Как земли «Татнефти» стали яблоком раздора для фермера и Минлесхоза из-за кадастрового хаоса

Нурлатского бизнесмена приговорили к году условно за чистку сухостоя, назвав ее незаконной вырубкой леса, но проблемы с кадастром лесники признали

Как земли «Татнефти» стали яблоком раздора для фермера и Минлесхоза из-за кадастрового хаоса

История нурлатского бизнесмена Роланда Чахмахчева, обвиняемого в незаконной вырубке леса, о чем «Реальное время» писало летом, получила неожиданное продолжение. Фермер уверял суд, что провел лишь чистку сухостоя на своем участке, опасаясь пожара, который мог перекинуться и на поля, и на соседнюю деревню Ахметово. Да и рубил не в лесу, а на небольшом участке искусственной лесополосы. Однако Нурлатский суд решил, что фермер спилил «защитные леса» на землях, принадлежащих лесному фонду, и приговорил его к году лишения свободы условно и штрафу в 300 тыс. рублей. Защита, не согласившись с приговором, подала апелляцию в Верховный суд республики — разбирательство назначено на начало февраля.

«Предмет дела — вовсе не лес»

В канун нового года Нурлатский районный суд приговорил владельца ООО «Дуслык» Роланда Чахмахчева к одному году лишения свободы условно и штрафу в 300 тыс. рублей за незаконную вырубку леса на землях, принадлежащих лесному фонду Татарстана. Чахмахчев и его адвокат Ильшат Гильманов с приговором не согласны, и уже подали апелляцию в Верховный суд Татарстана — ее рассмотрят 5 февраля. Защита намерена указать на прецедент по делу буинского фермера с похожей проблемой — 10 лет назад на его сторону встал Верховный суд РФ.

Защитник Чахмахчева заявил «Реальному времени», что даже само уголовное дело он считает «незаконным, необоснованным и немотивированным»:

— Никакого состава преступления, умысла, мотива — нет. Предмет дела — вовсе не лес. Это доказано в том числе заключением и остальными материалами уголовного дела.

Дело Чахмахчева находится на контроле и у бизнес-омбудсмена Татарстана, из переписки которого с Минлесхозом РТ стало известно, что в ведомстве министра Равиля Кузюрова (к слову, бывшего главы Нурлатского района, у которого был длительный конфликт с родственником фермера — см. ниже) признают «ряд проблемных вопросов в сфере кадастрового учета земель лесного фонда». Но тем не менее настаивают на своем.

Суд решил, что фермер спилил «защитные леса» на землях, принадлежащих лесному фонду

Газета «Реальное время» подробно писала о конфликте Чахмахчева с Минлесхозом РТ в августе этого года. После того, как дело четыре раза закрывали за отсутствием состава преступления, фермер все же оказался на скамье подсудимых.

Конфликт возник еще в июне 2019 года. Согласно решению Нурлатского суда, Чахмахчев и его фирма «Дуслык» «умышленно, из корыстных побуждений» заключили безвозмездный договор с компанией «Респект СП+» на вырубку деревьев 28 мая—31 июля 2019 года. Работники «Респекта» 17 июня начали пилить деревья, а 19 июня на участок прибыли лесничие, заявившие о принадлежности части этого участка — землям лесного фонда, и запретили рубку леса.

Согласно представителям Нурлатского лесничества, эти земли принадлежали Вишнево-Полянскому участковому лесничеству, а Чахмахчев «самовольно указал на лесные насаждения, неклейменые сырорастущие деревья породы тополь, относящиеся к категории защитные леса, которые подлежали незаконной вырубке в выделе 3-го квартала лесничества». Тем самым, подсчитали они, Чахмахчев нанес ущерб Минлесхозу РТ на 408,6 тыс. рублей, спилив 72 тополя, или 176,8 кубометра леса.

В свою очередь фермер уверял, что рубил не лес, а сухостой на участке сельхозназначения, который к землям лесного фонда не относился. Мол, сама посадка деревьев изначально предназначалась для снегозадержания, но деревья были уже высокими и гнилыми. Их возгорание могло быть опасным для жителей как деревни Ахметово (рядом с насаждениями находится АЗС с многотонными цистернами топлива для заправки сельхозтехники «Дуслык»), так и для животных, и природы.

К тому же у Чахмахчева было разрешение на вырубку леса, которое он получил у исполкома Ахметовского сельского поселения, где для начала сверились с документами, и принадлежность участка к лесному фонду не обнаружили.

Рядом с посадкой старых тополей — АЗС с топливными цистернами

Брат фермера — Роман — депутат местного райсовета, ранее возглавлял местный мясокомбинат, затем стал владельцем «Нурлатских деликатесов». Сам Роланд Чахмачев выращивает зерновые культуры на арендованных у пайщиков в 1990-е землях. Его поля прямо за околицей деревни Ахметово — это равнина, которую и пересекает та самая лесополоса.

Бизнесмен рассказал «Реальному времени» об опасности взрыва на автозаправке из-за возгорания лесопосадки. Указал и на то, что по участку полосы проходит линия электропередач, деревья нависают над ней, некоторые ветки задевают, а стволы опираются на провода. Там же неподалеку проходит газопровод, а вблизи насаждений жители устроили несанкционированную свалку бытовых отходов. Именно в целях безопасности Чахмахчев принял решение об очистки территории. Тем более, что уже были случаи, когда падающие деревья ломали технику. С вырубкой леса согласился и глава сельсовета Ахметово Рамис Шайхутдинов. Последний и выдал письменное разрешение на вырубку, убедившись по кадастровой карте, что участок под номером 16:32:061001:64 относится к землям сельхозназначения.

Как стороны «запутались в кадастрах»

Однако участковый лесничий Алексей Питиримов в свою очередь посмотрел на свою карту лесных насаждений, которая имелась в конторе Нурлатского лесничества. Данная карта была составлена в 2014 году лесоустроителями, а именно Пензенским филиалом ФГУП «Рослесинфорг».

Согласно карте оказалось, что категория спиленных деревьев — «защитные леса, возраст деревьев — 60 лет, средняя высота — 24 метра». Данные деревья считались старовозрастными, «но тем не менее незаконная вырубка деревьев лесного фонда является лесонарушением», отметили в Минлесхозе РТ.

И хотя по заключению экспертов в рамках следствия, в частности АО «РКЦ «Земля», что по данным Росреестра участок с кадастровым номером 16:32:061001:64 входит в состав единого землепользования с кадастровым номером 1632000000319 и имеет категорию «земли сельхозназначения», обвиняющая сторона указала на другой документ. А именно: на свидетельство о государственной регистрации права собственности от 12.12.2009 года, которое было выдано на земельный участок под условным кадастровым номером 16-16-031022/2009-091, «который относится к землям лесного фонда».

Впрочем, согласно выписке ЕГРН, участок имеет другой кадастровый номер — 16:32:000000:545, «однако его границы не определены (не имеет координат границ), в связи с чем его местонахождение определить невозможно».

Одновременно руководитель ГБУ «Нурлатское лесничество» Рустем Галеев в разговоре с корреспондентом «Реального времени» предполагал, что произошло наложение земель лесного фонда и земель иных категорий. И признал, что «необходимо провести дополнительную кадастровую работу, чтобы утвердить, что данная посадка бесспорно стала частью лесного фонда».

Короче говоря, если бы героям «Острова сокровищ» Роберта Луиса Стивенсона попалась карта, похожая на разноречивые кадастровые карты земельного учета Татарстана — никаких сокровищ они бы так и не нашли.

Бизнес-омбудсмен и фермер ссылаются на буинский прецедент

Роланд Чахмахчев и его адвокат Ильшат Гильманов, недовольные решением Нурлатского суда в пользу позиции Минсельхоза, обращают внимание на судебные прецеденты, которые должны трактовать дело в пользу фермера. Гильманов ссылается на аналогичное уголовное дело М.Е. Медова из Буинского района, по которому надзорное определение уже дал в свое время Верховный суд РФ (ВС РФ №11-Д09-20 от 06.05.2009) — тогда обвиняемый был оправдан:

— Там тоже фигурировали земли сельхозназначения, на которых произрастали деревья, — отмечает юрист.

Главный советник отдела по обеспечению из аппарата уполномоченного при президенте РТ по защите прав предпринимателей Юлия Гаврилова в ответе на запрос «Реального времени» тоже обратила внимание на этот прецедент:

— Отметим, что в практике Верховного суда Российской Федерации уже было надзорное определение об отмене приговора, вынесенного Буинским городским судом Республики Татарстан по делу со схожими обстоятельствами (факт рубки лесных насаждений на землях сельхозназначения). Мы убеждены, что судом будут учтены все юридически значимые обстоятельства по делу.

Сколько деревьев спилили — неясно

В самом деле есть масса противоречий. Так, до сих пор неясно, сколько вообще деревьев рабочие спилили. Лесничий в показаниях утверждал, что срублено 64 дерева, но затем в деле указали, что их 72 — в лесничестве объяснили расхождение цифр тем, что якобы «некоторые деревья имели два ствола».

Чахмахчев и сами рабочие утверждали, что успели спилить всего 20 деревьев — однако в вещественных доказательствах, упоминаемых в постановлении Нурлатского суда, речь идет уже о 106 стволах тополей, которые затем были переданы на хранение в лесничество.

Сторона защиты указывала на эти неопределенности в ходе рассмотрения дела, отмечает адвокат Гильманов, и полагает, что к настоящему моменту достоверно даже не установлено точное число спиленных деревьев. По словам юриста, к тому моменту, когда сотрудники «Респекта» пришли на участок и начали пилить деревья — уже было «множество пней». Сам Ильшат Гильманов лично выезжал на участок и видел огромную автозаправочную станцию, служащую нуждам сельскохозяйственной техники хозяйства «Дуслык», рядом стоят многотонные резервуары с топливом:

— Раньше, когда он расчищал участок, никогда никто не имел претензий. И эти деревья были на участке, не переведенном в лесной фонд. Чахмахчев просто сделал это как предприниматель социальной направленности в том числе — он полностью деревню там отстроил, посадил парки, построил мечеть.

К настоящему моменту достоверно даже не установлено точное число спиленных деревьев. Фото: evening-kazan.ru

«Никто не хотел задеть какие-то живые деревья!»

Защита также обращает внимание, что каких-либо корыстных побуждений не было: судьба спиленных деревьев Чахмахчева не интересовала и он вовсе не собирался их продавать. В компании «Респект СП+» заявили на вопрос суда, «куда предназначались спиленные деревья» просто: «Да никуда, просто почистить участок, и при необходимости деревья могли забрать рабочие на дрова». Сам Чахмачев никакого отношения к определению дальнейшей судьбы спиленных деревьев не имел и не имеет, заверяет Гильманов.

— Около этих насаждений, фигурирующих в деле, нет никакого леса. Представьте поле, и посреди поля находятся старорастущие деревья, АЗС и рядышком деревня. И вот эта пашня обрабатывается вдоль и вокруг этих насаждений. Зачистка была буквально точечной. Никто не хотел задеть какие-то живые деревья! Даже свидетели, сотрудники «Респекта», говорили, что эти деревья друг на друге лежали, склонялись в сторону дороги, почти падали, — рассказал «Реальному времени» адвокат фермера.

Как земли «Татнефти» стали яблоком раздора из-за кадастрового хаоса

Самый сложный двусмысленный вопрос, рассмотренный судом и обеими сторонами, впрочем, даже не судьба срубленных деревьев и не их количество — а хаос и разноголосица в судьбе самого участка: принадлежит он или его часть лесному фонду и соответственно Минлесзхозу РТ (или находится в собственности РФ), или же нет. Одни говорят одно, другие — другое. Кое-что общее, однако, в показаниях наличествует, и касается это вышеупомянутого «наложения земель лесного фонда с землями другого назначения».

Проблема в том, что об этом наложении стало известно уже в суде. Ситуация парадоксальная. Так, во-первых, согласно кадастровой карте госреестра земельный участок 16:32:061001:64, на котором была осуществлена вырубка сухостойных деревьев, «является обособленным земельным участком, входящим в состав единого землепользования с кадастровым номером 16:32:000000:319 с категорией «земли сельскохозяйственного назначения». На это указывают даже в самом Минсельхозе (точная цитата из ответа министерства — бизнес-омбудсмену РТ Фариду Абдулганиеву: копия письма есть в распоряжении редакции «Реального времени»)!

Однако при этом, на что опять же указывают в Минсельхозе, «были выявлены наложения земель лесного фонда с землями другого назначения», с чем согласился Нурлатский районный суд. В результате, в публичной кадастровой карте участок Чахмахчева… не состоит, однако в некой «справочной информации стоит как ранее учтенный». В лесотехническом регламенте Нурлатского лесничества леса на участке 3-го квартала (как уверяют в Минлесхозе) относятся к защитным, а согласно свидетельству о госрегистрации права от 12 декабря 2009 года «право собственности на участок категории земель лесного фонда 1,7 га зарегистрировано за Российской Федерацией».

Источник: rosreestr.ru

Еще одна сторона дела. Эксперты, в своих исследованиях закопались в далекое прошлое, когда выяснили, что спорная территория и ее деление на участки вообще образовались в начале 1990-х вследствие перераспределения земель подсобного хозяйства НГДУ «Нурлатнефть» («Татнефть»). По мнению экспертов АО «РКЦ «Земля», «в землях постороннего значения — школы, кладбища, автодороги и прочего в границах НДГУ «Нурлатнефть» земель Государственного лесного фонда не имелось».

Подобная путаница позволяет стороне защиты Чахмахчева заявлять, что в настоящий момент вообще «невозможно установить по конкретному участку, где конкретно происходит наложение, упоминаемое Минлесхозом РТ». Как невозможно установить, происходит ли это «наложение» вблизи или вдали деревни Ахметово. А невозможно потому, что «все это не зарегистрировано».

Минлесхоз РТ признал «ряд проблемных вопросов в сфере кадастрового учета земель лесного фонда»

Позиция Минлесхоза вызвала вопросы и у бизнес-омбудсмена, который обратился за разъяснениями в министерство Равиля Кузюрова, получив довольно любопытный ответ (который сторона защиты теперь намерена использовать уже в Верховном суде РТ). Помимо уже упомянутого нами выше признания факта, что участок с насаждениями включен-таки в участок с категорией «земли сельскохозяйственного назначения» и. о. министра, первый замминистра лесного хозяйства Ильгизар Зарипов также признал, что «в отношении данного земельного участка перевод в земли лесного фонда не осуществлялся». Однако добавляет Зарипов:

— В отношении рассматриваемого земельного участка имеет место двойной учет земельных участков лесного фонда, ранее находившихся во владении сельскохозяйственных организаций и советов местного самоуправления, переданных в состав лесного фонда лесхозов и предоставленных сельскохозяйственным организациям на праве безвозмездного пользования, поскольку указанные земельные участки лесного фонда в земельном кадастре учтены как земли сельскохозяйственного назначения.

Мало того, Минлесхоз РТ даже признал, что в Татарстане существует «ряд проблемных вопросов в сфере кадастрового учета земель лесного фонда». Так, по словам Зарипова, имеет место включение земель лесного фонда в границы населенных пунктов при утверждении схем территориального планирования муниципальных образований. По мнению министерства,«отсутствие местоположения земельных участков на кадастровой карте является причиной самовольного захвата земель лесного фонда, попытки вырубки леса и освоения земельных участков для строительства, незаконного принятия распоряжений органами исполнительной власти землями лесного фонда, нарушающее имущественные права и законные интересы в части управления и распоряжения федеральным имуществом, вследствие чего происходит уменьшение площади земель лесного фонда».

— В этой связи вопрос приобретает особую социальную значимость для сохранения лесов нашей республики. Как правило органами местного самоуправления принимались решения о выделении земельных участков из состава земель лесного фонда, органы местного самоуправления превышали полномочия и распоряжались федеральным имуществом, — объясняет Ильгизар Зарипов, совершенно почему-то не объясняя это самое «отсутствие местоположения земельных участков на кадастровой карте».

И, главным образом, почему за это отсутствие должны отвечать фермеры или даже исполкомы муниципальных районов, которые ни сном ни духом об этом отсутствии даже не догадываются: ведь на публичной кадастровой карте ни о какой принадлежности к землям лесного фонда может и не быть. Фактически фермеры, пожелавшие расчистить свой участок от сухостоя, оказываются в положении козлов отпущения из-за неразберихи в кадастровом учете, за которую отвечать должен, как кажется очевидным, как раз Минлесхоз.

Неудобный предприниматель

Роланд и его брат Роман Чахмахчевы периодически участвовали в конфликтах с муниципальными властями Нурлатского района. Напомним, министр лесного хозяйства Татарстана Равиль Кузюров был его главой.

Роланд и его брат Роман Чахмахчевы периодически участвовали в конфликтах с муниципальными властями Нурлатского района. Министр лесного хозяйства Татарстана Равиль Кузюров был его главой. Фото: realnoevremya.ru

Роман Чахмахчев, комментируя уход Кузюрова в Минлесхоз РТ, заявил в 2018 году, что «в Нурлате малого бизнеса нет, налогов нет, работать людям негде». Еще в 2017 году он прямо обвинял тогдашнего главу Нурлата в том, что тот «натравил» на него проверки, в результате чего проект колбасного производства, который бизнесмен запускал на базе советского мясокомбината, закрылся.

Роман Чахмахчев также оказался среди нурлатских строителей, которые подписались под обращением к президенту РТ Рустаму Минниханову, требуя вернуть им 60 млн рублей долга за работы, выполненные в прошлые годы по просьбе исполкома. Чахмахчев со строителями утверждали, что «неоплаченные администрацией работы проводились по просьбам главы сверх бюджетных лимитов, заказы же уходили на сторону через аукционы, однако строители были уверены, что конкурсные условия намеренно были ориентированы на казанских и альметьевских конкурентов».

В то же примерно время проблемы начались и у племянницы фермера Елизаветы Чахмахчевой, завпрофилактическим отделением Нурлатской ЦРБ: ее заподозрили «в растрате с использованием служебного положения за то, что она выдавала справки о допуске к управлению транспортом бесплатно, хотя это платная услуга».

При этом в сети можно найти новость о посещении Кузюровым цехов «Нурлатских деликатесов» Романа Чахмахчева. В любом случае, задокументированного конфликта непосредственно между Кузюровым и самим фермером Роландом Чахмахчевым не было.

Неприбыльное дело

Само фермерское хозяйство ООО «Дуслык», как и многие другие небольшие фермерские хозяйства Татарстана, нельзя назвать сверхрентабельным. Хотя оборот компании в последние 4 года вырос в два раза, составив 1,1 млн рублей — он далеко уступает прежним цифрам выручки: в 2010—2012 годах он превышала 10 млн рублей. Примерно с тех лет на компании висит кредит в 4,2 млн рублей.

В последний раз «Дуслык» показал прибыль еще в 2014 году — тогда она составила 1,2 млн рублей. В 2016—2019 годах фирма была убыточной, уйдя в минус в 2018—2019 годах на 115—136 тыс. рублей. 40,7% компании «Дуслык» принадлежит Чахмахчеву Роланду непосредственно, оставшиеся доли распределены среди семи физических лиц, включая его сына.

Не то чтобы купается в золоте и Роман Чахмачев, чья компания ООО «Нурлатские деликатесы» год за годом снижает обороты: выручка упала с рекордных 10,2 млн рублей в 2016 году — до 8,1 млн рублей в 2019 году, чистая прибыль не превышает и 1 млн рублей. При этом на компании также висят краткосрочные кредиты на 5 млн рублей.

ООО «Нурлатские деликатесы» Романа Чахмачева год за годом снижает обороты. Фото: evening-kazan.ru

Проблемы после решения суда

Адвокат Ильшат Гильманов сетует на административное давление, которому, по его словам, подвергся после уголовного преследования фермер Чахмахчев уже при новых нурлатских властях.

— Он предприниматель, работающий на селе, во благо сельского хозяйства, поднимает его. Фермер — очень известный, настоящий пахарь. Своими руками управляет и комбайном, и тракторами. Сотни голов крупного рогатого скота у него есть. Это человек, который создает рабочие места. И старается держать свою территорию в порядке и безопасности. Ни о каком злом умысле в его работе речи даже не идет. Но, к сожалению, после данного уголовного преследования у Чахмахчева возникают теперь определенные проблемы и неудобства в плане административного давления на бизнес! Насколько мне известно, сейчас начались опять какие-то проверки у него, по землям возникают проблемы, — заявил юрист.

«Реальное время» направило запрос в Министерство лесного хозяйства Татарстана, но здесь оперативно ответить не успели. Комментарий будет опубликован по получении.

Сергей Афанасьев
ПромышленностьАгропромБизнесПроисшествия Татарстан Кузюров Равиль АфраимовичМинистерство лесного хозяйства Республики ТатарстанАбдулганиев Фарид Султанович
комментарии 10

комментарии

  • Анонимно 28 янв
    У нас всегда такой хаос! Что за дела?
    Ответить
    Анонимно 28 янв
    с этими кадастровыми номерами всегда неразбериха
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Оправдать! Однозначно.
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    "Умышленно, корыстно и безвозмездно"... все что надо знать о правосудии в Нурлатском районе
    Ответить
    Анонимно 28 янв
    нормальная схема)))
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Роланда Чахмахчева - ого, какой он национальности?
    Ответить
    Анонимно 28 янв
    "Я Русский грузинской национальности".И.В.Сталин
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    зЕМЛИ СТОЯЛИ ВПУСТУЮ, ПОЧЕМУ БЫ ИХ НЕ ОКУЛЬТУРИТЬ, ЧТО В ЭТОМ ТАКОГО?
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    В чем же виноват фермер? Оправдать!
    Ответить
  • Анонимно 28 янв
    Да, наказать сразу, оштрафовать, посадить - мы мастера.
    А вот разобраться никто не хочет.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров