Производители молока добиваются субсидий, чтобы не поднимать цены

Рост себестоимости и маркировка молочной продукции «обезжирили» отрасль

Производители молока добиваются субсидий, чтобы не поднимать цены
Фото: Максим Платонов

Себестоимость сырого молока в России выросла на 15%, а переработки на 5—7%. Причины — удорожание энергоносителей, минеральных удобрений, горюче-смазочных материалов и белковых кормов. Отыграть в рознице удалось лишь 4%. К дополнительным затратам приведет введенная с этого года маркировка молочной продукции. Национальный союз производителей молока считает: чтобы не поднимать цену на молоко, государство должно субсидировать отрасль, а расходы на маркировку полностью компенсировать. Пока же правительство РФ готово только предоставить льготный кредит и льготный лизинг. Насколько вырастут цены на молоко в этом году, сколько средств потратит АО «Агросила» на маркировку продукции и когда исчезнет «молочка» с пальмовым маслом — в материале «Реального времени» с расширенного заседания правления Союза производителей молока Татарстана.

Нужна поддержка федерального центра

«Белой нефтью» назвал молоко вице-премьер — министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Зяббаров, так как его производство — это перспективное и динамично развивающееся направление сельского бизнеса.

По сравнению с 2019 годом показатели надоев в Татарстане увеличились на 2%, составив более 1,9 млн тонн молока, продуктивность на корову — 6 334 кг — плюс 8%, но все равно это несколько меньше среднероссийских значений. Более 70% производимого сырого молока перерабатывается внутри республики. В прошлом году инвестиции в переработку составили более 5 млрд рублей.

Самым «молочным» районом является Кукморский, за ним следуют Атнинский, Балтасинский, Сабинский, Актанышский, в них производится более 32% молока республики, ежедневная выручка от его реализации составляет до 8 млн рублей в каждом районе.

В ближайшее время будет введено еще 23 комплекса, что позволит увеличить производство молока на 3% ежегодно. Зяббаров отметил, что на данный момент сложились благоприятные для производителей цены на молоко — 27,29 рубля за литр (с НДС), что на один рубль больше чем в 2020-м. Однако повысилась и себестоимость продукции за счет роста цен на корма, металл, энергоносители и т. д. Чтобы сохранить доходность производителей, министр попросил поддержки от федерального центра.

«Белой нефтью» назвал молоко вице-премьер — министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Зяббаров. Фото: agro.tatarstan.ru

Рост цен на «молочку» — в пределах инфляции

Генеральный директор Национального союза производителей молока России Артем Белов, ставший главным спикером встречи, заявил, что в прошлом году индустрия столкнулась с вызовами, которых до того не знала. Речь прежде всего идет о пандемии, которую в апреле — мае воспринимали исключительно алармистски: закрытие границ, сокращение авиаперевозок, снижение доходов населения из-за сворачивания бизнеса поначалу расценивались как неминуемый обвал рынка. Но, как оказалось, не все так плохо: сидя дома, люди стали больше готовить, а значит, и приобретать молочные продукты, из-за невозможности уехать больше потенциальных покупателей остались в России, а прямые выплаты государства семьям с детьми позволили поддержать их материально. Все это способствовало удержанию спроса на «молочку», который по целому ряду категорий даже вырос. В этом году по прогнозу производство сырого молока в России должно увеличиться на 3,5%.

Однако из-за удорожания энергоносителей, минеральных удобрений, горюче-смазочных материалов, белковых кормов себестоимость сырого молока выросла на 15%, а переработки на 5—7%. Для покупателей же удорожание составило в среднем 4%. Такие ценовые «ножницы» сказались на доходности производителей. Глава «Союзмолока» считает, что для того, чтобы они не поднимали цены из-за роста себестоимости государство должно субсидировать отрасль. Цена товара на полках, по его мнению, вырастет незначительно — в пределах инфляции.

— Себестоимость выросла существенно. Но молоко — это социально значимая категория. Мы все видим, что значительная доля молока продается в рамках акционных продаж, скидки имеют достаточно высокую глубину, поэтому для производителя это всегда будет баланс интересов: сохранение потребителя либо рост цены и снижение потребления. Поэтому я не ожидаю, что будет серьезный рост цен на молоко. Я думаю, что он будет укладываться в потребительскую инфляцию, — считает Артем Белов.

Банк России прогнозирует уровень инфляции в 2021 году 3,7—4,2%. В январе годовой темп прироста потребительских цен достиг 5,2%.

Байрашева отметила, что для установки нового оборудования в цехах не хватает места, а это значит, что придется менять конфигурацию помещений, передвигать линии. Фото: agro.tatarstan.ru

Льготные кредиты на маркировку

С этого года отрасль ждет еще одна серьезная регуляторная мера — маркировка продукции. Заместитель гендиректора АО «Агросила» Светлана Байрашева рассказала, во сколько это может обойтись предприятию. Для закупки необходимого оборудования, программного обеспечения, расходных материалов, кодов маркировки, найма дополнительного персонала, оплаты услуг типографии и т. д. потребуется 98 млн рублей без учета НДС, из них само оборудование оценивается лишь в 50 млн рублей. Такие затраты приведут к росту себестоимости продукции на 1,7 рубля или 13% на каждую единицу выпускаемого товара.

И это еще не все расходы. Байрашева отметила, что для установки нового оборудования в цехах не хватает места, а это значит, что придется менять конфигурацию помещений, передвигать линии. Потребуется перестройка складской и транспортной логистики, изменение дизайна упаковки, могут возникнуть проблемы с неиспользованной упаковкой, количество которой трудно рассчитать наперед. Все это тоже влетает в копеечку. Проблемы производственников в переходный период могут спровоцировать штрафы со стороны ретейла.

Глава Национального союза производителей молока заявил, что поскольку решение принято, можно только минимизировать затраты.

— Мы прикладываем максимальные усилия, чтобы переход к маркировке был максимально безболезненным и потребовал от бизнеса минимальных затрат. Здесь принимается ряд как организационных, так и финансовых решений.

В качестве первого он назвал поэтапность ввода маркировки — процесс займет около 3 лет и завершится в 2023 году.

— Сейчас мы входим в стадию, когда будет наноситься Data Matrix код на упаковку. С 1 июня — на сыры и на мороженое, с 1 сентября — на продукцию сроком годности более 40 дней, с 1 декабря 2021 года — на продукцию сроком годности менее 40 дней. Но это только первый этап. Дальше возникает вопрос, для какой продукции будет обеспечиваться поштучное прослеживание. Здесь очень важным результатом является то, что для продукции со сроком годности менее 40 дней не будет поштучного прослеживания, будет сохранен объемно-артикульный учет. Почему это важно с точки зрения бизнеса и производителя? Потому что, по сути, это позволяет серьезно сократить затраты бизнеса на внедрение технологии машинного зрения и т. д. При этом для продукции сроком годности более 40 дней поштучный учет будет введен только с 1 декабря 2023 года. То есть будет переходный период, чтобы подготовиться.

Глава Национального союза производителей молока заявил, что поскольку решение принято, можно только минимизировать затраты. Фото: agro.tatarstan.ru

Белов отметил, что в настоящий момент принято решение о том, что производителям выделят льготные кредиты и предоставят льготный лизинг на приобретение оборудования для нанесения считывания Data Matrix кода, и сейчас активно обсуждается вопрос о возмещении затрат, которые несет бизнес с введением маркировки.

Позиция Национального союза производителей молока — государство должно полностью компенсировать расходы на маркировку. Он призвал татарстанских производителей присоединиться к этому обращению к правительству РФ.

Об отходах производства

Среди приоритетных задач помимо субсидирования стоимости молока и расходов на маркировку руководитель ассоциации назвал сохранение CAPEX — инвестиционных затрат на покупку основных фондов. Сейчас кабинет министров РФ обсуждает вопрос об их отмене в 2022 году. В «Союзмолоке» считают, что их нужно сохранить на 4-5 лет, потому что они способствуют привлечению инвесторов в индустрию.

Среди грядущих расходов, которые лягут на себестоимость, Белов назвал те, что связаны с экологией, в частности с парниковыми газами и выбросами. Это общемировой тренд, который пришел в Россию. Ассоциация активно участвует в обсуждении этих вопросов. Например, в прошлом году ей удалось добиться перевода предприятий индустрии из I категории опасности во II. А это сокращение затрат от 20 до 300 млн рублей.

— Пока остается нерешенным вопрос о навозе и помете, о штрафах за нелицензирование этой деятельности. В настоящий момент мы работаем над тем, чтобы данные продукты были выведены из категории «отходов» и переведены в категорию «побочных продуктов животноводчества». Соответствующие изменения вносятся в 109-й федеральный закон, который сейчас во втором чтении рассматривается в Государственной думе. И соответственно, мы подготовили вместе с сенаторами законопроект о побочных продуктах животноводства. По этим двум направлениям будем двигаться. Наша задача — максимально упростить все, что связано с навозом и пометом и их использованием в качестве органических удобрений, то есть максимально приблизить ту практику, которая есть в мире, к российской.

Артем Белов отметил, что пальмового масла в молочной продукции становится все меньше. Фото: Максим Платонов

Доля «молочки» с пальмовым маслом не превышает 1—1,5%

Отвечая вопрос «Реального времени», Артем Белов отметил, что пальмового масла в молочной продукции становится все меньше.

— Вопрос по фальсификату — очень важный. Это тема, которая часто муссируется в приложении к молоку. Но я могу сказать, что за последние 5-6 лет ситуация серьезно поменялась в лучшую сторону. Если после 2014 года, девальвации рубля и введенных санкций доля фальсификата на полках резко выросла, то сейчас она резко снизилась. По нашим оценкам, в среднем по молочной категории доля фальсификата не превышает 1—1,5%. Более того, эта цифра бьется с цифрами, которые предоставляют контролирующие органы — тот же самый Роспотребнадзор.

Белов отметил основные зоны риска, где может встретиться такая продукция. Это государственные закупки и несетевая, традиционная розница. Для изменения ситуации, по его мнению, достаточно существующих механизмов: нужны изменения в 44-й Федеральный закон и более внимательное отношение к локальным поставщикам.

«Надеюсь, что проблема фальсификата в ближайшее время будет минимально актуальна для «молочки», — заметил глава объединения.

Ориентация — экспорт

Артем Белов считает, что драйвером развития отрасли в ближайшее время станет экспорт. По итогам 2020 года он вырос на 20%, до 870 тыс. тонн в натуральном выражении или до 365 млн долларов. Примерно такая же динамика ожидается и в 2021 году.

— Этому способствует ряд факторов. В прошлом году был открыт целый ряд новых рынков — Китая, Японии, Алжира и других стран. Состоялись первые поставки в Китай сыворотки. В этом году были первые поставки пермеата. Текущая ценовая конъюнктура на мировом рынке позволяет нам рассчитывать на то, что в этом году будут поставки в страны дальнего зарубежья сухого цельного и сухого обезжиренного молока, поэтому я позитивно настроен на прогноз по этому году. Думаю, что экспорт вырастет в пределах 15—20% в натуральном выражении.

Руководитель «Streda consulting» отметил, что молочная отрасль Татарстана обладает большим потенциалом. Фото: agro.tatarstan.ru

Пристальнее присмотреться к этому направлению деятельности татарстанских производителей призвал и генеральный директор ООО «Streda consulting» Алексей Груздев. Развитию экспорта способствуют рост производства сырья, но при этом снижение потребления и доходов населения, высокий уровень конкуренции. Он привел в пример сырную отрасль, которая сейчас является лидером по инвестированию.

— Реально реализуемых проектов, когда люди уже в поле строят и развивают производство, — более 160 тыс. тонн. Это примерно 30% от текущего потребления сыров. Поверьте, за 3 года потребление сыров настолько не вырастет. Это говорит о том, что уровень конкуренции на рынке через 3 года будет зашкаливать. Поэтому чтобы не сталкиваться с этими проблемами на внутреннем рынке, нужно думать об экспорте.

Спикер заметил, что по глобальным прогнозам, в ближайшие 10—15 лет Россия должна войти в топ-3 крупнейших поставщиков молочной продукции на мировой рынок. Прежде всего потому, что у нас есть земля, на которой можно выращивать корма и пасти скот. В других странах это большой дефицит. Кроме того, складывается удачная конъюнктура: доходы населения в мире увеличиваются, растет потребление молочной продукции, в 1,5 раза в течение 10—15 лет вырастет мировая торговля. «Грех не воспользоваться этим моментом», — подчеркнул Груздев.

Он отметил, что сейчас для нас открыты 15 крупнейших стран, которые не присоединились к санкциям США и Европы. А у нас 90% экспорта до сих пор приходится на рынок стран СНГ.

Руководитель «Streda consulting» отметил, что молочная отрасль Татарстана обладает большим потенциалом. Как с точки зрения логистики, так и наличием огромной сырьевой базы, инвесторов и господдержки, неплохим уровнем себестоимости.

Те сыры, которые продаются на внутреннем рынке — все эти «Российские», «Пошехонские», «Костромские» — нигде больше, кроме Белоруссии, не едят. Фото: Максим Платонов

Но одного желания выйти на мировой рынок, конечно, недостаточно. Нужно пересмотреть ассортимент выпускаемой продукции. Например, те сыры, которые продаются на внутреннем рынке — все эти «Российские», «Пошехонские», «Костромские» — нигде больше, кроме Белоруссии, не едят. Также стоит сосредоточиться на определенных продуктах, а не на всей линейке, которая на наших молокоперерабатывающих предприятиях может состоять из 100 позиций. Перспективное направление — пищевые ингредиенты (продукты переработки сыворотки или молока).

— Ингредиентный завод — штука сложная, но реализуемая. Однозначно, в России такой завод нужен и в ближайшие годы так или иначе он появится. Было бы здорово, если бы он появился на территории Татарстана, где есть реальная возможность обеспечить его сырьем.

Элеонора Рылова
ПромышленностьАгропромЭкономикаИнвестиции Татарстан Зяббаров Марат АзатовичМинистерство сельского хозяйства и продовольствия РТХолдинг АГРОСИЛА
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 18 мар
    Дело не в ценах, а зарплате. Надо обсуждать не субсидии, а вопрос кратного повышения минимальной оплаты труда и расслоения общества. Одним из путей, доступным для госвласти, является доведение до европейского уровня зарплаты бюджетников с (за исключением чиновничества. Его надо просто кратно сокращать и убирать избыточную бюрократию. Однако воли власть не имеет из-за расцветшей внутри ее коррупции
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    А с чем связано предполагаемое повышение цен на молочную продукцию? Сено стало дороже, или коровы теперь только за деньги соглашаются дать молока?
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    Итак дорого же уже! Что уж они не могут сдержать цены!?
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    Какие им расходы субсидировать, если все затраты будут заложены в стоимость продукции?
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    Отрасль и так субсидируется из года в год и из года в год продолжает поднимать цены. Каждые пол года новые расходы находятся, самые ущемлённые, прости господи.
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    производители молока плачут уже который год, если так плохо - уходите с рынка и дайте дорогу другим
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    чтобы выйти на мировой рынок надо научится делать правильный сыр, или выходить на него с каймаком)))
    Ответить
  • Анонимно 18 мар
    И правильно делают.
    В Казахстане и в Белоруссии 10 %-в бюджета страны направляется аграриям. А у нас 1,5 %. В странах Евросоюза общий объем разных субсидии на гектар пашни составляет 200-500 евро, такая же картина и в США. а у нас 30 евро.
    Вот оттуда и все беды деревни. Низкая зарплата, вымирание деревень и т.д.
    Пора повернуться лицом к деревне.
    Надо поддерживать и производителей и направить средства на развитие самих сел.
    Поддерживая деревни можно без всяких маткапитало и пособий разрешить и проблему демографии. Это в городе дети - дополнительные хлопоты и обуза, а в деревнях - они подмога. Причем в деревнях дети растут приучившись к труду. В дероевнях семьи всегда были многодетными, это в городах 1-2 ребенка.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров