В Казани могут снести часть здания научно-производственного предприятия

Исполком счел новую мансарду в офисе фирмы «Интекс-Центр» самовольной постройкой — чиновники требуют ее демонтировать

В Казани могут снести часть здания научно-производственного предприятия

В Казани продолжается масштабная кампания по демонтажу несанкционированных объектов. К числу самостроев чиновники отнесли и надстроенный этаж здания научно-производственной фирмы «Интекс-Центр». На предприятии 9 лет назад провели реконструкцию, в ходе которой возвели мансарду. Теперь исполком через суд добивается ее сноса. Мнения сторон выслушал корреспондент «Реального времени».

Угрозы жизни нет

Казанская научно-производственная фирма «Интекс-Центр» в скором времени может лишиться надстроенного этажа в здании. Исполком города просит татарстанский арбитраж признать мансарду самовольной постройкой и выдать решение о ее сносе. Причем это встречный иск чиновников к компании — ранее «Интекс-Центр» сам подавал заявление против города, но обо всем по порядку.

Как сообщает официальный сайт предприятия, оно занимается разработкой и производством резинотехнических изделий и антикоррозийных полиуретановых покрытий. В составе фирмы — центральный офис, научно-исследовательская лаборатория и два производственных участка. Персонал составляют инженеры, ученые и менеджеры.

Фирма «Интекс-Центр», по данным «СПАРК-Интерфакс», принадлежит Николаю (73%) и Галине (27%) Ксенофонтовым. Руководителем, судя по всему, является их сын — Артем Николаевич Ксенофонтов. Базируется организация в Приволжском районе — на улице Модельной, 4а.

Как следует из материалов дела, по указанному адресу истцу (ООО «Интекс-Центр») на праве аренды сроком до 2029 года принадлежит участок площадью 3,5 тыс. кв. м. На этой земле находится административное здание и модуль. Двухэтажное строение площадью 1,9 тыс. кв. м было в собственности у фирмы. В 2012 году компания реконструировала это здание, демонтировав и построив новые перегородки, а также мансарду площадью 204,6 кв. м.

Как сообщает официальный сайт предприятия, оно занимается разработкой и производством резинотехнических изделий и антикоррозийных полиуретановых покрытий. Фото: тд-юнивест.рф

Как утверждают в исполкоме, данная реконструкция была проведена без разрешения на строительство. В дальнейшем компания не смогла получить разрешение на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию. В 2018 году «Интекс-Центр» дважды обращался в исполком с заявлением о выдаче документа, но Управление градостроительных разрешений Казани ему отказывало. Тогда фирма обратилась в арбитраж, требуя признать за ней право собственности уже на трехэтажное административное здание и модуль — в реконструированном виде.

При этом центр приобщил документы о техническом обследовании здания до начала всех работ. Добро на реконструкцию выдало ООО «Институт независимых экспертиз». Здание классифицировали как работоспособное. Расчеты показали, что фундаменты и стены удовлетворяют условиям прочности и жесткости и позволяют провести надстройку мансардного этажа. Проект получил положительное заключение государственной экспертизы, кроме того, истец предоставил заключение ООО «Институт строительно-технической экспертизы» о соответствии реконструированного объекта градостроительным, строительным нормам и отсутствии угрозы жизни и здоровью граждан.

Тем не менее исполком Казани выдвинул встречный иск, назвав надстройку самовольной и требуя ее снести. Дела были объединены в одно производство, истцом выступал уже исполком.

Антресоли без права собственности

20 января состоялось очередное слушание по делу. На заседании присутствовали представитель исполкома, адвокат «Интекс-Центра» и независимый эксперт, который должен был провести исследование реконструированного объекта.

Чтобы лучше объяснить, о какой постройке идет речь, представитель исполкома отметила, что исследуемый объект состоит из составных частей, обозначенных литерами А, Б и В. Так следует из документов за 2004 год. Эксперт ответил, что не указал это в своей экспертизе.

В 2018 году «Интекс-Центр» дважды обращался в исполком с заявлением о выдаче документа, но Управление градостроительных разрешений Казани ему отказывало. Фото: realnoevremya.ru

— У нас же оценивался модуль целиком. Соответственно, если одна реконструкция идет, она затрагивает все здание, — отреагировала юрист исполкома.

Но, как выяснилось, оценен был лишь тот объект, где произошли строительные изменения. По этой причине эксперт предложил составить новое заключение.

Истец объяснил: чтобы понять, насколько изменилась площадь реконструированного объекта, нужно оценить его целиком:

— У нас заявлено признание права собственности на весь объект, куда включаются и модуль, и административное здание. Получается, что эксперт не дал оценку, а у нас изменилась площадь модуля. Была возведена антресоль.

Она также отметила, что теперь «Интекс-Центр» заявляет права на здание общей площадью 2 313 кв. м, по свидетельству же фирме принадлежит объект площадью 1 919 кв. м: «Объект под литерой В, судя по свидетельству, у них вообще демонтирован».

— 2 313 квадратных метров — это с модулем? — уточнил судья.

Представитель ответчика ответил утвердительно:

— С модулем и с теми антресолями, которые были возведены. В возражениях я указала, что данные антресоли не требуют признания права собственности в судебном порядке — это просто надстройки.

Представитель исполкома возражала, что это не просто надстройки, ведь благодаря им изменилась общая площадь объекта. Судья попросил юриста ответчика рассказать о перестройке.

— Антресоли на втором этаже. Ну как бы окошечки сделали для рабочих, чтобы переодеваться. Конструкции никакие не трогались, и перегородка возведена новая, — пояснила та.

Представитель исполкома продолжала возражать: «Я знаю, что антресоль входит в общую площадь здания, соответственно, площадь у вас увеличилась. Вы хотите признать право собственности и говорите о том, что нужно получать разрешение, а мы считаем, что это реконструкция». Здесь мнения сильно разделились, эксперт по этому вопросу оценку не дал. Зато ответчик счел нужным уточнить понятие антресоли:

— В документах я указывала приказ Минземстроя, в котором говорилось, что антресоль — это площадка, занимающая верхнюю часть объема помещения. И письмо Высшего арбитражного суда, что в этой части достаточно просто в заявительном порядке указать условия возведения.

Другая сторона сослалась на иные источники: «А есть свод правил, который говорит, что антресоль входит в общую площадь здания. Соответственно, возведение антресоли — изменение площади, а значит, это и есть реконструкция. Это пункт 14 ст. 1 Градостроительного кодекса», — настаивала представитель исполкома.

Следующее заседание пройдет в феврале. Фото: Максим Платонов

«Большой недостаток, который мы пытаемся устранить»

После этого суд вновь вернулся к опросу эксперта. Истец спросил, проводились ли исследования фундамента и сможет ли здание выдержать дополнительные нагрузки? Специалист ответил:

— Визуальное обследование привело к выводу, что повреждений несущей конструкции нет, спущенных грунтов тоже нет, никакие элементы не пострадали. Каркас 3-го этажа деревянный и никакой нагрузки не несет. Нет необходимости изучать этот вопрос.

Тогда истец уточнил: «Куда делся объект под литерой В? Потому что по техпаспорту он указан». Ответчик сообщил: «В техническом паспорте от 2004 года указан отдельной литерой. Это отдельно стоящее здание. На него теперь есть свой паспорт, который я тоже приобщала к делу. Он всегда стоял обособлено». Истец выразил сомнения: «У нас звучит, как один общий объект, а вы говорите про отдельно стоящий». Ответчик разъяснил, как так получилось:

— У меня есть паспорт за 2009 уже без него. А и Б всегда имели общую стену, а В стоял отдельно — это автомойка. Объект никогда не состоял из трех составляющих. В 2005 году получили отдельное свидетельство на автомойку. Я подниму из проектной документации топографическую съемку за 2013 год. Там автомойка будет стоять отдельно. Она всегда так стояла. Между ними расстояние не очень большое, но соприкосновений между стенами нет.

Истец скептически заметил, что впервые видит, чтобы в техпаспорте объединяли два объекта. В заключение суд обратился к сторонам: «Нет возражений, если этот эксперт продолжит работу? Проведено исследование, но не в полном объеме. Для этого нужно будет вновь провести осмотр». После заседания представитель «Интекс-Центра» пояснила «Реальному времени» детали спора:

— Над частью здания под литерой А была построена антресоль. Спустя 8 лет ее обнаружили, и сейчас стоит вопрос о том, что ее хотят снести. Хотя вся документация была разработана, исследования проводились, геодезические изыскания проводились. Была получена положительная оценка государственной экспертизы по надзору, но не было оформлено разрешение. В этом большой недостаток, который мы пытаемся устранить в судебном порядке.

Следующее заседание пройдет в феврале. К этому времени эксперту предстоит осмотреть объект В, доказав, что он существует, а также провести замеры помещения, просчитав площадь всего объекта и подготовив документацию, чтобы понять, какие изменения произошли.

Татьяна Новикова, Василя Ширшова
ОбществоВластьБизнесПромышленностьНедвижимость Татарстан
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 25 янв
    Странно,что исполком прицепился к этому зданию и вообще к этой организации, наверняка,есть какая-то подоплёка.
    Ответить
    Анонимно 25 янв
    если такие самовольные постройки, которые сооружаются, как правило, абы как без анализа фундамента и всего такого подобного, в один момент рухнут - пострадают люди. Правильно делают, что придираются.
    Ответить
  • Анонимно 25 янв
    Разрушить всегда легче чем построить
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров