Артур Назиуллин: «Творческая дружба с Татарстаном — основа братских отношений двух соседних республик»

Гендиректор Национального симфонического оркестра Башкортостана — о втором пришествии коллектива в Татарстан

7 и 8 апреля в Казани даст концерты Национальный симфонический оркестр Башкортостана. Музыканты впервые побывали с сольным концертом в Татарстане только в прошлом году, теперь они везут сразу две программы — национальной академической музыки башкирской и татарской композиторских школ, а также концерт мировой классики. Руководитель коллектива Артур Назиуллин рассказал «Реальному времени» о давней дружбе с Татарстаном, абсолютной новинке — симфонии башкирского композитора, и о том, почему оркестр не летает в Казань, а выбирает автобус.

Теперь — ежегодно

— Артур Искандарович, как же так получилось, что мы, соседи, начали дружить государственными симфоническими оркестрами только год назад? Ведь вашему оркестру — 30 лет.

— Думаю, этот вопрос надо адресовать скорее не ко мне, а к прежнему руководству. Но отмечу, что наш оркестр приезжал в Казань и раньше, но не с сольными концертами, а в рамках культурного обмена наших республик — Дней Башкортостана в Татарстане, например. Я возглавил оркестр в 2018 году и очень рад, что с приходом нашей команды мы сделали выступления нашего оркестра в главном концертном зале Казани ежегодными.

— Часто обновляется команда?

— Как и в любом коллективе. Мы приглашаем новых музыкантов, членов администрации, которая организовывает работу оркестра. Это нормальное развитие, естественный процесс. Наш ориентир — максимальное повышение уровня исполнения симфонической музыки, а также привлечение в творческий коллектив музыкантов федерального и международного уровня.

«Оркестр — как футбольная команда»

— Приглашаете музыкантов в том числе из Татарстана?

— Да, с прошлого сезона в нашем оркестре работают несколько музыкантов из вашей республики, выпускники Казанской консерватории. Я вообще к Казани неравнодушен, учился несколько лет в специальной музыкальной школе при консерватории. Сохранились дружеские связи и с руководством республики, и с творческой интеллигенцией. Понятно, что первое место, куда я поехал смотреть хороших музыкантов в нашей команду, это Татарстан.

— Кого же вы у нас забрали?

— С прошлого года у нас работают флейтистка Ксения Мороз, фаготисты Ильназ Фаррухшин и Александр Павлов, а также скрипач Наснбилиг Та. Но что значит «забрал»? Понимаете, симфонический оркестр — как футбольная команда, в которой показывают свое мастерство легионеры из разных стран. Всегда присматриваем музыкантов, которые могли бы принести большую пользу культуре нашей республики, достойно «сыграть» за нее.

«Растим» башкирскую музыкальную элиту

— Коллектив у вас, похоже, молодой. Каков средний возраст музыкантов?

— Около 35 лет, и меня это очень радует. Я часто привожу цитату главного дирижера Московской филармонии, легендарного маэстро Юрия Симонова, под руку которого я очень много играл, когда он дирижировал молодежным оркестром стран СНГ, был такой проект. На вопрос «Чем юношеский оркестр отличается от взрослого?» он отвечал: «Абсолютно ничем. Такие же невнимательные люди, которые все всегда забывают. Но у них есть один плюс — они пока еще любят музыку». Шутка, конечно, но доля правды в ней имеется. Да, у нас есть и корифеи, у которых учится молодежь, чтобы потом самостоятельно, по-своему строить карьеру. У нас даже есть стажерская программа, по которой к нам приходят работать студенты или выпускники Уфимского института искусств. Мы присматриваемся к ним, если нас все устраивает, приглашаем на работу и заключаем контракт. Так мы «растим» башкирскую музыкальную элиту.

Поиграть на благо родины

Говоря о «легионерах», остались ли в оркестре зарубежные исполнители?

— К нам вернулись выпускники музыкальных образовательных учреждений Башкортостана, которые в свое время разъехались работать в оркестры Европы и Америки, вести там педагогическую деятельность. Например, из Швейцарии вернулся ярчайший виолончелист Рустем Хамидуллин. Поработать на благо родины приехал и прекрасный кларнетист Руслан Валеев, поработавший во многих оркестрах России и Китая. И многие другие музыканты вернулись. Собственно говоря, вернулся из Москвы и я сам по приглашению руководства республики. Важнейшим для развития оркестра стало приглашение на должность главного дирижера НСО РБ маэстро Дмитрия Крюкова — одного из самых востребованных молодых дирижеров России, который долгое время работал дирижером Большого театра и до сих пор остается дирижером Государственной академической симфонической капеллы России. С точки зрения географии неважно, откуда приехали музыканты, главное — чтобы они играли, а наши солисты находятся в прекрасной форме.

Получается, что оркестр полностью укомплектован. Но известно, что, выходя из стен образовательных учреждений, молодые музыканты не могут найти работу. Есть ли такая проблема в Башкортостане?

— Скажу немного про другое. Я сам много работал в Москве, но ситуацию знаю в целом по России. Есть нехватка не в коллективах, а в профессиональных музыкантах, которые могли бы принести пользу этим коллективам. Когда человек обладает определенным багажом — талантом, знаниями, желанием быть полезным — он будет востребован всегда. Не раз уже поднимался вопрос о необходимости оркестровых классов в консерваториях. На Западе, где я стажировался, это применяется повсеместно. Так что закончить консерваторию — не значит, что место в хорошем оркестре тебе гарантировано. Если говорить про Башкирию, то я лично мониторю всех учеников и студентов-музыкантов. Еще до окончания вуза мне их показывают, и если я вижу потенциал, то буду в дальнейшем иметь их в виду, даже если на данный момент в оркестре нет вакантных мест. Тут мне помогает работа по выявлению талантов с благотворительным фондом Владимира Спивакова, которую я вел как до переезда в Уфу, так и сейчас, оставаясь директором благотворительного фонда Владимира Спивакова в Башкортостане.

Требуется «Боинг» Уфа — Казань

Как часто обновляете инструменты, где приобретаете их? Есть ли среди них уникальные, мастеровые?

— Мы, как и большинство оркестров, ведем ежегодную закупку инструментов, за что очень благодарны нашему учредителю — Министерству культуры Башкортостана и правительству республики. Сказать, что мы покупаем скрипки Страдивари — такого нет, не похвастаюсь. Но покупаем мы инструменты на очень весомую цифру. Если мы приобретаем деревянные и медные духовые инструменты, а также ударные, то это, как правило, абсолютно топовые в мире инструменты с ценником в несколько миллионов рублей каждый. Со струнными ситуация не такая радужная, пока мы ее выправляем. Закупка имеет определенный лимит, и бюджета на приобретение струнных коллекционных инструментов за сотни тысяч евро пока не выделяется.

— Как, вы ездите на гастроли? На чем возите инструменты?

— Мы очень мобильны. В Казань мы поедем на своих автобусах, в дальние поездки по стране, в Санкт-Петербург или Москву, мы летаем. Я большое внимание уделяю комфорту артиста, сам много гастролировал. В Казани в этот раз мы будем играть симфонию «Титан» Густава Малера, в которой задействовано более 90 музыкантов. А из Уфы в Казань летает такой небольшой двухпропеллерный самолет — в него мой оркестр, даже без инструментов, просто не поместится. Нужен «Боинг», не меньше.

— Говоря о программах, чем порадуете в этот приезд? Прозвучат ли премьеры?

— Благодаря нашей дружбе с Казанью, родилась идея провести два концерта с абсолютно разными программами. 7 апреля будет звучать татарская и башкирская музыка, увертюра к опере «Салават Юлаев» Загира Исмагилова, увертюра «Нафиса» Назиба Жиганова, «Башкирская лирическая сюита» Хусаина Ахметова, фрагменты из балета «Шурале» Фарида Яруллина, «Литания» Леонида Любовского, сюита «Симфонические танцы» Рашида Калимуллина, «Симфонические сцены» Лейлы Исмагиловой, симфоническая поэма «Золотой трон Гефеста» Валерия Скобелкина. В этот день запланирована и премьера — недавно написанная Симфония № 6 башкирского композитора Рустэма Сабитова. В Уфе она впервые прозвучит 24 марта, затем мы повезем ее в Казань. 8 апреля — мировая классика, Увертюра к опере «Свадьба Фигаро» и Концерт для кларнета с оркестром Моцарта и Малер, о котором я уже говорил.

В 13 лет — на сцене БКЗ

— С какими татарстанскими оркестрами вы сотрудничали?

— Я, как кларнетист, много поиграл с Государственным симфоническим оркестром Татарстана и во времена Фуата Мансурова, и с Александром Сладковским. Кстати, тот самый концерт Моцарта, который мы везем, я впервые исполнил именно в Казани, с ГСО, мне было 13 лет, на сцене Большого концертного зала. С Александром Сладковским мы давние творческие партнеры. Я много участвовал в фестивалях Дениса Мацуева, где дирижером выступал маэстро Сладковский, кроме того, Александр Витальевич приезжает к нам, например в 2019 году, на открытие концертного сезона. Не только я дружу с Татарстаном, наш главный дирижер Дмитрий Крюков ежегодно принимает участие в концертах ГСО.

Что вы ждете от поездки, каких впечатлений?

— Мы не ждем, мы едем в дружескую республику сыграть прекрасную музыку в отличном зале. Кстати, кроме БКЗ у вас есть еще ряд великолепных залов: Органный зал в Набережных Челнах и Дом народного творчества в Нижнекамске, куда мы и отправимся после казанских концертов — там нас тоже ждет наш глубокоуважаемый зритель. Кроме того, меня попросили провести мастер-классы для кларнетистов в Казани. Так что работаем, исполняем великолепную музыку, дружим и планируем делать это и дальше, ведь Татарстан и Башкортостан — это исконно ближайшие соседи и партнеры, в том числе и в культуре и искусстве.

Анна Тарлецкая, фото предоставлены пресс-службой Национального симфонического оркестра Башкортостана
ОбществоКультура БашкортостанТатарстан Сладковский Александр ВитальевичГосударственный симфонический оркестр ТатарстанаГБКЗ ИМ. С.САЙДАШЕВА
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 23 мар
    Хорошо, что некоторые понимают, что нам, надо дружить и быть в согласии
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров