Organo Pleno Фариды Нуруллоевой: последний хорал Франка и о чем грустит органист

В Большом концертном зале имени С. Сайдашева прошел концерт «Органная музыка Германии и Франции»

Organo Pleno Фариды Нуруллоевой: последний хорал Франка и о чем грустит органист
Фото: Ринат Назметдинов

На фестивале Organo Pleno, который ежегодно проводит Казанская консерватория, выступила молодая органистка, лауреат международных и всероссийских конкурсов Фарида Нуруллоева. «Реальному времени» музыкант рассказала, почему приехала из Таджикистана учиться и впоследствии работать именно в Казань, как сделала выбор между нейрохирургией и музыкой и что стало с первым органом в Душанбе.

Концерты онлайн и новое поколение меломанов

Впервые серия концертов Organo Pleno прошла в 1997 году, а нынешний консерваторский просветительский проект стал ежегодным и заслужил любовь публики. И это неслучайно — органная традиция в Казани насчитывает более ста лет, первые концерты проводились еще в конце XIX столетия. Многие знают, что орган обязательно нужно услышать «живьем», однако новые реалии внесли свои коррективы — Баховский фестиваль в прошлом году впервые проходил в пустом зале, а выступления музыкантов транслировались в онлайн. Фарида Нуруллоева, преподаватель кафедры органа, клавесина и арфы Казанской консерватории, тоже приняла в нем участие:

— Исполнителю очень важно чувствовать отдачу зала. Ведь чтобы передать слушателю хотя бы половину эмоций, которые чувствует музыкант во время исполнения, нужно «раскачать» себя до предела, на 200 процентов. Поэтому очень непривычно было не слышать ни поддержки, ни одобрения, которые ощущаешь в полном зале. Там же идет полноценный энергообмен… Как же хорошо, что зрители и мы, музыканты, дождались «живых» концертов. В Казани публика такая разная — всех возрастов. В Душанбе не так. Там у органа свой слушатель, ряды которого редеют, к сожалению. Часть творческой интеллигенции покинула республику, часть уже сильно в годах. Правда, радует, что молодежь наконец начала ощущать интерес к классической музыке, но новое поколение меломанов только-только начинает входить во вкус, — поделилась переживаниями Фарида Нуруллоева.

Как же хорошо, что зрители и мы, музыканты, дождались «живых» концертов. В Казани публика такая разная — всех возрастов

Стоит отметить, что, по словам пресс-службы Казанской консерватории, пандемия в некоторой степени сыграла на руку музыкантам — к трансляциям, которые стали чаще и качественней, присоединяется все большее число слушателей. Соответственно, растет и количество зрителей на самих концертах. Пусть понемногу, но в музыкальные залы публика возвращается.

Когда играть ногами — это естественно

Фарида Нуруллоева приехала в Казань в 2011 году из Душанбе. Она выросла в музыкальной семье — отец, Содик Нуруллоев, лирический баритон, заслуженный артист Таджикистана, мама — заслуженный работник культуры, преподавала фортепиано в консерватории.

— По сути, мы, трое детей, росли в театре. А почему я выбрала Казань? Мама моя — башкирская татарка, мы часто семьей приезжали и в Татарстан, и в Башкирию. Наверное, татарские корни привели меня именно сюда, я ведь мусульманка. Правда, сначала я поступала в медицинский университет. Хотела стать нейрохирургом, всегда было интересно — что же скрывается у человека в голове… К тому времени я уже отучилась в Таджикской национальной консерватории на подготовительном отделении по классу фортепиано. Потянуло меня к музыке и здесь, я начала готовиться к поступлению, сдав экзамен на подготовительные курсы. Через год учебы в двух вузах поняла, что надо выбирать, такой режим потянуть было просто невозможно. Осознала, что музыка — это так же необходимо для меня, как вода и воздух. Выбрала ее. Сначала училась как пианистка, потом, пройдя курс органа, обязательный для всех пианистов, выбрала этого короля инструментов. Многим сложно играть на органе — задействованы не только руки, но и ногами играть приходится. У меня же это получилось так легко и естественно, что я стала органисткой.

Впервые орган Фарида Нуруллоева услышала именно в Казани

Судьба таджикского органа

Впервые орган Фарида Нуруллоева услышала именно в Казани — это было выступление ректора консерватории Рубина Абдуллина с Альбиной Шагимуратовой. По ее словам, это было незабываемо. Услышать на родине такого не доводилось.

— Дело в том, что первый орган в Таджикистане был построен в 1983 году. Но в 1991 году началась гражданская война, и инструмент растащили на дрова и металлолом. Практически изничтожили, не оставили ни одного живого места. В 2011 году по указу президента его восстановили усилиями чешкой фирмы, и именно Рубин Абдуллин исполнил на нем первый концерт после второго рождения инструмента. К сожалению, в Душанбе нет хорошего хранителя органа, и концерты там бывают нечасто, — вспоминает Фарида Нуруллоева.

Форма есть, а содержание?

На родине органистка бывает не часто. «За стоимость авиабилета до Душанбе я могу всю Россию облететь, настолько это дорого». Кроме того, творческая жизнь там только начинает оживать.

— Много внешней строгости. Раньше считалось, что если молодой человек занимается балетом — значит, он нетрадиционной ориентации, а если классическим танцем увлеклась девушка — она, получается, легкодоступна. То же самое с теми, кого показывают по телевизору. Радует, что сейчас эти штампы уходят в прошлое, родители отдают детей в балет с раннего возраста, учат музыке. Меня вот тоже хотели отправить в Пермское хореографическое училище, но папа воспротивился. Не хотел, чтобы дочь училась вдали от него. Говоря о внешнем, у нас подчас забывают о внутреннем содержании. Ведь так важно, какой духовной жизнью живет человек. Недавно вот выпустили сборник «Как одеваться таджикскому мужчине и таджикской женщине», с картинками. Сейчас даже единую форму пошили военным женщинам и госслужащим, с национальными элементами. Это, конечно, здорово, но и на культурное воспитание тоже нужно обратить внимание, — говорит Фарида Нуруллоева.

Говоря о внешнем, у нас подчас забывают о внутреннем содержании. Ведь так важно, какой духовной жизнью живет человек

Последний хорал Франка

Программа вечера называлась «Органная музыка Германии и Франции». Прозвучали произведения Баха, Шумана, Мендельсона, Брамса, Мессиана. Однако самым знаковым и сложным для себя Фарида Нуруллоева считает Хорал для органа №3 Сезара Франка:

— Это последнее произведение композитора, в котором прозвучали и борьба со смертью, и смирение, и радость жизни, и умиротворение. Мне оно особенно дорого, потому что я изучала его на четвертом курсе под руководством Рубина Кабировича Абдуллина. Это был сложный период в моей жизни — моя мама умирала от рака… Обычно я исполняю его в конце концерта, потому что потом просто остаюсь без сил, меня буквально можно выносить из зала. Но сегодня я сыграю хорал в начале второго отделения, чтобы еще раз проверить себя на прочность — смогу ли, — едва сдерживая слезы, делится она.

Когда война сжигает ноты

В ближайшем будущем органистка планирует создать сольную программу из произведений татарских, башкирских и таджикских композиторов. Если уже сегодня она исполняет сочинения Назиба Жиганова и Рустема Яхина, то с таджикскими мелодиями все не так просто:

— Народные мелодии я перекладываю для органа сама, а вот практически все сочинения для органа таджикских композиторов были утеряны во время войны 90-х годов. Немного нот сохранилось в Ленинской библиотеки в доме Пашкова, но пока мне доступ к ним получить не удалось. А ведь произведений было большое количество! Сейчас многих композиторов нет в живых, я не могу связаться с ними лично и поговорить. Приходится довольствоваться собственными переложениями.

В ближайшем будущем органистка планирует создать сольную программу из произведений татарских, башкирских и таджикских композиторов

«Мне нравится Манижа»

По мнению органистки, музыканту нельзя ограничивать себя музыкой только одного жанра:

— Я с удовольствием слушаю современную музыку, но особенно люблю «золотой период» джаза, рок-н-ролл, даже рэп могу послушать, если он мне нравится. Скажу больше, у нас есть свой небольшой коллектив, в котором мы перекладываем известные мелодии «под себя».

К слову, к творчеству своей землячки, Манижы, которая тоже родилась в Душанбе, Фарида Нуруллоева относится с большой симпатией. Несмотря на большой скандал, который поднялся вокруг ее возможного участия в «Евровидении» с песней «Русская женщина», органистка считает, что у нее большой музыкальный потенциал и общественную деятельность она взяла на себя немалую, говоря о социальном, половом и национальном неравенстве.

— Я ведь тоже, приехав в Россию и Татарстан, с этим столкнулась. У меня второе образование — лингвистическое, я прекрасно говорю по-английски. Здесь же удивились этому. Неужели кто-то думает, что мы до сих пор живем в сараях среди домашних животных, ездим на ослах и умеем только красить и штукатурить?! Более того, я приехала в Москву на один из международных конкурсов, но меня не пропустили во второй тур, несмотря на прекрасное выступление. Мне сообщили мнение кого-то главного из жюри: «Чтобы эта таджичка не прошла и не представляла Россию на международном этапе конкурса!» Очень мне было обидно, но я вновь поеду на конкурс и снова буду бороться за свое признание, — уверенно сказала собеседница.

Анна Тарлецкая, фото Рината Назметдинова
ОбществоКультура Татарстан Абдуллин Рубин КабировичКазанская Государственная Консерватория Имени Н.Г. Жиганова»ГБКЗ ИМ. С.САЙДАШЕВА
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 14 апр
    Творческих ей успехов!
    Ответить
  • Анонимно 14 апр
    Неужели есть те, кто слушает песенки эти?
    Ответить
    Анонимно 14 апр
    если вы про сочинения Франка, Баха, Шумана и других композиторов - да. и слушателей немало)
    Ответить
  • Анонимно 14 апр
    Что за война была в Таджикистане в 90-х?
    Ответить
    Анонимно 14 апр
    гражданская война, которая началась после распада СССР
    Ответить
  • Анонимно 14 апр
    Культура не должна страдать из за войн и неурядиц
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров