«Новый 1992-й»: штурм прилавков в «Детском мире», рынки Казани и заграничные стажировки педагогов

Спецпроект «Реального времени»: какой была жизнь республики 30 лет назад. Часть 11-я

«Новый 1992-й»: штурм прилавков в «Детском мире», рынки Казани и заграничные стажировки педагогов
Фото: Юрий Краснов / pastvu.com

Татарстан проводил 2021 год и встретил 2022-й в условиях ковидных ограничений, готовясь отразить очередные удары пандемии. Редакция «Реального времени» вспоминает период, в чем-то очень похожий на нынешний: как ровно 30 лет назад, в начале 90-х, республика и вся страна также адаптировались к новым реалиям жизни, хотя и другого характера. Для наглядности предлагаем подготовленную нашими корреспондентами серию дайджестов по газетным статьям того времени. Часть обсуждаемых в прессе тем и реформ уже канули в Лету, но есть вопросы, которые и по сей день остаются для нас актуальными.

«Прилавки брали штурмом…»

Своеобразным аналогом «черной пятницы», когда из-за больших скидок покупатели штурмуют магазины, можно назвать то, что происходило в Казани на заре 90-х, если в магазинах неожиданно появлялся заграничный товар. Только тогда дело было не в скидках. «Прилавки брали штурмом», писали казанские газеты, в первый день торговли турецким и итальянским трикотажем в здании «Детского мира». Причин такого неожиданного народного волнения было несколько. Во-первых, дефицит импортных товаров, а во-вторых, отсутствие практически любых товаров в перестроечные, постсоветские годы. В-третьих, скромный бюджет татарстанцев в 1992 году. А здесь мало того, что продавали перекупленные в Польше свитера и спортивные костюмы (за 4,5 млн рублей), так еще и дешево. Под «аккомпанемент бьющегося стекла» продавцы буквально кидали свертки с товаром через прилавки покупателям, витрины «Детского мира» кое-как выдерживали напор проголодавшегося по качественной продукции народа, охрана баррикадировала вход в зал.*

«Ровно в 10:00 прозвенел звонок и толпа, минуя первый этаж «Детского мира», устремилась на второй. У отдела с плакатом во всю стену «Распродажа импортных товаров» народ остановился, огляделся и вытянулся в хвостатую очередь. Так начинался первый день торговли турецким и итальянским трикотажем.

— Свитера, свитера, дешевые, — шелестела людская масса.

Свитера и спортивные костюмы, детские и взрослые, закупленные казанскими малыми предприятиями «Армада» и «Линтурс» у польских фирм на четыре с половиной миллиона рублей, были действительно симпатичны и сравнительно дешевы. Детский спортивный костюм, к примеру, стоил 450 рублей, детский свитер — 350, взрослый — 900. Кроме того, ассортимент был достаточно широк — двести пятьдесят наименований, то есть исключался вариант «как в инкубаторе». Продавцы пошли даже на то, чтобы снижать цены на вещи, которые не будут пользоваться спросом. Впрочем, судя по первому дню торговли, вряд ли до этого дойдет дело <...>.

Первые несколько минут народ вел себя интеллигентно. Но вдруг задние ряды резко поднаперли и, сметая все на своем пути, в узкий проход ринулись люди. Прилавки брали штурмом, как Зимний, закачались, грозя упасть, стеклянные витрины, послышались крики придавленных. Дежурившие в секции молодые ребята — работники малых предприятий — обливаясь потом, успели забаррикадировать вход в зал. Толпа дрогнула и остановилась, но хвост очереди успел уменьшиться втрое.

Сама торговля напоминала игру в пинг-понг: продавцы хватали с полки первые попавшиеся свертки, кидали их покупателям, те, подхватив, разворачивали, если вещь не устраивала, бросали ее обратно. Все это — под аккомпанемент бьющегося стекла и ругательств. Тем, кто с боем все же урывал себе обновку, предстояло последнее испытание — протиснуться к выходу. Здесь уже все зависело от комплекции и проявленных способностей.

— Женщина, покажите свитер, — обступили одну счастливицу, прорвавшуюся сквозь толпу. — Да какой покажи, отдышаться бы! — едва выговорила женщина и схватилась за сердце <...>.

По словам организаторов распродажи, это не последний завоз импорта в Казань. Не знаю рискнут ли они в следующий раз осчастливить горожан, ведь впереди у них еще два тяжелых торговых дня. Кстати, народ не оценил подвига «подвижников», обвинив их в том, что они специально дешево продавали товары, чтобы организовать такое столпотворение. Виновниками оказались и корреспонденты «Вечерки», спланировавшие штурм, чтобы пощелкать фотоаппаратом. Вот и делай после этого добро людям.

Э. Славина, О. Косов (фото)».

«Куплю-продам. И все культурно»

Почти в те же недели казанские власти были вынуждены пойти навстречу просьбам населения и организовать санкционированные рынки. С 1 августа 1992 года каждый казанский район получил свою площадку для разрешенной уличной торговли вещами. Это не сразу решило проблему самого «рыночного дефицита» — удивительно вспомнить, что на тот момент в миллионной Казани был лишь один уличный «базар» — на улице Тукая, где обстановка при этом была не менее напряженной, чем в «Детском мире» в «день открытых дверей» по торговле турецким импортом. Причем хаос там царил каждый день. Легендарную «сорочку», о которой мы писали в предыдущих дайджестах, успели ликвидировать. При этом казанские власти, чтобы не случилось столпотворения пошли на новшество: за вход на районные рынки платили не только продавцы, но и потенциальные покупатели — по 5—10 рублей на брата. Внезапный интерес к рынкам и турецкому импорту можно объяснить еще и тем, уже полузабытым для нас, фактом, что 1 июля 1992 года был введен свободный курс рубля, после чего рубль сразу же вырос до 125 рублей за доллар.*

«Постановлением главы администрации столицы с 1 августа в каждом районе будут действовать свои вещевые рынки. Всем известно, что обстановка на единственной пока толкучке, расположенной вдоль улицы Тукая, просто удручает. И чисто внешне, и в смысле тесноты и полнейшего беспорядка, и в смысле криминальной ситуации.

А что делать, если в миллионной Казани после ликвидации знаменитой «сорочки» в поселке Нагорном не было ни одного вещевого рынка? И вот, наконец, принято долгожданное решение: такие рынки будут действовать в каждом районе. Уже определены места их расположения: в Бауманском районе — стадион «Автомобилист» (ул. Тукая, 24), в Вахитовском «Суконный» рынок (ул. Калинина, 1), в Кировском — стадион «Юдино» (поселок Юдино), в Ленинском — рынок в Соцгороде (ул. Белинского), в Московском — Московский рынок (ул. Ш. Усманова, 1), в Приволжском — Приволжский рынок (проспект Победы, 40).

Стоимость входных билетов ориентировочно будет равна: для продающих — 20—25 рублей, для покупающих 5—10 рублей. Так что желающих просто потолкаться станет поменьше, а вот культуры, может быть, будет побольше. Добавим, что в 1994 году городские власти обещают построить для казанцев и центральный вещевой рынок, который будет расположен в Московском районе на ул. Химиков.

«ЭКО-информ».

«50 тысяч за временную свободу»

С новым духом свободы и либеральными веяниями Запада в новый постсоветский Татарстан пришли и либеральные судебные идеи. А именно — освобождение под залог, о котором простым жителям Татарии было относительно известно разве что по мыльным сериалам и западным фильмам, где шокирующе просто из-под ареста выходили на свободу не только мелкие мошенники, но и прожженные мафиози. В СССР практика была редкой, а в новейшей России внести в залог можно было даже драгоценности. Любопытно, но с 1991 по 1992 годы стоимость временной досудебной свободы из-за чудовищной инфляции выросла ровно в 10 раз: с 50 до 500 тысяч рублей.*

«Заплатив кругленькую сумму, задержанный по подозрению в совершении преступления может оказаться на свободе.

С недавних пор освобождение под залог начало практиковаться в нашем городе. Законом подобная возможность временно вырваться из-за решетки предусматривалась еще с 1961 года, однако использовалась она крайне редко. Теперь залог можно внести деньгами либо драгоценностями.

Право «выпускать» или «не выпускать» закреплено за следователем, ведущим дело. Решение он принимает только с санкции прокурора. Залог за подследственного могут внести как частные лица, так и организации. Сколько же надо заплатить, чтобы хотя бы временно покинуть камеру? В прошлом году для этого хватало и 50 тысяч. Сейчас требуется примерно раз в десять больше. После суда, вне зависимости от его исхода, деньги заплатившему возвращаются. В свою очередь, оказавшись на свободе, он должен вести себя «примерно» и не пытаться оказать давление на ход следствия. Как правило, выпущенный под залог также остается в поле зрения правоохранительных органов».

«Меджлис опустел наполовину»

Сегодня мало кто помнит, что экс-глава Госжилфонда при президенте РТ Талгат Абдуллин, в советское время возглавлявший плановую комиссию Набережных Челнов, а затем пересевший в кресло заместителя гендиректора по экономике и планированию производственного объединения «Елабужский автомобильный завод», ровно 30 лет назад возглавлял еще и милли меджлис татарского народа. В СМИ структуру окрестили «теневым парламентом». Пока на площади Свободы тысячи людей требовали свободы для Татарстана от московских пут, в меджлисе выступали его полномочные представители. 1-2 февраля 1992 года в Казани 877 делегатов из районов Татарстана и регионов России впервые собрались на организационный курултай милли меджлиса. А уже в августе 1992 года спикер меджлиса Талгат Абдуллин требовал «национализации природных ресурсов» Татарстана, «ликвидации централизованного управления» и «защиты внутреннего рынка». Абдуллин тогда выражал сожаление, что официальное правительство Татарстана «предложения не воспринимает». Меджлис также требовал для Татарстана собственной армии, полиции и комиссии по контролю за приватизацией.***

«Похоже, что «теневой» парламент начинает заболевать болезнью столь свойственной официальным депутатским структурам. Во всяком случае, в минувшую субботу его третья сессия долго не могла открыться из-за отсутствия кворума. Из 75 депутатских мест в зале были заняты всего 33. «Те, кто не пришел — испугались», — однозначно выразился по этому поводу Заки Зайнуллин, явно раздосадованный поведением своих соратников. Стрелы его критики обрушились даже на головы таких известных сторонников национальной идеи, как Зульфат Хаким и Роберт Батулла, совсем «забросивших работу в меджлисе».

Вообще о том, что в меджлисе назревает очередной скандал, говорила и одна из статей в свежем номере «Суверенитета», который любезно вручали всем желающим при входе. Тот же самый Зайнуллин выступил и здесь с резкой критикой позиции журналиста Талгата Бареева. Последний, оказывается, будучи еще совсем недавно «то ли правой рукой, то ли единомышленником, то ли телохранителем Фаузии Байрамовой», теперь пишет в «Молодежи Татарстана» не то, что надо, причем прежнюю свою «хозяйку» называет не иначе как «известной леворадикальной ханум».

Но вернемся к сессии. Пусть с грехом пополам, но открыть ее все же удалось. В обход всяких регламентов было решено заслушать подряд несколько докладов, а затем также «скопом» их обсудить. Знакомые нотки прозвучали в речи «главного политолога» меджлиса А. Махмутова. «Имперская» Россия, неповоротливое местное руководство... При этом Махмутов сумел сделать несколько любопытных «открытий». Оказывается, правоохранительные органы не переводятся под юрисдикцию Татарстана для того, чтобы российская милиция продолжала бить национальных лидеров. Или вот такой: усилившаяся повсеместно продажа спиртного — возможно, специальная акция по спаиванию татарского народа, чему милли меджлис обязан противостоять.

С докладом об экономическом положении выступил лидер меджлиса народный депутат РТ Т. Абдуллин. Он отметил, что экономическая программа «теневого» парламента включает в себя прежде всего национализацию природных ресурсов, ликвидацию централизованного управления, защиту внутреннего рынка, развитие специализации в сельском хозяйстве. По словам Абдуллина, правительство эти предложения меджлиса не воспринимает.

На подобную же пассивность руководящих структур пожаловался следующий докладчик — К. Шайдаров. По его мнению, в Татарстане нет четкой программы приватизации собственности, в то время как Россия все более активизируется в этом плане. В итоге Татарстан может захлестнуть волна российских приватизационных чеков, а местный план приватизации провалится, что в конечном счете сведет на нет итоги референдума.

Милли меджлис, заявил Шайдаров, должен создать собственную комиссию по контролю за приватизацией.

С речью выступил и З. Зайнуллин, заявивший, что в Татарстане должна быть собственная армия. Он призвал отменить осенний призыв, а вместо него объявить местный «набор», создав для начала свой батальон, остальных же призывников привлечь к альтернативной службе.

— Если не создадим собственную армию, то через 3-4 месяца милли меджлиса не станет,— вещал с трибуны оратор.

Сколько существовать меджлису — покажет время. Очевидно, однако, что потенциал у «теневого» парламента сегодня явно не тот, что был, к примеру, в начале года. Сказывается, видимо, то, что на смену первоначальной эйфории потихоньку приходит трезвое понимание реальной обстановки.

И. Дурманов.»

Фото: pastvu.com

«За морем телушка — полушка, да сто — перевоз»

Происходящее в Татарстане и России завораживало заокеанского зрителя, в том числе и академиков. Так, представители техасского Колледж-Стейшен даже просили казанских педагогов подобрать им нужного преподавателя для таких курсов, как «Жизнь в России» и «Школьная система в России». Между прочим, ныне это не просто колледж, а Техасский университет A&M, являющийся седьмым университетом в США по размерам. У техасцев при этом было множество требований, вплоть до навыков вождения авто. Казанские СМИ едко писали, что по условиям вся годовая зарплата такого педагога, рассказывающего американцам об «ужасах нашего городка», должна была полностью пойти на возмещение расходов по жилью, поездкам на работу и авиабилеты. И называли такую стажировку «дармовым трудом».*

«Завершается выбор кандидатуры учителя, который следующий год проведет в США . Дело в том, что представители города-побратима Брайан Колледж-стейшн (штат Техас) попросили своих казанских коллег подобрать педагога для работы в местных американских школах. Было выдвинуто множество критериев для оптимальной кандидатуры. Среди них знание английского языка, способность общаться с детьми различных возрастов и преподавать такие курсы, как «Жизнь в России», «Русская музыка», «Школьная система в России». Кроме того, требуются навыки... вождения автомобиля.

Инициаторы акции берутся доставить учителя из Нью-Йорка в свой город, обязуются предоставить жилье и транспорт для поездок на работу.

Но. Годовая зарплата казанского педагога полностью уйдет на возмещение этих расходов. Из официальных документов осталось неясным — будут ли у «нашего человека» деньги на продукты и хотя бы минимальную одежду.

А потому непонятно: то ли порадоваться за счастливчика, то ли пожалеть за дармовой в очередной раз труд?

Тем не менее сегодня за право поехать на год в США борются учителя английского языка А. Уразметова (школа №18) и Р. Альмиева (школа №122).

В. Носов».

*«Вечерняя Казань» от 20 июля 1992 года

**«Вечерняя Казань» от 17 августа 1992 года

***«Вечерняя Казань» от 24 августа 1992 года

Подготовили Сергей Афанасьев, Ангелина Панченко
ОбществоИсторияБизнесРозничная торговляВластьОбразование Татарстан Исполнительный комитет города КазаниАбдуллин Талгат МидхатовичШаймиев Минтимер Шарипович
комментарии 5

комментарии

  • Анонимно 29 янв
    жесть фотки, как черная пятница в США 50 лет назад
    Ответить
  • Анонимно 29 янв
    Абдуллин то, оказывается, революционер
    Ответить
  • Анонимно 29 янв
    Страшные, кровавые времена - "шоковая терапия" в РФ.
    В РТ было полегче - "мягкое вхождение в рынок".

    Очередная ленинская "перестройка" марксистской партии и руководимого ей общества закончилась сменой собственников на "заводы и пароходы" - начался "бандитский капитализм".
    Ответить
  • Анонимно 29 янв
    Помню магазин "Икмэк", "Хлеб" около Кольца в полуподвале.
    Вкусный хлеб был.
    Ответить
  • Анонимно 30 янв
    Да, как мы жили!
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров