Шамиль Монасыпов: «Японцы говорят, что в татарской музыке есть энергетика, которой в европейской нет»

В БКЗ прошел предпраздничный концерт Государственного струнного квартета РТ «Люблю тебя! Мелодии весны»

Шамиль Монасыпов: «Японцы говорят, что в татарской музыке есть энергетика, которой в европейской нет»
Фото: предоставлено пресс-службой ГБКЗ

7 марта музыканты Государственного струнного квартета Татарстана поздравили дам в БКЗ программой «Люблю тебя! Мелодии весны». Руководитель коллектива и первая скрипка Шамиль Монасыпов рассказал «Реальному времени», как выбирал композиции для концерта, какими подарками балует женщин и чему японские музыканты хотели бы научиться у татарстанских коллег.

«Любовь и грусть» для скрипки с квартетом

В предпраздничный вечер на сцену БКЗ вышли музыканты квартета — Шамиль Монасыпов, Марат Зарипов, Марат Аюпов. Место виолончелиста Альберта Асадуллина, покинувшего этот мир в прошлом году, занял Ильяс Камал, восходящая звезда татарской классической сцены, композитор и инструменталист.

— Подбирая программу праздничного вечера, я намеренно отказался от сложных классических композиций. Это музыка отдыха. Пусть звучат неаполитанские песни, все они о любви не только к женщине, но и к жизни, песни из кинофильмов, ставших классикой. Это прежде всего «Серенада солнечной долины» и известные арии из опер и оперетт. Конечно, как поется в песне, «любви не бывает без грусти», поэтому мы исполним и любимые лирические композиции, например, аргентинское танго «Обливион» («Забвение») Астора Пьяццоллы, которое стало популярно благодаря саундтреку к фильму «Генрих IV». Мы ее исполним вместе с Алией Зариповой, которая будет солировать на гобое, — рассказал Монасыпов.

Чтобы окончательно сразить «вкусовые рецепторы» прекрасных дам, вместе с квартетом выступили три молодых, но уже знаменитых татарстанских тенора

Три тенора — изюминка вечера

Чтобы окончательно сразить «вкусовые рецепторы» прекрасных дам, вместе с квартетом выступили три молодых, но уже знаменитых татарстанских тенора — Салават Шафиков, Алмаз Хусаинов и Ильдар Рахимов, с которым у квартета сложилось давнее сотрудничество. Все они выпускники Казанской консерватории. Певцы и стали гвоздем программы, спев и сольно и, конечно же, вместе. Завершая каждое отделение концерта, певцы исполнили сначала La donna е mobile — песенку герцога из «Риголетто» Верди, а в заключении — бодрую Funiculì funiculа Луиджи Денца, после которой публика просто отказывалась покидать зал. Ну и, конечно, «Вернись в Сорренто», песня, которую в свое время исполняли Муслим Магомаев и Анна Герман, Марио Ланца и даже Элвис Пресли, правда, в своем варианте, на казанской сцене прозвучала с неменьшим шиком.

Коллектив с 40-летним стажем, помимо бессмертной классики, исполняет и джаз в собственной аранжировке. То, что когда-то играл оркестр Глена Миллера, неплохо «смотрелось» в струнном исполнении, как и знаменитейший регтайм Скотта Джоплина Entertainer, обретший новое звучание.

Бурные аплодисменты вызвал «Марш Радецкого» Штрауса. Во время исполнения зрители традиционно хлопают в такт. Был трогательный момент: совсем юный суворовец вручил букет маэстро Монасыпову.

Одной из задач коллектива с момента основания было продвижение музыки татарских композиторов

Собратья по пентатонике готовы учиться

Четыре десятка лет существует этот коллектив, со дня своего первого выступления в Москве. За эти годы где только не приходилось выступать — музыканты объехали весь мир. Одной из задач коллектива с момента основания было продвижение музыки татарских композиторов. Им, как и всем творцам, однозначно вредно «писать в стол», музыка должна жить, исполняться — это стимул для творчества.

— В Японии мы как-то играли квартет Рената Еникеева. Японцы сказали нам: «Здесь чувствуется такая энергетика, сила, которой в европейской музыке нет!». Им наше музыкальное искусство близко, поскольку тоже строится на базе пентатоники. Софью Губайдуллину любят слушать. Но они несколько застыли в своем созерцании. Помню, Рашиду Калимуллину японские коллеги сказали: «Научи нас писать так же драматично, как ты», — с удовольствием вспомнил Шамиль Монасыпов.

«Дарить надо тепло»

Струнный квартет состоит исключительно из мужчин, поэтому праздник 8 Марта для них — это работа и подарки.

— Я предпочитаю дарить цветы и ассорти из сухофруктов. Но главное в подарке — это энергетика, теплота, которую проецируешь через себя. Ведь чтобы сказать «благодарю тебя», «благословляю» или «прости», нужны душевные силы, а они есть не у всех. Сочувствие, сострадание и тепло — вот что от нас ждут близкие прежде всего. От одного человека просто веет добром, а от другого только холодок идет, к нему даже подойти не хочется. Мне бы хотелось пожелать всем женщинам, чтобы у них был покров, защитник. Женщина — такая непростая, мужчине трудно понять ее психологию, ведь она действует из таких посылов, которые недоступны иногда для понимания. Однако именно она сильнее нас раза в два. На ней дом строится, держится семья.

Следующий концерт квартета, апрельский, будет посвящен творчеству Федора Шаляпина

Следующий концерт квартета, апрельский, будет посвящен творчеству Федора Шаляпина. Будут исполнены сцены из опер из репертуара великого баса, их «разбавят» выступление тенора и сопрано и классическая русская музыка, с которым имя Шаляпина неразрывно связано.

Анна Тарлецкая, фото предоставлены пресс-службой ГБКЗ
ОбществоКультура Татарстан ГБКЗ ИМ. С.САЙДАШЕВА
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 08 мар
    У меня даже ребёнок танцует лучше под татарскую музыку
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Кто как привык)
    Ответить
  • Анонимно 08 мар
    Поэтому в татарском языке есть слово мон, которое на русский точно не переводится
    Ответить
    Анонимно 08 мар
    Мелодичность - разве не так это слово переводится ?
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    Это один из слоёв, но всё-таки не такое значение. Как может существовать мелодичность в грусти, хотя, возможны переходы, наверное? Как может быть мелодично драматическое напряжение без надрыва, хотя, возможно и может быть?
    Ответить
    Анонимно 09 мар
    /— В Японии мы как-то играли квартет Рената Еникеева. Японцы сказали нам: «Здесь чувствуется такая энергетика, сила, которой в европейской музыке нет!». Им наше музыкальное искусство близко, поскольку тоже строится на базе пентатоники. Софью Губайдуллину любят слушать. Но они несколько застыли в своем созерцании. Помню, Рашиду Калимуллину японские коллеги сказали: «Научи нас писать так же драматично, как ты», — с удовольствием вспомнил Шамиль Монасыпов./
    Пентатоника ритмична, а ритм есть жизнь. Китайцы считают пентатонику сакральной музыкой. Американская поп-музыка более ритмична и напряжена чем в Европе, например, и у них там в культуре больше жизни.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров