«Сафонов сидел на лавке в «Краснодаре», попросился поиграть за университет, а теперь — в Лиге чемпионов»

Президент НСФЛ Андрей Стукалов — о том, как устроен студенческий футбол в России

«Сафонов сидел на лавке в «Краснодаре», попросился поиграть за университет, а теперь — в Лиге чемпионов»
Фото: пресс-служба Поволжской государственной академии физической культуры, спорта и туризма

Близится к завершению непростой, растянувшийся на год, шестой сезон Национальной студенческой футбольной лиги, в котором приняло участие рекордное количество команд: по 16 в каждой из двух групп. С недавних пор под эгидой НСФЛ проходят и Всероссийские соревнования среди студентов по футболу, в которых принимают участие только футболисты-любители. В конце октября в Казани, на стадионе «Буревестник» прошел полуфинальный этап этого турнира. За матчами претендентов на участие в финале, который пройдет в Новороссийске, наблюдал президент НСФЛ Андрей Стукалов. «Реальное время» поговорило с ним о развитии студенческого футбола в России и мире.

«Одним приказом у нас ничего не сделаешь, на письма никто не реагирует, все нужно делать «ножками»

— Андрей Николаевич, что такое НСФЛ сегодня?

— Лига была создана в 2011 году. На тот момент сильнейшие студенческие чемпионаты были в США, Украине, Литве, Корее. Мы были где-то пятыми-шестыми. Спустя 10 лет с момента появления НСФЛ стала самым сильным студенческим турниром.

— За счет чего удалось добиться такого результата? И с какими проблемами вы столкнулись?

— Нам повезло с чемпионатом мира по футболу-2018, право проведения которого было доверено России в 2010-м. В процессе подготовки к формату студенческих соревнований вопрос развития массового футбола в стране поднимался на самый высокий уровень.

В 2010 году возглавлявший в то время РФС Сергей Фурсенко и руководивший Министерством образования и науки его брат Андрей Фурсенко сделали проект лиги. Презентация была громкой, в Нахабино с участием 40 ректоров во главе с ректором МГУ.

Но следующий год лига жила только на бумаге. Одним приказом у нас ничего не сделаешь, на письма никто не реагирует, все нужно делать «ножками». В сентябре 2011 года президентом лиги назначили меня, и я начал с того, что отправился в турне по университетам для встреч с ректорами. 2012 и 2013 годы ушли на поиски «добровольцев». Объездил порядка 30 регионов. Многие отказывались, говорили, что нет денег. Но в итоге мне удалось собрать восемь команд, и в 2014 году мы провели первый чемпионат, презентовав интересный формат. Уже в следующем году участников стало 16. Еще три вуза остались вне заявки, так как на тот момент у нас еще не было первого дивизиона. С того момента никто лигу не покинул. Это говорит о том, что вузам интересно, они видят, что мы работаем для студентов, а не для себя.

В 2019 году я побывал в столице Доминиканской Республики Санто-Доминго для переговоров по созданию мировой студенческой футбольной лиги. Встречался там с представителями американского университета, победителя студенческого чемпионата США. Они признали, что наш формат уникален для студенческого спорта, так как обеспечивает регулярность и большое количество игр, а также их качественное освещение. У нас есть премьер-группа, первая группа, общероссийский дивизион — всего более 100 команд. Такой вертикали нет нигде в мире, даже в США. Спортивный принцип, по которому определяется представитель от страны в международных турнирах, информационное сопровождение и, главное, высокий уровень футбола, который предопределил то, что сборная Кубанского государственного университета трижды выигрывала чемпионат Европы за время моего президентства.

У нас есть премьер-группа, первая группа, общероссийский дивизион — всего более 100 команд

Мы подняли конкуренцию в лиге настолько, что в Европе наши команды встречают меньше сопротивления, чем на внутренней арене. Наша смоленская академия поехала в первый раз на европейский чемпионат без международного опыта, заняла 2-е место. А на чемпионате мира — 6-е. Уверен, что первые восемь команд из премьер-лиги на чемпионате Европы как минимум в пятерку попадут. Отсюда мое желание клонировать наш опыт и стремление к созданию в других странах таких же чемпионатов.

«Это площадка, на которой можно расти, не боясь совершить ошибку»

— Что это за проект — мировой футбольной лиги студентов?

— Я являюсь еще и генеральным директором Международного футбольного студенческого союза, учрежденного НСФЛ и Всеукраинской футбольной ассоциацией студентов в 2012 году. В дальнейшем хотел бы организовать полноценную студенческую Лигу чемпионов, в рамках которой могли бы соревноваться сборные вузов — чемпионы своих стран. Как раз для этого мы создали Международный футбольный студенческий союз.

Кстати, несмотря на непростые отношения между нашими странами, мы продолжаем, через коллег из Литвы и Молдовы, взаимодействовать с нашими украинскими партнерами. Они, к слову, самые титулованные в студенческом футболе.

— И в какой стадии проект Лиги чемпионов?

— К сожалению, пандемия внесла свои коррективы. Российскую лигу мы уже вернули к жизни, со временем возьмемся за международные проекты. В 2019 году я отправился в большой тур, должен был до лета объездить 18 стран. Начал с Нигерии. В Лагосе удалось договориться о создании нигерийской студенческой футбольной лиги. После этого улетел в Сан-Доминго, а потом началась пандемия, и все пошло наперекосяк.

Идея в том, чтобы организовать полноценные студенческие лиги стран и континентов — такие, как наша, победители которых соревновались бы друг с другом в рамках Лиги чемпионов. Уверен, во многих вузах с интересом отнесутся к предложению, и уже откликаются. И скажу вам, формат получается относительно недорогим, даже если речь идет о мировой лиге.

К сожалению, пандемия внесла свои коррективы. Российскую лигу мы уже вернули к жизни, со временем возьмемся за международные проекты

— Студенческий футбол может быть интересен зрителям, рекламодателям?

— Я за качество продукта, вслед за которым приходит зрелищность. Вы видели недавний матч КФУ и Поволжской академии? Посмотрите, какое напряжение было — счет менялся с 0:2 до 3:2… Я в последнее время смотрю только студенческий футбол, непредсказуемый, эмоциональный, искренний! Мало где в студенческих турнирах есть такая конкуренция. У нас на Кубанский университет все настраиваются как на последний бой. Когда ты проходишь через такой отбор, в Европе легче. В Смоленске они по ходу матча с крымским университетом уступали 0:3, но на последних секундах сравняли счет с углового и сохранили чемпионский титул. И праздновали со слезами, кучей-малой. Ректор КубГУ подошел ко мне, пожал руку и сказал: «Я таких эмоций и после двух европейских чемпионств не видел!». Вот что останется в памяти на всю жизнь, об этом они будут рассказывать ученикам.

Мы участвуем в том числе и в подготовке судей. И РФС отправляет к нам судить матчи тех, кого сегодня готовит к обслуживанию игр ФНЛ.

— Каким образом НСФЛ участвует в развитии футбола в целом?

— НСФЛ — это площадка, на которой можно расти, не боясь совершить ошибку. На которой можно и даже нужно ошибаться! Тот же вратарь на пути к месту в составе профессионального клуба должен «наесться», наделать ошибок… И Матвей Сафонов тому яркий пример. Четыре года назад он сидел на лавке «Краснодара» и попросился поиграть в НСФЛ за университет. А сегодня защищает ворота клуба в Лиге чемпионов, вызывается в сборную. Я помню, что он и в НСФЛ начал далеко не блестяще. Сборная вуза теряла очки из-за его ошибок. И у нас сотни таких примеров!

«На наших турнирах я вижу агентов клубов»

— Какие цели ставите перед собой на данном этапе?

— Основная цель не поменялась — это массовость, популяризация спорта, здорового образа жизни. Футбол — доступная игра, несложно собрать команду, и все будут получать удовольствие независимо от уровня игры.

Мы начали с формата 6 х 6 в 2013 году, имея в виду, что такие игры внутри вуза легче организовать, там больше контакт с мячом. Еще до того, как этот формат был официально зарегистрирован. Провели массовый турнир по всей стране с финалом в Санкт-Петербурге. Хотели внутри вузов развивать именно 6 х 6, как некий фундамент для развития студенческого футбола. Но РФС в преддверии ЧМ-2018 попросил сделать акцент на формате 11 х 11.

Тогда и родилась идея с гладким чемпионатом, с дивизионами, стартовавшая с восьми команд. И в конечном итоге мы создали этот турнир с сумасшедшим уровнем футбола. Но главной задачей оставалась массовость. Мы не планировали заниматься подготовкой спортивного резерва. Почему у нас мало спортивных вузов? Потому что нас всегда интересовали классические федеральные вузы 40-тысячники. Идея была сделать хороший турнир, обеспечить его освещение в СМИ для продвижения брендов университетов на рынке образовательных услуг, как в США.

Результат превзошел все наши ожидания, когда выяснилось, что в вузах готовы вкладываться ради результата. Сегодня проводятся внутренние турниры, в ходе которых идет отбор кандидатов в сборные. Если собрать все эти турниры, получится, что в НСФЛ играет гораздо больше, чем 32 команды. Разумеется, рано или поздно наша лига должна была привлечь внимание отраслевых вузов. Первой к нам «зашла» Смоленская академия. Думали, что порвут всех, а они заняли 7-е место. Поволжская академия начала с Первой группы, прошла ее довольно легко, но затем надолго «присела» на нижних этажах таблицы.

Результат превзошел все наши ожидания, когда выяснилось, что в вузах готовы вкладываться ради результата. Сегодня проводятся внутренние турниры, в ходе которых идет отбор кандидатов в сборные. Если собрать все эти турниры, получится, что в НСФЛ играет гораздо больше, чем 32 команды

В любом случае, для физкультурных вузов НСФЛ — это хорошая площадка для подготовки специалистов. Юрий Баскаков, увидев наши матчи, сказал, что это уровень второй лиги. Но вторая лига для вузов — это очень дорого, а НСФЛ в плане финансов — это просто рай!

Для классических университетов лига это возможность раскрутки бренда. Потому что мы в новостях, на экранах ТВ. И для этого они готовы принимать на учебу футболистов, которые хотят стать юристами или экономистами. А дальше — Европа, мир. Правда, там в рамках студенческих турниров нет возрастных ограничений для участников. Именно поэтому, кстати, я вынужден давать нашим вузам квоты на включение в заявки игроков далеко не студенческого возраста.

— То есть задачи подготовки кадров для российского футбола нет?

— То, что мы не ставим задачу, не значит, что мы ее не выполняем. И на наших турнирах я вижу агентов клубов. Потому что многие ребята из клубов просятся поиграть у нас. Спускается к нам парень, возвращается и попадает в основу. Потому что здесь он может себе позволить пяточкой сыграть. Ответственность меньше, давления нет, и раскрывается парень быстрее, у него начинает получаться! После возвращения в профессиональный футбол он начинает играть более уверенно в психологическом плане.

Так что мы начали выполнять задачу подготовки кадров, хотя и сейчас не ставим ее. Мы просто создали сильнейшую лигу в мире и намерены соревноваться с лучшими представителями таких же лиг в мире.

— В футбольных странах студенческий футбол развивается?

— Студенческий футбол в мире в зачаточном состоянии. Пока в мире таких лиг, как наша, нет. Турниры проводятся в фестивальном формате. Приезжают, играют в течение недели и разъезжаются. Нет требований к форме, заявке. Мы бы хотели добиться и регулярности, когда к команде постоянно подогревается интерес. У нас вуз участвует в пяти турнирах в году. И в перерывах в вузах не забывают о футболе: идет тренировочный процесс, отбор игроков в команды, руководство следит, интересуется, чем помочь. В Сочи в 2018-м я общался с генсеком ФИФА Фатмой Самура, и она назвала наш формат гениальным, в том что касается студентов.

Мы бы хотели добиться и регулярности, когда к команде постоянно подогревается интерес. У нас вуз участвует в пяти турнирах в году. И в перерывах в вузах не забывают о футболе: идет тренировочный процесс, отбор игроков в команды, руководство следит, интересуется, чем помочь

— Что нужно для того, чтобы проект мировой лиги был реализован?

— Мы собирались провести в качестве презентационного межконтинентальный турнир в России. Получили под этот проект финансирование. В Нигерии, в Лагосе провели Кубок Африки с участием 14 команд. Я договорился в Республике Доминикана организовать турнир стран Карибского бассейна, уже собирался ехать в Корею с предложением по Кубку Азии. Но помешала пандемия.

Сегодня в футбольном союзе две лиги, в процессе создания нигерийская. У нас есть критерии входа в союз. Не менее восьми команд, регулярность… Мы намерены искоренять бутафорские турниры. Хотим создать прозрачную систему с паспортами игроков, с электронными протоколами матчей, с заявками. Будет видно, кто играл за чемпиона Нигерии в сезоне. И в итоге у нас будет самый честный студенческий чемпионат мира, в котором сыграют не просто студенты, а студенты, участвующие в чемпионате страны.

— Поволжская академия пока не в лидерах НСФЛ…

— Но сегодня у академии три состава, участвующие в разного уровня турнирах. Ваш опыт работы надо клонировать. Стоит учитывать и то, что у вас за основной состав играют студенты 1-2-го курсов — совсем юные ребята. Тогда как по регламенту разрешено заявлять трех игроков старше 28 лет. Мы встречались с вашим новым ректором Рафисом Бургановым и обсуждали этот вопрос. Мне импонирует подход Рафиса Тимерхановича, отказывающегося идти к победе легким путем — за счет формирования команды возрастными игроками. И в беседе с ректором я особо отметил работу вашего тренера Дмитрия Денисенко. Еще раз повторю: он — один из немногих тренеров НСФЛ, досконально изучающих соперников.

Сергей Козин, фото: vk.com/nsflrussia
СпортФутбол
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 27 ноя
    До этого года не было у нас нормального футбола. А после изоляции так вооьще с ума посходили
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    В очередной раз доказывает, что было бы желание и стремление- тогда всего можно добиться
    Ответить
  • Анонимно 27 ноя
    К сожалению, пандемия виновата во всем
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров