Локдаун и долги добивают старейший грузинский ресторан Казани

Банки-кредиторы требуют пустить с молотка здание под заведением, основанным в 2001 году одним из самых известных рестораторов Татарстана

Локдаун и долги добивают старейший грузинский ресторан Казани
Фото: youtube.com

Как узнало «Реальное время», широко известный в Казани ресторан «Пиросмани» выставлен на продажу за 47,1 млн рублей. Продает его залоговый кредитор владельцев заведения Сбербанк — правда, пока торги на аукционе приостановлены до конца октября из-за жалобы другого кредитора, банка «Интеза». Легендарное заведение грузинской кухни душили долги еще до пандемии коронавируса. Однако его основатель и экс-владелец Фархат Ибраев, ныне развивающий сеть бюджетных халяль-кафе, полагает, что сегодня от банкротства никто не застрахован: причина не только в пандемии, но и в высоких налогах и падении покупательной способности населения. Эксперты считают цену только за здание на улице Татарстан завышенной (если только не продается весь бизнес целиком), а сама локация, полагают некоторые, не столь привлекательна, как это когда-то казалось.

Грузинский ресторан на аукционе

Как выяснила газета «Реальное время», на продажу выставлен знаменитый и некогда популярный ресторан грузинской кухни в Казани «Пиросмани». Владелец оценил заведение в 47,12 млн рублей — учитывая площадь в 527 кв. м, один метр оценен в 89,4 тыс. рублей.

Ресторан расположен недалеко от исторического центра Казани, рядом жилой массив и транспортные узлы: автовокзал, ж/д вокзал, речпорт. При этом цена на заведение по ул. Татарстан, 53а может как вырасти, так и упасть, учитывая, что выставлено оно на торги в формате аукциона на электронной площадке ЦДТ (с задатком в 10% от цены лота).

Продает объект Сбербанк, у которого ресторан находился в залоге по кредитам казанского ООО «Встреча» — фирмы, специализирующейся на ресторанной деятельности и работающей на рынке с 2005 года. Организация зарегистрирована по адресу Чернышевского, 43/2 — ею в равных долях владеют Гульнара Шакирова и Робинзон Майсурадзе. С ноября прошлого года фирма проходит процедуру банкротства.

Продает объект Сбербанк, у которого ресторан находился в залоге по кредитам казанского ООО «Встреча». Фото Олега Тихонова

Летом этого года часть ресторана впервые была выставлена на продажу за 12 млн рублей (такова была доля Сбербанка), целиком его планировали выставить на торги как минимум за 30 млн рублей. В итоге цена выросла еще сильнее. В Сбербанке не успели оперативно прокомментировать подробности долговых обязательств ООО «Встреча» газете «Реальное время».

Связаться с самими учредителями фирмы не удалось, телефоны фирм Шакировой и Майсурадзе недоступны. В самом ресторане на звонок корреспондента ответил новый управляющий заведения Арчил Ломтадзе, который сообщил нашему изданию, что вопрос урегулирован — ресторан больше не продается, а объявление о продаже просто забыли снять. Однако конкурсный управляющий «Встречи» Ринат Юнусов пояснил, что торги были лишь приостановлены по требованию одного из кредиторов — спор возник из-за начальной цены продаваемого здания.

Как банк «Интеза» притормозил торги ради цены Сбера

Судя по всему, изначально долг владельцев ресторана Гульнары Шакировой и Робинзона Майсурадзе возник перед банком «Интеза», именно он подал в сентябре этого года иск к ООО «Встреча», попросив Арбитражный суд РТ принять обеспечительные меры. В феврале 2020 года на сайте Единого федерального реестра сведений о банкротстве об определении начальной продажной цены и об утверждении порядка и условий и сроках проведения торгов по продаже заложенного имущества должника появилась первая начальная продажная цена залогового имущества ООО «Встреча» (нежилое здание, одноэтажное, общая площадь — 547,2 кв. м, земельный участок в 1 080 кв. м) — она была определена в 33 138 000 рублей. В сентябре 2020 года, однако, было утверждено Положение о порядке, сроках и условиях реализации имущества ООО «Встреча», утвержденное 02.09.2020 залоговым кредитором ПАО «Сбербанк России», тогда была установлена другая начальная продажная цена имущества в размере 47 116 603 рублей.

Само сообщение об аукционе, утверждают в «Интезе», который должен был состояться 20 октября 2020 года, конкурсный управляющий «Встречи» Ринат Юнусов опубликовал, «не дожидаясь вступления в законную силу обжалуемого судебного акта». Таким образом, в банке «Интеза» считают первоначальную продажную цену в 33,138 млн рублей заниженной — более отвечающей рыночным условиям кредитор полагает цену в 47,1 млн рублей. Суд в итоге приостановил торги — следующее заседание должно состояться 29 октября в 11-м арбитражном апелляционном суде.

Суд в итоге приостановил торги. Фото Максима Платонова

«От банкротства сегодня никто не застрахован!»

В прежние годы оператором заведения было ООО «Витта», которое принадлежало основателю «Пиросмани» — известному казанскому ресторатору Фархату Ибраеву. Четыре года назад «Витту» признали банкротом, но к тому времени Ибраев успел продать «Пиросмани».

У Фархата Ибраева изначально было три ресторанных проекта — «Пиросмани», джаз-клуб «Веселый Роджер» и винный ресторан «Золотая гроздь». Начав с «Золотой грозди» на 40 кв. м, он стал развивать джаз-клуб «Веселый Роджер», запустив его в 2000 году. В 2001 году Фархат Ибраев запустил новый проект — ресторан «Пиросмани» с грузинской кухней, которая тогда была на пике популярности. В 2013 году Ибраев вышел из бизнеса (столкнувшись с отсутствием, по его словам, «качественного продукта»), вложившись в сельское хозяйство. Сейчас предприниматель развивает бюджетную сеть халяль-кафе «Ханума».

Фархат Ибраев не считает, что проблемы у его прежнего проекта могли возникнуть из-за какой-либо неверной стратегии — причина банкротства и продажи в общей тенденции, полагает ресторатор: «Вот мы вложили деньги в ресторанный бизнес, работаем-работаем, купили оборудование, взяли кредит под это оборудование в надежде, что будем работать и дальше. И никаких наводнений и землетрясений не было вроде бы… И кто бы мог думать, что так называемая пандемия возьмет и закроет предприятие».

По его словам, подобная участь сегодня нависает над многими заведениями общепита Казани. А выживет только тот, «кто смог присосаться к бюджету». И в дальнейшем, уверен он, все будет лишь усугубляться — особенно с увеличением налогов. Сам ресторан «Пиросмани» если и будет востребован и интересен, то лишь после пандемии. И только тогда, когда у людей появятся деньги.

— Если у населения, у большей ее части, денег нет, а есть они только у узкой его части, то рестораны будут закрываться. Если никто не ходит, ресторан будет представлять собой просто голые стены. Рынок сегодня упал, заполняемость ресторанов резко снизилась. И [банкротства ресторанов сегодня] вызваны вовсе не неправильной стратегией владельцев. Все дело именно в непредвиденных обстоятельствах. Кто мог предположить доллар по 70 рублей, евро под 90? Людям сегодня сложно сводить концы с концами, раньше было гораздо стабильнее. От банкротства сегодня никто не застрахован!

Но при этом настоящая ситуация еще не самая критичная, предупреждает ресторатор. Хуже будет, когда банки не смогут возвращать выданные им кредиты, те же, которые были выданы на развитие ресторана «Пиросмани».

Кто не перестроился на доставку — проиграл

Владимир Шайхиев, замгендиректора компании «А-Девелопмент», отмечает, что «Пиросмани» всегда пользовался популярностью как концептуальный национальный ресторан. И появился он намного раньше, чем «Хинкальная»: в начале 2000-х в Казани, вспоминает он, было всего два грузинских ресторана — «Пиросмани» и «Тифлис». Но у «Пиросмани» было преимущество в виде размещения в центре города. Спрос на него был высокий, кухня хорошая.

— Но учитывая, что сегодня общепит находится в стагнации, говорить о том, насколько такой ресторан интересен рынку сейчас, достаточно сложно. Сегодня вообще очень сильно меняется рынок. По опыту ресторанов в Татарстане — что произошло в пандемию? Многие стали себя плохо чувствовать, многие закрылись. А кто-то себя чувствовал нормально, потому что смог перестроиться на доставку блюд или полуфабрикатов. Более гибкие, принимающие быстрые концептуальные решения — они перестроились. Возьмем ресторан «Тюбетей», если говорить о национальном общепите — они очень здорово начали развивать именно доставку полуфабрикатов, и у них это достаточно хорошо и быстро стало развиваться. Понятно, само заведение было закрыто, но производство у них продолжало работать, — обратил внимание Шайхиев.

Цена в 47,1 млн рублей только за здание — завышена

Эксперт полагает, что сегодня скорее будет востребован формат столовых, недорогих заведений, рассчитанных на небольшой средний чек. Перспективы продажи самого «Пиросмани» оценить сегодня непросто, считает Шайхиев: пока неясно, продается ли только само помещение за 90 тыс. рублей за квадратный метр или оно продается вместе с имуществом.

— Если рассматривать объект как готовый бизнес, готовый ресторан в центре города, то вероятность, что его купят за такую цену, больше. Но если продается только помещение ресторана, которое покупателю придется использовать, сдавая его в аренду, скорее всего, то цена в 47,1 млн рублей, на мой взгляд, слишком высокая.

С ним согласен и Юрий Чикиров, генеральный директор ООО «Реагентство»: цена в 47 миллионов рублей за такой объект завышенная, если, конечно, на продажу выставлена только недвижимость, а не весь бизнес целиком вместе с ресторанным оборудованием. Однако он полагает локацию «Пиросмани» в настоящий момент не столь привлекательной: само заведение все-таки отдалено от основных потоков, особенно гуляющих людей, которые могли бы в него заходить, отдален он и от деловых потоков, людей, которые пользовались бы рестораном, покупая там бизнес-ланчи.

— На самом деле, место, где расположен ресторан, улица Татарстан, таит в себе определенные риски. Прежде всего связанные с вовлечением потока потенциальных клиентов, чтобы обеспечивать экономику бизнеса. В свое время у нас был объект недалеко от улицы Баумана — в районе 200 метров в сторону от нее. И федеральные сети нам рассказывали о том, что даже на таком отдалении от основного трафика (от пешеходной улицы Баумана, от улицы Профсоюзной) уже будет существенное падение потока клиентов. А здесь мы говорим об улице Татарстан, со смещением пока, к сожалению, в зону «депрессивную» с точки зрения деловых направлений.

Впрочем, Чикиров надеется, что в рамках осуществляемой сегодня казанскими властями реновации и новой концепции развития речпорта и близлежащих улиц столицы Татарстана «эта зона оживет».

Сергей Афанасьев
БизнесУслугиНедвижимость Татарстан Сбербанк РоссииАрбитражный суд Республики ТатарстанИбраев Фархат Рашидович
комментарии 8

комментарии

  • Анонимно 26 окт
    Жалко, "Волжанка", в которой находится "Пиросмани" - мой первый ресторан, из детства еще. Да и на районе мало чего приличного.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Такое хорошее заведение было... Жаль
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Бывший катала Ибраев лучше бы в картишки продолжал играть а не столовые
    открывать. Не его это.
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Эх, мы там свадьбу играли
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    У нас в России бизнес не реально развить. Если нет поддержки
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Сколько лет уже этому ресторану, а я ни разу его не посетил
    Ответить
    Анонимно 26 окт
    много потеряли, уникальное место со своей приятной атмосферой и прекрасной кухней!
    Ответить
  • Анонимно 26 окт
    Что такое локдаун? Нет такого слова.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров