Культуру — в массы: как и чем повышался культурный уровень советского народа

Культуру — в массы: как и чем повышался культурный уровень советского народа

Советский Союз считал себя «самой читающей страной в мире». Конечно, официально такого рейтинга не существовало, но условными критериями «читаемости» можно считать количестве библиотек и размер книжного фонда на душу населения.

В настольном календаре 1941 года приводятся данные, что в СССР одна библиотека приходилась на 2 197 человек (в США — на 20 331 человека). К тому же обеспеченности книгами тоже была выше: на 86 книг на 100 советских граждан (в Америке — 79, в Японии — 17,4).

Другое дело, что среди издаваемой литературы значительный объем занимали художественные произведения, написанные в стиле соцреализма, на «правильные», рекомендованные властью темы. Таковыми в начале 40-х были: действиях Красной Армии против японских захватчиков, освобождение Западной Украины и Западной Белоруссии, юбилей Сталина, восхваление труда в колхозах и т. д.

Подгружаемся в советскую культуру и литературу. Это спецпроект «Жить в сорок первом», часть 30-я.

Советская культура

Советская культура — итог развития культуры всего передового человечества. Советская культура воплотила в себе и переработала лучшие достижения культуры всех народов.

Выполняя план третьей пятилетки по осуществлению в городе всеобщего среднего образования и завершению в деревне и во всех национальных республиках всеобщего семилетнего обучения, предполагается охватить в 1940/41 г. в средних школах до 36 млн учащихся. Уже в 1939/40 г. в наших школах было более 34 млн человек, что превышает общее число учащихся в общеобразовательных школах Англии, Франции, Италии и Японии, вместе взятых, где в 1938/39 г. учащихся было не более 32 млн.

Интересны сравнительные данные об учащихся начальных и средних школ на 1 тыс. человек населения. В Италии на 1 тыс. человек населения приходится учащихся средних и начальных школ всего лишь 120,1, во Франции — 135,6, в Англии — 144,9, в Японии несколько выше — 168.

В Советском же Союзе на каждую 1 тыс. человек населения приходится 184 учащихся начальных и средних школ.

Не менее показательны данные, характеризующие состояние и роль массовых (народных) библиотек в СССР и в капиталистических странах. По данным 1936—1938 гг., одна библиотека приходится в Соединенных Штатах Америки на 20 331 человека населения, в Италии — на 20 211, в Японии — на 14 774, в Англии — на 4 300, в Германии — на 4 297 человек. В Советском же Союзе одна библиотека приходится на 2 197 человек, т. е. население в СССР обслуживается библиотечной сетью в 10 раз лучше, чем в Соединенных Штатах Америки и в Италии, и во много раз лучше, чем в любой капиталистической стране.

На 100 жителей различных стран приходится в библиотеках и в обращении книг: в Соединенных Штатах Америки — 79, в Японии — 17,4, в Германии — 15,8, в Италии — всего 4,8, а в СССР на 100 человек населения приходится 86 книг. И здесь СССР стоит на первом месте.

Но у нас в школьном деле, как и во всей системе народного образования, имеется еще, к сожалению, немало недостатков и беспорядков. Эти недостатки и беспорядки все еще сказываются и на качестве преподавания, и на качестве подготовленности педагогов, и на качестве воспитания, и на укреплении школьной дисциплины.

В области высшей школы Советский Союз серьезно продвинулся вперед и давно уже занимает 1-е место в мире по количеству высших учебных заведений и широте охвата высшим образованием трудящихся.

В настоящее время СССР имеет свыше 600 тыс. студентов, т. е. больше, чем во всех вузах Англии, Франции, Италии, Японии и Германии вместе взятых. В СССР число студентов индустриальных и сельскохозяйственных вузов в пять раз с лишним превышает общее число студентов Англии, Италии, Германии и Японии.

В СССР в вузах обучается студентов больше, чем в 22 странах Запада. Женщин в вузах СССР обучается в 2,5 раза больше, чем в 22 капиталистических странах Европы.

На 1 тыс. человек населения у нас приходится студентов в два-три раза больше, чем в любой капиталистической, даже самой так называемой передовой стране, вроде Англии, Франции, не говоря уже об Италии и Японии.

Широко развернулась в нашей стране и сеть кино. В 1914 г. у нас было всего-навсего 1 412 киноустановок. В 1939 г. их число возросло уже до 30 тыс. с лишним. Что еще более примечательно, — растет сеть звуковых киноустановок, поднявшаяся за один только 1939 г. на 5 тыс. против того, что имелось в предыдущем году.

Однако, несмотря на то, что наше кино заняло выдающееся и по справедливости принадлежащее ему лучшее место в мировом киноискусстве, создав в буквальном смысле слова шедевры киноискусства, мы имеем и здесь еще серьезное отставание, против которого необходимы срочные меры.

В 1939 г. были выпущены такие картины, как «Ленин в 1918 году», «Щорс», «Великий гражданин», «Член правительства» «Учитель», «Поднятая целина», «Минин и Пожарский», «Степан Разин», «Сорочинская ярмарка».

Но до сих пор не овладели мы и не освоили цветное кино, которое еще не вышло из области экспериментирования. Между тем внедрение как цветного кино, так и стереоскопического является первоочередной и важнейшей задачей в развитии нашего кинодела.

Громадные успехи достигнуты в нашей стране в области искусства, в частности театра. Огромный рост дала театральная сеть. Если в 1937 г. было всего 628 театров, то на 1 января 1940 г. уже имеется 831 театр. Планом 1940 г. было намечено организовать 22 новых театра, что вместе с 19 театрами по западным областям Украинской и Белорусской ССР составит 872 театра.

Известно, какую просветительную, воспитательную, культурную роль играют наши театры. В 1939 г. было поставлено только театрами, находящимися в системе Комитета по делам искусств, 187 868 спектаклей, обслужено было свыше 95 млн зрителей. Одно это говорит уже о гигантской роли нашего театра в деле укрепления и развития нашей социалистической культуры.

Дальнейшим успехам в развитии нашего театра должен был содействовать проведенный в 1939 г. смотр молодых артистических сил. Этот смотр выявил новые замечательные таланты молодых актеров, режиссеров и художников.

Развитие нашего искусства обеспечивается из года в год крупными ассигнованиями по государственному бюджету СССР, в частности ассигнованиями на 1940 г. в 1 257 млн рублей. Каким убожеством выглядят, по сравнению с советским театром и советским искусством, театр и искусство капиталистических стран, буквально погибающие от застоя, рутины, нищеты и безработицы работников искусства.

Велики успехи нашей науки. Академия наук СССР выросла за последние годы в крупнейшее ученое учреждение, высший научный центр нашей страны. Коллектив Академии наук СССР состоит из 132 действительных членов академии и 194 членов-корреспондентов, работающих в различных, но одинаково важных отраслях научного знания.

21 декабря 1939 г. вошло в исторические анналы Академии наук незабываемой датой. Этот день ознаменован избранием почетным академиком нашего великого учителя и вождя Иосифа Виссарионовича Сталина.

Академия наук работает при постоянном и неизменном внимании к ее работе, ее нуждам и интересам со стороны главы советского правительства Вячеслава Михайловича Молотова. За 1939 г. Академия наук, несмотря на все имеющиеся в различных отраслях ее работы отставание и недостатки, сделала значительные и серьезные шаги вперед по пути развертывания своей работы. За 1939 г. Академия наук внесла для внедрения в практику нашего хозяйства свыше 50 законченных работ.

Вот наиболее важные из них:

Это — работа академика М.А. Павлова и профессора Сапожникова по расширению сырьевых ресурсов коксохимической промышленности и улучшению качества доменного кокса. Их работа установила возможность ввода в шихту газовых, тощих, бурых углей, антрацитов и других углей, находившихся до сих пор за балансом коксохимической промышленности. Результаты работ академика М.А. Павлова приняты для широкого внедрения в промышленность.

Это — работа академика Фаворского и старшего научного сотрудника Шестаковского по разработке нового метода получения виниловых эфиров и уксусного альдегида, работа, открывающая новые возможности для получения синтетической уксусной кислоты без применения ртути в качестве катализатора. Применявшаяся в этом производстве ртуть разрушала здоровье работающих, вследствие чего производство синтетической уксусной кислоты в СССР было запрещено.

Это — работа группы ученых под руководством академика Брицке по доменной плавке сырых титано-магнетитовых руд, работа д-ра технических наук Дубровай по парофазно-окислительному крекингу, работы академика Курнакова, академика Зелинского, академика Иоффе и др.

***

Перед нашим искусством стоит задача: бережно храня величайшие шедевры мирового искусства и культуры, опираясь на неисчислимые богатства народов всех прошлых веков, вписать в скрижали духовного развития человечества прекрасную повесть о славном прошлом, настоящем и будущем нашего народа, о будущем освобождении и счастье всех народов.

Перед нашей наукой стоит задача сильнее дерзать, смелее экспериментировать, как сказал товарищ Сталин академику Цицину, смелее продвигаться вперед, приумножая созданные научные богатства и отдавая их на служение нашему народу, нашей борьбе за коммунизм.

Велики победы советской культуры. Эти победы вдохновила исключительная по богатству своего внутреннего идейного содержания и по богатству и яркости красок замечательная сталинская эпоха. На эти победы поднял и повел наш народ и увенчал неувядаемой славой товарищ Сталин.

А. Вышинский

Литература

Литературная жизнь СССР во второй половине 1939 г. и первой половине 1940 г. отмечена появлением ряда новых книг советских писателей и большим оживлением общественной и культурной работы мастеров художественного слова.

Фактом огромного значения является активное участие большого числа писателей в боевых действиях Красной Армии против японских захватчиков на реке Халхин-Гол в Монголии, в операциях, связанных с освобождением братского народа Западной Украины и Западной Белоруссии и в боевых действиях против белофиннов. Писатели и поэты вели работу в фронтовой печати, в непосредственной близости от передовой линии, постоянно выезжали за материалом на передовые позиции, принимали непосредственное участие в боях. В. Ставский участвовал в бою за прорыв линии Маннергейма и был тяжело ранен. За проявленное мужество и боевые заслуги перед родиной он и многие другие из писателей награждены орденами наравне с командирами, комиссарами, красноармейцами, врачами и другими советскими патриотами, совершившими боевые подвиги на полях сражений. Советские писатели показали себя достойными сынами родины.

Шестидесятилетие со дня рождения вождя народов товарища Сталина, состоявшееся в декабре 1939 г., было ознаменовано по всей стране. Советские поэты посвятили товарищу Сталину ряд стихотворений, журналы опубликовали очерки и воспоминания о встречах с товарищем Сталиным, Государственный литературный музей организовал выставку «Сталин и художественная литература».

В связи с шестидесятилетием товарища Сталина советским правительством учреждены сталинские премии, в том числе четыре ежегодных премии по литературе: одна по прозе, одна по поэзии, одна по драматургии и одна по критике. Установление этих премий вызвало широкий отклик в среде писателей, которые высоко ценят внимание и заботу партии и правительства о процветании советской литературы и будут настойчиво трудиться, чтобы как высокую честь и народное признание получить сталинскую премию.

В рассматриваемый период страна наша отмечала ряд литературных юбилеев, из которых многие превращались во всенародный культурный праздник. Эти юбилеи явились мощным толчком ко взаимному ознакомлению народов Советского Союза с высшими достижениями их национальных культур. Многие произведения, известные до тех пор лишь своему народу и узкому кругу специалистов, стали отныне общекультурным достоянием всех народов, были переведены, зачастую впервые, на русский язык и на языки других братских народов.

В 1939—1940 гг. наиболее значительный отклик вызвали торжества в связи с юбилеями Тараса Шевченко, Шолома Алейхема, Коста Хетагурова и в связи с тысячелетием армянского эпоса «Давид Сасунский», пятисотлетием эпоса калмыцкого народа «Джангар», столетием со дня рождения Акакия Церетели, столетием со дня рождения поэта коми И.А. Куратова. В октябре 1940 г. в Чувашии проведено было празднование 50-летия со дня рождения выдающегося сына чувашского народа поэта К.В. Иванова, основоположника чувашской литературы. Широко было отмечено во всей стране десятилетие со дня смерти «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи» — В.В. Маяковского. В этот же период началась и все расширяется подготовка к исполняющемуся в 1941 г. столетию со дня гибели М.Ю. Лермонтова, к юбилеям азербайджанского классика Низами, узбекского классика Навои, юбилею киргизского эпоса «Манас» и классика украинской литературы Ивана Франко.

В числе других событий необходимо особо выделить декаду азербайджанской литературы, состоявшуюся весной 1940 г. Такая декада проводилась впервые. Это начинание явится новой формой популяризации литератур братских народов.

Все эти мероприятия в совокупности активно содействовали взаимному ознакомлению и обогащению советских литератур братских народов. Этой же задаче немало послужил систематически выходящий альманах «Дружба народов», издание «Антологии азербайджанской поэзии» и ряда произведений народного эпоса, фольклора, классиков и современных писателей народов СССР.

Национальная литература за последние год-полтора дала ряд значительных произведений, показывающих творческий рост писателей братских республик. Грузинский прозаик Лео Киачели написал прекрасный роман «Гвади Бигва» на тему о торжестве колхозного труда и об изживании пережитков капиталистической идеологии в сознании людей. Казахский писатель Сабит Муканов написал роман «Загадочное знамя», посвященный освободительной борьбе казахского народа против гнета царских колонизаторов и феодалов-баев.

Молодой армянский писатель Христофор Тапалцян написал роман «Расцвет жизни», показавший победу колхозного строя в Армении.

В поэзии также появилось много произведений, заслуживающих серьезного внимания. Отметим среди них поэму грузинского поэта Георгия Леонидзе о товарище Сталине.

Азербайджанский поэт Самед Вургун выступил с драматической поэмой «Вагиф» о жизни и борьбе классика азербайджанской поэзии. Все это показывает, что национальная литература идет по правильному пути, и можно сказать с уверенностью, что она даст еще много произведений, достойных нашей эпохи.

Особо следует отметить перевод на русский язык романа талантливой польской писательницы Ванды Василевской «Земля в ярме», изображающего тягостную и страшную жизнь трудящихся под гнетом польских панов. В конце 1940 г. вышла новая прекрасная книга Ванды Василевской «Пламя на болотах». Книга посвящена жизни и борьбе украинского крестьянства в Полесье, долгие годы стонавшего под пятой панской Польши и долгие годы сохранявшего глубокую внутреннюю связь с отделенными от него границей братскими советскими республиками.

Из прозаических произведений русской литературы за период 1939—1940 гг. по значимости на первое место нужно поставить вышедшую в свет четвертую часть «Тихого Дона» М. Шолохова, завершающую эту замечательную эпопею — гордость советской литературы.

Судьба Григория Мелехова трагична, но этот итог его жизни, тупик, в котором Мелехов оказался, — исторически неизбежный результат его позиции в столкновении классовых сил в нашей стране. В 1940 г. вышла в свет третья часть большого исторического романа С.Н. Сергеева-Ценского «Севастопольская страда», посвященного героической обороне Севастополя русскими войсками в 1854/55 г. против соединенных сил Англии, Франции и Турции. Это произведение принадлежит к числу лучших советских исторических романов и дает широкую панораму севастопольской обороны, написанную на основе громадного документального материала.

К числу лучших книг советской литературы необходимо отнести и роман превосходного и еще недостаточно оцененного писателя В. Гроссмана «Степан Кольчугин». Автор повести «Глюкауф» и большого числа рассказов В. Гроссман в «Степане Кольчугине» создал очень содержательный образ молодого рабочего, изобразил его детство и юность, шаг за шагом осветил его превращение в революционера. «Степан Кольчугин» написан с глубокой реалистической силой и психологической убедительностью. Этим романом В. Гроссман выдвинулся в первые ряды советских литераторов.

Значительный интерес вызвала в кругах советских читателей новая повесть Р. Фраермана «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви». Переживания подростка Тани, пробуждение в ней первого полудетского чувства любви, ее дружба с нанайским мальчиком Филькой, — все это изображено писателем с большой чуткостью и проникновением в детскую психологию.

Большой интерес среди читателей вызвала новая книга В. Каверина «Два капитана». В этой вещи занимательный сюжет, изобилующий неожиданными поворотами, сочетается с превосходной разработкой главных образов книги. Обаятелен образ молодого советского капитана. Эта книга, увлекательная и идейно значительная — подлинная удача автора и всей советской литературы.

М. Зощенко опубликовал за это время книгу рассказов для детей и «Рассказы о Ленине». Обе эти его работы свидетельствуют о дальнейшем росте его тонкого и правдивого таланта, о его необыкновенном уменье удивительно простыми средствами создавать ясное художественное изображение.

Б. Горбатов опубликовал очень хорошую книгу рассказов «Обыкновенная Арктика», рисующую эпизоды освоения Арктики советскими полярниками. Б. Горбатов умеет показать новые человеческие черты советских людей, обнаруживающиеся в особой обстановке Севера.

М. Левидов издал роман «Путешествия Джонатана Свифта». В этой своеобразной по жанру книге автор по-своему трактует жизнь и творчество Свифта. Трактовка эта может быть оспорена, но книга читается с серьезным интересом.

Юрий Либединский опубликовал роман «Баташ и Батай». В развитии двух родов — богатых и знатных Баташевых, пошедших от прародителя Баташа, и поколений, идущих от предка Батая, дана как бы сжатая история целого народа до наших дней.

Из других произведений за тот же период следует выделить роман А. Первенцева «Над Кубанью» — из жизни кубанского казачества в годы окончания империалистической войны и развития войны гражданской, прекрасные рассказы С. Диковского о дальневосточных пограничниках (самый сильный среди них рассказ «Комендант Птичьего острова»), весьма любопытные «Сказки» С. Писахова, писателя, тонко чувствующего народный фольклор и обладающего богатой фантазией и юмором.

В истекший период вышла третья книга исторической трилогии Ольги Форш о Радищеве (I — «Якобинский заквас», II — «Казанская помещица» и III — «Пагубная книга»).

К числу интересных произведений следует отнести книгу Л. Соловьева «Возмутитель спокойствия» — хорошую литературную обработку ряда популярных на Востоке легенд и рассказов о хитром и мудром Ходже-Насреддине.

Из книг для детей надо выделить замечательную книгу Б. Житкова «Что я видел» (вышла уже после смерти этого даровитого писателя).

Нельзя обойти молчанием выход в свет «Записной книжки» покойного писателя Ильи Ильфа, которая издана при ближайшем участии Е. Петрова, его друга и всегдашнего соавтора.

Из книг молодых авторов следует выделить повесть Л. Жарикова «Повесть о суровом друге», о мальчике в гражданскую войну, книгу рассказов И. Меньшикова «Человек не хочет умирать» — о ненцах, и, наконец, сборник превосходных рассказов Эльмара Грина — об эстонской деревне, о коллективизации, о борьбе против кулачества.

За рассматриваемое время появилось также несколько книг — рассказов замечательных советских людей сталинской эпохи. Одна из выдающихся книг этого рода — книга Эрнста Кренкеля «Четыре товарища», дневник знаменитого радиста станции «Северный полюс».

С большим художественным дарованием автор рассказывает о всех перипетиях экспедиции на Северный полюс и о героическом дрейфе папанинцев. Подобные книги, более чем многие другие, воспитывают мужество, любовь к родине, преданность партии и народу, выдержку и волю, простоту и скромность. К подобным книгам относится и «Чукотка» Семушкина — о первой советской фактории на Чукотке, книга И. Гудова — стахановца-орденоносца — «Годы и минуты», книга сталевара И. Коробова «Сорок лет моей жизни», книга акад. И. Бардина, одного из крупнейших советских металлургов, — «Жизнь инженера», книга капитана К. Бадигина «На корабле «Георгий Седов» через Ледовитый океан».

Интересна книга мемуаров комбрига А.А. Игнатьева «Пятьдесят лет в строю».

Истекший период дал несколько ценных поэтических произведений и сборников стихов. Из них на первое место следует поставить большую поэму Николая Асеева «Маяковский начинается». Поэму эту нельзя рассматривать как биографию Маяковского. Это рассказ Асеева об эпохе, о Маяковском, о начале его пути, о встречах с ним Асеева и о смерти великого советского поэта.

Асеев как бы продолжает этой поэмой борьбу, ведшуюся еще при жизни Маяковского в литературе, отстаивает его наследие и свое понимание эволюции и творчества поэта-трибуна революции. Поэма несколько неровна, композиция ее не вполне стройна, но отдельные ее главы принадлежат к высшим достижениям Асеева. В целом — она одно из самых значительных явлений советской поэзии за последний год.

Весьма интересную книгу лирики дал С. Щипачев, поэт уже давно пишущий, но, видимо, лишь теперь обретший себя. Его стихи — большей частью поэтические раздумья, сопоставления. Поэт стремится уловить новизну нашей действительности и выразить ее в афористически сжатой форме. Из книг молодых поэтов следует выделить сборник М. Алигер «Железная дорога». Стихи Алигер отличаются искренностью и большой напряженностью чувств. Сборник стихов К. Симонова «Стихи тридцать девятого года» включает несколько очень сильных произведений, хотя на многих стихах этого сборника, как и прежних творений поэта, есть отпечаток рассудочности. Очень содержательную книгу поэм выпустил сибирский поэт Леонид Мартынов, автор весьма талантливый и идущий своим особенным путем. Особенно интересна его поэма «Тобольский летописец».

Борис Пастернак превосходно выполнил перевод «Гамлета», который, несомненно, займет почетное место в ряду переводов Шекспира на русский язык.

Итоги года показывают, что советская литература продолжает успешно развиваться и что она по праву является самой передовой, самой идейной литературой мира.

Ф. Левин

  • Асия Махнина

    Асия Махнина заведующий отделом периодических изданий Национальной библиотеки РТ, заслуженный работник культуры Татарстана

    В наших фондах много книг и периодических изданий 30 и 40-х годов. Много «толстых» литературно-общественных журналов («Звезда», «Знамя», «Октябрь») и поэтических сборников военных лет, которые сегодня, спустя 80 лет, получают новое прочтение. Бесспорно, в советских книгах, газетах и журналах много пропаганды, но это была данность тех лет. Современные читатели критически осмысляют архивные публикации и находят в них зерна правды.

    Во время недавнего переезда библиотеки, я смогла прикоснуться буквально к каждому экземпляру этих архивных изданий.

    Ольга Бергольц, Константин Симонов, Александр Твардовский — их произведения с невероятным эмоциональным зарядом, воодушевлявшие солдат на победу, сегодня тоже востребованы. Ведь они полны веры в лучшее и заканчиваются, как правило, оптимистичными строками о скорой победе. И, что приятно, эта литература пользуется спросом у читателей, в том числе — у молодежи! Что еще приятно отметить — активно интересуются периодикой тех лет. Практически ежедневно просят «Красную Татарию», «Правду», «Красную Звезду». С 1942 года в этих изданиях публиковали списки награжденных на войне, и сегодня через эти короткие заметки молодые люди ищут информацию о своих прадедах, восполняют пробелы в семейной истории.

    Мы видим особый интерес к изданиям 40-х годов перед 9 Мая. Это, как я считаю, во многом результат работы патриотических движений для школьников и студентов. Очень хорошо, что ведется такая воспитательная и просвещенческая работа. Молодежь приходит с горящими глазами, с искренним желанием больше узнать о судьбе своих родственников, найти их могилы, отдать им дань памяти.

  • Светлана Бородина

    Светлана Бородина редактор журнала «Мир искусств», доктор педагогических наук, профессор

    Программная статья «Советская культура» подписана скромно — А. Вышинский. Действительно, указывать все регалии и должности доктору юридических наук, академику АН СССР, ректору МГУ, а с мая 1939 года — заместителю председателя СНК, контролировавшему сферу культуры, науки и образования, не было смысла. Автора — Андрея Януарьевича Вышинского, прокурора СССР в годы Большого террора (1935—1939), за кровожадность прозванного Ягуаровичем, и так знали все. Как и его зловещие афоризмы — «Признание — царица доказательств», «В СССР нет невиновных, а есть только неосужденные». Весь драматизм сталинской эпохи проявился в том, что идеалам Зла добровольно стала служить умная образованная харизматичная личность...

    Одновременно с уничтожением деятелей культуры и искусства (О. Мандельштам, В. Мейерхольд, Б. Корнилов, Б. Пильняк, скорбный список можно множить) говорились очень правильные слова о необходимости бережно хранить величайшие шедевры мирового искусства и вписать в скрижали духовного развития человечества прекрасную повесть. Невероятно, но ведь вписали. В 1939—1940 гг. выходит четвертая часть «Тихого Дона», официальная критика расходилась с автором в оценке главного героя, но признавала, что это замечательное эпическое произведение — гордость советской (а ныне и мировой) литературы. Завершив работу над романом «Степан Кольчугин», громко заявляет о себе Василий Гроссман, будущий автор самой сильной, на мой взгляд, дилогии о Великой Отечественной войне — «За правое дело» и «Жизнь и судьба». Сразу по выходе стали бестселлерами «Два капитана» В. Каверина и «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви» Р. Фраермана, не утратившие своей популярности до наших дней. Входят в большую литературу авторы, произведения которых предвосхищают тематическое и жанровое разнообразие поэзии военных лет — Маргарита Алигер, Степан Щипачев, Константин Симонов, Леонид Мартынов. И это лишь часть литературных событий краткого периода, вместившего и советско-финляндскую войну, и Халхин-Гол, и присоединение к СССР Западной Украины и Западной Белоруссии.

    Соединяя, казалось бы, несоединимое, с одной стороны, мрачную, зловещую даже, атмосферу тех лет, с другой, обилие и уровень произведений искусства, созданных тогда же, поневоле задумаешься, а может, прав писатель Дмитрий Быков, утверждающий, что для искусства первичен не вектор событий, а их масштаб? Великая, и в своем трагизме тоже, эпоха отразилась в соответствующих ей произведениях, и именно поэтому литература тех лет живет так долго и еще не скоро станет историей.

  • Айдар Шайхин

    Айдар Шайхин директор Музея истории татарской литературы с мемориальной квартирой Шарифа Камала (Дом татарской книги)

    Творческая жизнь советских писателей к 1941 году была подчинена определенной вертикали управления. В 1934 году проводится Первый съезд советских писателей (чуть позже больше четверти участников этого форума были подвергнуты репрессиям), появляются и общесоюзный, и Татарский союзы писателей. Первым председателем Союза советских писателей Татарии становится прозаик Кави Наджми. С 1939 года вплоть до отправки на фронт в 1942 году союзом руководил Муса Джалиль. Творческие союзы становятся как инструментом управления писательским сообществом, так и цеховой организацией литераторов со своей иерархией, привилегиями, дачами и прочими прелестями жизни.

    В настольном календаре упоминаются многочисленные юбилейные мероприятия, вошедшие в моду уже в те годы. Эта тенденция отмечать важные литературные даты вошла и в татарскую литературную жизнь. Например, 30-летие творчества Шарифа Камала отпраздновали в марте 1940 года в Москве. До этого проводились встречи и торжества в предприятиях и школах Казани. Некоторые экспонаты мемориальной квартиры Шарифа Камала напрямую связаны с этими мероприятиями. Мероприятие в Москве проводилось по инициативе и поддержке Мусы Джалиля.

    В эти годы партийное управление литературой достигло апогея. Новые произведения обязательно проходили через обсуждение на партсобраниях союза. Сегодня редко вспоминаются имена авторов, писавших тексты, наиболее правильные с точки зрения идеологии и канона социалистического реализма. В 1940 году выходит небольшой сборник молодого поэта Мухаммата Садри. Он состоит из настолько идеологически выверенных стихотворений, что даже в стихотворении «Актаныш» герой сравнивает две эпохи и благодарит Ленина и Сталина за жизнь в «советском Актаныше». Таких произведений было очень много. Авторы, ставшие признанными классиками татарской литературы, также выполняли заказ партии и государства, но история не запомнила тех, кто не смог выйти за рамки конъюнктуры.

    С началом войны, уже 28 июня 1941 года, правление Союза писателей принимает решение о перестройке жизни союза на военный лад. В скором времени к некоторым частям Красной Армии и мобилизационным пунктам прикрепляются 14 писателей. Всего на фронт из писателей Татарстана отправляется 104 человека, из них 31 человек погибнут. В это время выходило 16 фронтовых газет на татарском языке, так что писатели не переставали творить. Ярчайший пример — творчество Джалиля, вырвавшееся из фашистских концлагерей и дошедшее до нас спустя годы.

Ильгиза Насибуллина
ОбществоИстория
комментарии 17

комментарии

  • Анонимно 13 ноя
    "21 декабря 1939 г. вошло в исторические анналы Академии наук незабываемой датой. Этот день ознаменован избранием почетным академиком нашего великого учителя и вождя Иосифа Виссарионовича Сталина.
    ...

    Шестидесятилетие со дня рождения вождя народов товарища Сталина, состоявшееся в декабре 1939 г., было ознаменовано по всей стране. Советские поэты посвятили товарищу Сталину ряд стихотворений, журналы опубликовали очерки и воспоминания о встречах с товарищем Сталиным, Государственный литературный музей организовал выставку «Сталин и художественная литература»".

    Все силы тоталитарного марксистского государства были направлены на пропаганду марксизма, как "единственно правильного учения", и пропаганду культа личности главного "вождя" и местных "вождиков".

    Сталин был не только почетным академиком и почетным писателем, но и почетным железнодорожником, почетным пионером, почетным сталеваром и т.д.

    Марксизм это разновидность тоталитарной религии, где "авторитет" главного вождя должен быть непререкаемым.
    А марксистская партия это руководящая тоталитарная секта в тоталитарной марксистской религии.
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    Великие писатели. Сейчас таких нет
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Действительно "великие" - именно они создали "культ личности" диктатора Сталина и пропагандировали тоталитарный марксизм.
    Без осуждения.
    Просто как факт.
    Не знаешь как себя поведешь, если попадешь в тоталитарное, классовое, диктаторское государство, где свободы выбора практически нет.
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    А вы представьте, как трудно было в те времена писателям. Они были зажаты в рамки, ограничены темами и все-таки умудрялись через них проявлять свой литературный талант . А особо талантливые - между строк выписывали свое отношение к происходящему в стране!
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    И получить за это Сталинскую премию?
    Действительно для этого нужен особый талант - двуличные все эти марксисты были, грызли друг друга до смерти за привилегии.
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    а вы допускаете, что кроме вашей оценки есть и другие? категорично отвечаете на абсолютно любой комментарий с мнением отличным от вашего...
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Почему Вы так решили?
    Каждый высказывает свое мнение о произошедших эпохальных событиях, повлиявших на ход Мировой истории, и приводит факты и аргументы в пользу своего высказывания - имеется ввиду вооруженный захват власти в демократической Российской Республике международными марксистами-террористами во главе с Лениным и Троцким (извините называю их по кличкам, как это и было принято у террористов) в октябре 1917 года.

    Почитайте воспоминания, например, Бориса Пастернака и его окружения, что они думали о красных диктаторах.
    Кстати, в Чистополь есть прекрасный Музей Нобелевского лауреата.
    В свободном обществе многие писатели, поэты, художники и учёные сделали бы гораздо больше, чем в марксистской ленинской, троцкистской, сталинской Красной России и СССР или в марксистско-ленинском хрущевском, брежневской, черненском, андроповском, горбачевском или ельцинском СССР.

    Никто не мешает высказывать Вам свое мнение, у нас свободная, демократическая страна - спасибо уважаемому РВ.
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    В том-то и дело. Шолохов получил Сталинскую премию, а с окончанием Сталинской эпохи читать его не перестали. А где произведения, ставшие событиями, в сегодняшнее более свободное время?
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Сейчас все блогеры. Писать вообще разучились, кажется. И тоже только на определённые темы выражаются, все как под копирку...
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Да и Ваш комментарий тоже "написан как под копирку"...
    Помните про соринку и бревно в глазу?
    В чужом и своем.
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Шолохов действительно гениально описал зверства творимые противоборствующими сторонами с народами России.
    Но "виноваты" у него одни "белые".
    То есть не вся правда.
    Однобокое видение исторического процесса.
    Казаки как социальный слой были практически под корень вырезаны марксистами.
    О методах "коллективизации" и её многомиллионных жертвах написаны тома.
    Жаль, читают лишь специалисты.

    Если бы Шолохов творил в свободной стране, то его талант раскрылся бы ещё больше.
    Ответить
    Анонимно 13 ноя
    Нет, у него ни одна сторона не виновата больше другой, у него трагедия всех, кому выпало попасть под жернова истории, кто бы он ни был - красный, белый, зеленый, аполитичный
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    спасибо экспертам! сегодня особенно интересно читать их комментарии и смотреть на тему с разных сторон!
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    Айдар, благодарю вас за высказанное мнение и за то, что рассказаываете через СМИ о Джалиле, Камале, Наджми! Не даете угаснуть памяти о наших великих татарских литераторах! Зур рэхмят, дустым!
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    Шолохов из тюрко-татар.
    Во всяком случае так пишет один из участников исторических форумов, казах по национальности. Он пишет: фамилия писателя от казахского шолок (по татарски - чолык), что означает борть.
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    Шолохов писал свой роман Тихий Дон чуть ли на треть по татарски, т.е на том языке, на котором в его время говорили казаки на Дону. Редакция 7 раз переправила текст, убирая оттуда татарские слова. Об этом писали в татарской периодике в 90-е годы.
    Ответить
  • Анонимно 13 ноя
    Сталинская премия была чисто сталинской. Премию выдавали за счет его личных денег. Тогда его много издавали, в т.ч и за рубежом. За это ему перечисляли гонорары. Он говорил, зачем мне эти деньги, создайте фонд Сталина и раздавайте самим лучшим представилям страны советов.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров