это и Салохиддин Гафуров, Ураз Туракулов, которые решили остаться в родной команде, пребывая там на первых ролях и хорошо зарабатывая, это тоже не надо отрицать.

Увы, из состава на Спартакиаде мы недосчитались нескольких человек, ушедших из жизни. Трагически погиб Искандар Сингатуллин, который вместо футбола ушел в бизнес, причем развивал он его в Бельгии. Там, кстати, в академии «Антверпена» занимался и его сын. Сам же Искандар погиб, гоняясь на московском водохранилище. Мой близкий друг Ибодулло Каюмов работал в таджикистанском футболе, но не смог пережить болезнь, связанную с болезнью почек, хотя у него была пересадка почек. Сергей Ледовской ушел. С тем же Искандаром у меня связана любопытная история, когда он пригласил меня в один из моих приездов в Москву на турнир «Кубка Содружества» в свою компанию, где были сплошь бизнесмены, в основном из стран бывшего СССР. Мы отдыхали, а потом грузины предоставили нам с товарищем очень крутой автомобиль, чтобы довез до гостиницы. Я удивился оказанному почету, на что Искандар объяснил: «Дамир, ты был один из немногих в той компании, которым ничего не нужно было от нас в плане денег».

Кстати, мы, игроки «Памира» разных лет, 10 декабря прошлого года собирались в Хосте Краснодарского края, в намоленном месте, которое многие помнят по проведению предсезонных сборов. Многие приехали, разве что Алексея Чередника мы не дождались. Он уехав из «Памира» в «Днепр» и, став в качестве его игрока олимпийским чемпионом Сеула-1988, не смог выехать с Украины, поскольку, по его словам, СБУ предупредило о возможных проблемах при пересечении границы с Россией.

— И это события 10 декабря прошлого года, за два месяца до начала спецоперации.

— Да, и нам пришлось общаться по скайпу. Там, на Украине, осел еще Владимир Сысенко, также поигравший за «Рубин» еще во второй лиге. Так что многих наших раскидало по всему свету, не только в Германию или в Южно-Сахалинск, как Нааса. Сейчас, кстати, на другом конце России, в заполярном Мурманске, работает Адьям Кузяев. Хотя, когда мы жили в Таджикистане, никому оттуда не хотелось уезжать. К примеру, меня приглашали в московское «Торпедо», куда ранее перешел Олег Ширинбеков. Кстати, он также был на нашей встрече в Хосте, мы освежили в памяти тот этап жизни, когда могли стать одноклубниками.

Джаудат Абдуллин, фото из личного архива Дамира Камалетдинова
Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

СпортФутбол Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров