«Мы должны найти точки соприкосновения, поэтому концепция НОЦ так долго обсуждается»

Каким быть татарстанскому научно-образовательному центру мирового уровня? В республике ищут оптимальные варианты его развития

Татарстан готовится побороться за федеральные деньги, выделяемые регионам на финансирование научно-образовательных центров мирового уровня (НОЦ). Средства получат те регионы, чьи заявки на создание центров пройдут конкурсный отбор. Пока татарстанцы готовятся к подаче заявки, в республике идут бурные дискуссии о том, какую концепцию и модель финансирования избрать для НОЦ в РТ. Федеральный грант — лишь малая часть, центр должен существовать преимущественно на средства из внебюджетных источников. Крупный бизнес, которому отвели эту роль, — бюджетоформирующие предприятия республики. Поэтому финансируемые ими научные разработки НОЦ должны носить максимально прикладной характер, а инвестиции окупиться с прибылью для экономики Татарстана. Сейчас участники татарстанского НОЦ обсуждают, как добиться эффективной интеграции науки и производства. «Реальное время» выслушало мнения сторон.

Как и зачем создаются НОЦ

Научно-образовательный центр мирового уровня или НОЦ — это объединение вузов, научных организаций и крупных компаний. Центр, по своему замыслу, должен выстроить коммуникацию между научным сообществом и реальным сектором экономики. Создание НОЦ в регионах России инициировал Владимир Путин в своем послании Федеральному собранию в 2019 году. Работа ведется в рамках федерального нацпроекта «Наука», реализация которого подразумевает выделение 636 млрд рублей.

К концу 2021 года в стране должны быть созданы не менее 15 НОЦ. Пять пилотных уже есть в Пермском крае, Кузбассе, Нижегородской, Белгородской и Тюменской областях. У каждого своя специализация — биотехнологии, добыча угля или исследования Арктики. Остальные создаваемые в регионах НОЦы должны пройти конкурсный отбор, чтобы получить господдержку. Победителей определит правительство России, как и размеры федеральных грантов.

Пять пилотных НОЦ уже есть в Пермском крае, Кузбассе, Нижегородской, Белгородской и Тюменской областях. Фото: Дмитрий Кирчанов, kemsu.ru

После прохождения конкурса для получения бюджетных денег центры должны представить отчет об успешных результатах реализации программ деятельности. Но гранты — не ключевая составляющая в финансировании проектов НОЦ, центры должны привлечь внебюджетное финансирование. Причем оно должно в десятки раз превышать бюджетное: «Это примерно 1 рубль бюджетных средств на 30 рублей внебюджета», — пояснил министр науки и высшего образования РФ Михаил Контюков. К концу 2019 года первые пять НОЦ привлекли 15,3 млрд рублей внебюджетных средств. Всем НОЦам за время реализации нацпроекта, согласно его паспорту, нужно привлечь 233 млрд рублей из внебюджетных источников.

В качестве партнеров, готовых оказать такую финансовую поддержку, выступили крупные российские компании: ЛУКОЙЛ— для пермского НОЦ, «Газпром нефть» — для Тюменского НОЦ, «Сибур» — для воронежского НОЦ и т. д. Поэтому перед учеными ставят задачу — работать в приоритетных для экономики страны направлениях и добиваться результатов, которые помогут повысить конкурентоспособность России на мировых рынках. Ведь к 2024 году, согласно целям нацпроекта «Наука», Россия должна войти в пятерку ведущих стран, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития в мире.

Созданные и создаваемые НОЦ уже ведут исследования и предлагают рынку новые технологии. Например, индустриальный партнер НОЦ «Кузбасс» — компания «РУСАЛ» — проводит испытание новой эффективной и экологичной технологии производства алюминия. Ученые из Белгородского НОЦ заняты выведением нового типа породы свиней для повышения конкурентоспособности отечественного производства. Участник якутского НОЦ «Север — территория устойчивого развития», резидент IT-парка компания SCIBERIA разработала программу, распознающую коронавирусную пневмонию менее чем за минуту.

На создание НОЦ подали заявки около половины российских регионов. Татарстан также активно работает в данном направлении. В феврале президент республики подписал Указ «О научно-образовательном центре мирового уровня в Республике Татарстан». Координатором центра стал «Татнефтехиминвест-холдинг», хотя изначально инициатором создания НОЦ выступал КФУ. На данный момент вуз рассматривают в качестве его проектного офиса.

В состав участников НОЦ РТ вошли более десятка вузов, научных организаций и отраслевых объединений: КФУ, КНИТУ-КХТИ, КНИТУ-КАИ, КГАСУ, КГЭУ, КГМУ, КГМА, КГАВМ, АН РТ, КазНЦ РАН, НИИ по нефтепромысловой химии, камский инновационный кластер «Иннокам», Ассоциация предприятий и промышленников РТ. Согласно внесенным в указ изменениям, группу участников от предприятий представляют такие компании, как «Казаньоргсинтез», «Нижнекамскнефтехим», КАМАЗ, «Татнефть», «Нэфис Косметикс», «Татэнерго», «Сетевая компания», «Татэнергосбыт», «Татхимфармпрепараты», ОЭЗ «Алабуга», ICL.

Наблюдательный совет центра возглавил президент Татарстана, его заместителями стали замминистра науки и высшего образования РФ Марина Боровская и премьер-министр РТ Алексей Песошин. Секретарем НС назначен глава «Татнефтехиминвест-холдинга» Рафинат Яруллин. В состав совета также вошли министры, ректоры вузов и руководители компаний: ТАИФа — Руслан Шигабутдинов, КАМАЗа — Сергей Когогин, «Связьинвестнефтехима» — Валерий Сорокин, «Татнефти» — Наиль Маганов.

На заседаниях «Татнефтехиминвест-холдинга» Рафинат Яруллин пояснял, что НОЦ необходим для создания новых технологий и видов продукции, конкурентоспособных на мировом рынке. Планируется, что татарстанский центр будет специализироваться на химии, нефтехимии, нефтепереработке, медицине, фармахимии и биотехнологиях.

На заседаниях «Татнефтехиминвест-холдинга» Рафинат Яруллин пояснял, что НОЦ необходим для создания новых технологий и видов продукции. Фото: president.tatarstan.ru

В июне на очередном заседании «Татнефтехиминвест-холдинга» обсудили основные тематики деятельности НОЦ в РТ. Совет директоров ТНХИ согласовал восемь направлений: циркулярная экономика («Татнефть»), мультиомиксный форсайт здоровья человечества (КФУ), создание транспортных средств нового поколения (КАМАЗ), добыча и глубокая переработка углеводородов (КФУ в связке с «Нижнекамскнефтехимом» и «Татнефтью»), устойчивая энергетика и ликвидация накопленного ущерба, перспективные материалы (КНИТУ-КАИ), цифровые технологии (Иннополис), сельское хозяйство и биотехнологии (КФУ).

Татарстан определится со сроками подачи заявки на федеральный конкурс в августе — сентябре. Осенью Министерство науки РФ разыграет самую большую сумму научных грантов — 11,4 млрд рублей. Ожидается, что в конкурсном отборе примут участие 50 регионов с проектами своих НОЦ.

Кто инвестирует в татарстанскую науку

Главная задача НОЦ — обеспечить интеграцию науки и промышленности — в Татарстане уже реализуется крупными компаниями республики. К примеру, Группа ТАИФ много лет сотрудничает с ведущими вузами республики — КФУ, КНИТУ-КХТИ, КНИТУ-КАИ, КГЭУ. Результатом этой работы стал ряд успешно реализованных проектов.

Так, удачным примером сотрудничества КФУ и «Нижнекамскнефтехима» можно назвать разработку катализаторов — веществ, играющих ключевую роль в процессах нефтехимии и определяющих качество и себестоимость конечной продукции. Большинство этих продуктов — импортные, поэтому, чтобы не зависеть от зарубежных поставщиков, НКНХ совместно с КФУ начал разрабатывать отечественные катализаторы.

Для этого предприятие и вуз основали лабораторию адсорбционных и каталитических процессов. Делу помогли и федеральные гранты, которые университет выиграл для разработки серии катализаторов. Созданный совместными усилиями высокоэффективный железокалиевый катализатор позволил вытеснить из практики НКНХ железокалиевый катализатор марок Shell и BASF.

Позднее был создан катализатор, используемый при производстве изобутилена и изоамилена (ТАИФ вложил в данный проект около 700 млн рублей), а также катализаторы дегидрирования этилбензола в стирол, используемого для получения каучуков и полистирола. В планах и другие разработки.

Удачным примером работы КФУ и компаний ТАИФа стала разработка катализаторов для ПАО «Нижнекамскнефтехим». Фото: Максим Платонов

КФУ активно работает и с «Казаньоргсинтезом». Например, в 2016 году для центральной лаборатории общества (ЦЛО) вуз провел дифференциальную сканирующую калориметрию совместно с термогравиметрическим анализом образцов термостабилизаторов (специальных добавок, замедляющих разрушение полимерных материалов при нагреве). В 2017—2019 годах была выполнена наработка опытных партий катализаторов и проведены опытно-промышленные испытания образцов на пилотной установке. Цель проекта — создать отечественный катализатор гидрирования этан-этиленовой фракции (ЭЭФ) для замены импортных катализаторов компании Clariant.

Активное сотрудничество налажено и с КНИТУ-КХТИ. «Нижнекамскнефтехим» работает с вузом над усовершенствованием технологии получения оксида пропилена и стирола. НКНХ — единственное предприятие в России, где его выпускают. Из оксида пропилена получают пропиленгликоль, пропиленкарбонат, изопропаноламин, полиоксипропилен-полиол, пропиленсульфид, также используют как промежуточное вещество при получении полиуретанов, полиэфирных смол. Казанские ученые предлагают получать соединение через гидроперекись кумола. Для другого предприятия ТАИФа, «Казаньоргсинтеза», КХТИ разработал проект перевода турбохолодильных машин с жидких хладоносителей на озонобезопасные хладагенты. Это позволило повысить эффективность холодильных установок и экологичность производства.

Другой казанский вуз, КНИТУ-КАИ, выиграл конкурс «Казаньоргсинтеза» на разработку технического задания для усовершенствования системы электроснабжения предприятия. Тщательный анализ позволил найти возможности для улучшения энергоснабжения комплекса. Также ТАИФ участвует в формировании университетского фонда целевого капитала (эндаумент-фонд), который формируется за счет пожертвований выпускников и партнеров вуза. За время работы фонда собрано более 20 млн рублей, из них половину вложил ТАИФ. Доходы фонда направляют на цели, установленные благотворителями и финансовым планом, в частности, так профинансировали создание интерактивного музея на базе первого сверхзвукового пассажирского самолета Ту-144.

В попечительский совет вуза наряду с членами правительства РТ и топ-менеджерами крупных республиканских компаний входят главный советник генерального директора АО «ТАИФ» по развитию, выпускник КАИ Альберт Шигабутдинов и генеральный директор АО «ТАИФ-НК» Рушан Шамгунов. Совет попечителей содействует популяризации инженерных специальностей и плодотворному взаимодействию промышленности и образования, поддерживает проекты вуза.

В попечительский совет КНИТУ-КАИ входит главный советник генерального директора АО «ТАИФ» по развитию, выпускник КАИ Альберт Шигабутдинов. Фото: Максим Платонов

С КГЭУ идет сотрудничество в области подготовки кадров, повышения квалификации и научных исследований. Для ТГК-16 вуз разработал проект энергоэффективных ресурсосберегающих систем водопользования с применением модульных электромембранных аппаратов на предприятиях большой энергетики. В процессе работы была создана экспериментальная электромембранная установка для энергоэффективной безреагентной переработки жидких отходов ТЭС, недоступных, невозможных или невыгодных для переработки другими методами. Проект реализуют на Нижнекамской ТЭЦ (ПТК-1) в виде действующей экспериментальной установки утилизации засоленных минерализованных сточных вод. Это обеспечит ресурсо-энергосбережение при производстве тепловой и электроэнергии, а также позволит уменьшить техногенное воздействие на окружающую среду.

В результате совместной работы ученых и промышленников выигрывают обе стороны. Вузы обрели надежных партнеров и возможность вести дорогостоящие научные исследования. Предприятия получают новые технологии. Впрочем, ТАИФ инвестирует не только в нужные для него научные исследования, но и в развитие химической отрасли в целом и популяризацию самой профессии химика. Так, Группа помогла КФУ с возведением лабораторного корпуса Химического института им. А.М. Бутлерова, вложив в строительство более 400 млн рублей. В семиэтажном здании есть два десятка крупных лабораторий для исследований по органической химии, супрамолекулярной химии, нефтехимии, а также в области тонких химических технологий и катализа. Технические ресурсы для изучения химии получили и ученики казанского лицея №131. На средства ПАО «Казаньоргсинтез» — около 1 млн рублей — в школе создали химическую лабораторию. Результат не заставил себя ждать. Победителем международной олимпиады по химии в 2019 году стал ученик лицея Олег Панфутов. На встрече с мэром Казани молодой человек прямо заявил, что важной составляющей в достижении высоких результатов у школьников служат подобные оборудованные лаборатории.

Таким образом, в вопросах кадровой политики Группа ТАИФ заинтересована вести последовательную работу: с раннего возраста увлекать ребят химией, чтобы по окончании вузов самые способные приходили в химические компании, в том числе и на предприятия ТАИФа, а не уходили на другую стезю.

ТАИФ помог КФУ с возведением лабораторного корпуса Химического института им. А.М. Бутлерова КФУ. Фото: Максим Платонов

Каким быть НОЦу в Татарстане?

Реальный сектор экономики нуждается в новых технологиях, и крупный бизнес готов вкладывать средства в их разработку, что и доказал ТАИФ, а также некоторые другие крупные компании республики за время своего многолетней работы с вузами. Нет сомнений, что данное сотрудничество будет продолжено и по линии НОЦ. Важно лишь выбрать верную модель взаимоотношений между участниками создаваемого центра — чтобы схема работала и всем приносила пользу.

Каким же быть татарстанскому НОЦ? Обсуждения формата работы центра в республике все еще продолжаются. Недавно «Татнефтехиминвест-холдинг» провел семинар по приоритетным направлениям центра. Представители вузов презентовали свои предложения. От КФУ с докладом по направлению «Медицинские технологии и фармацевтика» выступил проректор вуза, директор Института фундаментальной медицины и биологии Андрей Киясов. Докладчик предложил отвести татарстанскому НОЦ роль регулирующего института в формировании связей между элементами технологической цепочки: наука — технология — производство — рынок. Участники центра смогут взаимодействовать в рамках реализации совместных инвестиционных и научно-исследовательских проектов с участием, в том числе международных игроков в отраслях Life Science, «Биомедтех» и «Фармацевтика».

— В данный момент работаем в онлайн-формате. Каждый университет готовит свои презентации. Мы встречаемся, спорим, говорим, собираемся вынести эти вопросы на заседании «Татнефтехиминвест-холдинга». Так что мы продолжаем работать по вопросу создания НОЦ, каждый день ищем новые направления. Много новых предложений поступило от КФУ, КГАСУ и КГЭУ. Подключился и КНИТУ-КХТИ, сейчас у них новый ректор пришел. Словом, идет плодотворная работа. Но, поймите сами, когда работаешь в таком режиме, общаешься через экран (обсуждения идут в формате zoom-конференций), невозможно ни поспорить, ни поговорить, ни найти какое-то оптимальное решение. Пока что это дело идет сложно, но работаем, — сообщил «Реальному времени» гендиректор АО «Татнефтехиминвест-холдинг» Рафинат Яруллин.

В эти дни «Татнефтехиминвест-холдинг» провел семинар по приоритетным направлениям НОЦ в формате zoom-конференции

Отдельный интерес представляет финансовая сторона создания НОЦ. Варианты схем финансирования высказывались разные. Например, в презентации КФУ по созданию НОЦ в Татарстане в качестве источников рассматривались средства федерального, республиканского бюджета и отраслевых предприятий, причем татарстанская казна и бизнес, по версии вуза, разделят расходы поровну.

Другой вариант предполагает возложение основных затрат на промышленников как на главных заказчиков новых технологий. Причем суммы затрат для бизнеса, по всем оценкам, будут значительными — миллиарды рублей для некоторых компаний. Что будет правильным для татарстанского НОЦ — однозначно ответить нельзя. Но какой бы путь ни выбрали, вложения бизнеса в НОЦ должны приносить результат — такую задачу ставит и руководство страны. Проект реализуется под контролем президента Татарстана. Ожидается, что каждый вложенный рубль инвесторов должен окупиться и принести минимум 2—3 рубля экономике республики, иначе эффект будет незначительным с учетом того, что промышленники участвуют во множестве других важных общественно-социальных проектах, требующих значительных расходов. К примеру, кредитная нагрузка Группы ТАИФ на начало июля составляет почти 200 млрд рублей.

— Конечно, если предприятию неинтересно, оно не будет участвовать. Мы много говорим об интеграции науки, образования и промышленности. К сожалению, точек соприкосновения на сегодня не так много, за исключением того, что мы готовим кадры. Если говорить о научных исследованиях, они в основном носят прикладной характер. Но предприятиям нужна не долгосрочная перспектива, а внедрение по принципу: здесь и сейчас, поскольку они заинтересованы в прибыли и сохранении конкурентоспособности на рынке. Мы должны найти точки соприкосновения, поэтому концепция НОЦ так долго обсуждается. Если бы это касалось только вузов или только предприятий, давно бы уже все написали и пришли к согласию. Как говорится: три юриста — три мнения. Здесь сталкивается очень большое количество интересов! — заметил ректор КФУ Ильшат Гафуров.

К какой схеме финансирования НОЦ склоняются координаторы проекта, гендиректор «Татнефтехиминвест-холдинга» пока отвечает уклончиво:

— Давайте я с вами не буду говорить на эту тему — как будет финансироваться центр. Пока ни о каких финансах речь не идет. Мы хотим, чтобы Татарстан вышел со своими предложениями, все же остальные регионы тоже выходят. Надо сначала выиграть конкурс, а там уж говорить о финансировании.

По словам главы ТНХИ, под вопросом остаются и место расположения проектного офиса НОЦ, а также состав его руководства. «Пока окончательно не решили. Есть несколько предложений, мы их обсуждаем», — заключил глава ТНХИ.

Ректор КФУ добавил, что пока нельзя однозначно сказать, каким будет НОЦ в Татарстане — концепция центра еще формируется. Правительство не установило здесь единых требований, а регионы предлагают разные варианты. По словам Гафурова, предприятиям также предлагают различные механизмы участия:

— НОЦ — на сегодня единственный механизм, который может интегрировать интересы науки, образования и бизнеса. Мы ставим свою задачу, чтобы научные учреждения работали на повышение конкурентоспособности базовых предприятий, которые сегодня формируют бюджет или остов республики.

Параллельно, по его словам, наука должна работать над диверсификацией экономики РТ, чтобы развивать и такие отрасли, как IT-технологии или медицина.

Ректор КФУ Ильшат Гафуров заметил, что пока нельзя однозначно сказать, каким будет НОЦ в Татарстане — концепция центра еще формируется. Фото: Максим Платонов

«То, что дешевле купить и хорошего качества, нет смысла создавать»

Одно из выбранных направлений татарстанского НОЦ — глубокая переработка углеводородов. Исследования в данном направлении могли бы посодействовать развитию российской нефтехимической индустрии, и здесь важно поддержать перспективные проекты.

— Отечественная нефтегазохимическая отрасль характеризуется высокой степенью технологической импортозависимости. Долю отечественных технологий в нефтехимии можно оценить лишь в 20—50%, по многим технологиям импортозависимость составляет 100%, как и по используемым катализаторам и реагентам. На российских предприятиях свыше 50% используемых катализаторов — импортные. Существует лишь некоторые примеры эксплуатации отечественных технологий на предприятиях отрасли, и зачастую эти технологии были созданы более 30 лет назад, — говорит завкафедры нефтехимии и полимеров Института нефтехимического синтеза им. А.В. Топчиева РАН в НИИ «ВШЭ» Альберт Куликов.

Ведущие предприятия нефтехимической отрасли России действительно работают преимущественно по зарубежным технологиям. К примеру, отечественные производители этилена чаще всего выбирают зарубежных партнеров. В 2019 году «дочка» «РусГазДобычи» — компания Балтийский химический комплекс (БХК) — приобрела лицензию у американской компании Lummus Technology для производства этилена. В 2017 году «Нижнекамскнефтехим» и компания Linde AG (Германия) подписали соглашение на проектирование, поставку оборудования, предоставление лицензий, ввод в эксплуатацию мощностей по производству 600 тыс. тонн этилена в год. В эти дни на строительной площадке олефиного комплекса НКНХ — Этилен-600 — начался монтаж колонны первичного фракционирования.

Аналогичная ситуация с выбором технологий для производства полиэтилена. БХК заключила лицензионное соглашение с американской компанией Univation Technologies LLC на его производство. «ЗапСибНефтехим» с этого года запускает установки полимеризации по производству современных марок полиэтилена высокой плотности и линейного полиэтилена низкой плотности, лицензиаром технологии является компания INEOS (Великобритания). Крупнейший производитель полиэтилена в стране «Казаньоргсинтез» производит 40,2% от всего российского объема ПЭ по технологии американской компании Univation Technologies. По лицензии Unipol той же компании выпускает полиэтилен Буденновский завод «Ставролен». «Нижнекамскнефтехим» выпускает полиэтилен по каскадной газофазной технологии Spherilene компании LyondellBasell (многонациональная компания с американскими и европейскими корнями).

В 2017 году «Нижнекамскнефтехим» и Linde AG подписали соглашение на проектирование, поставку оборудования, предоставление лицензий, ввод в эксплуатацию мощностей по производству 600 тыс. тонн этилена в год. Фото: Лина Саримова

Полипропилен по технологии Spheripol компании LyondellBasell в России выпускают «Нижнекамскнефтехим» и «ЗапСибНефтехим». Может показаться, что российские предприятия предпочитают зарубежные технологии нашим, но на самом деле просто выбирают лучшие. Взять производство поликарбоната. Его получают двумя способами: фосгенным и бесфосгенным. Фосген — из категории особо опасных химических веществ, для его получения нужны угарный газ и хлор, за хранением которых нужно пристально следить. На «Казаньоргсинтезе», изучив технологии на мировых рынках, выбрали технологию японской компании «Асахи Касей» без использования фосгена. Одновременно с заводом поликарбонатов на «КОСе» построили производство бисфенола А по технологии японской фирмы «Идемицу Косан». В 2019 году НКНХ подписал контракт с датской компанией Haldor Topsoe (мировым лидером в катализе и изучении физико-химических свойств поверхности) на предоставление лицензии и инжиниринговых услуг для технологии нового производства метанола мощностью 500 тыс. тонн в год.

Российские ученые и сами не видят смысла в максимальном замещении импортных технологий собственными. Экономический эффект не оправдан, зачастую гораздо целесообразнее купить обкатанную технологию у соседей, нежели разрабатывать свою.

— Конечно, не нужно все технологии создавать самим. Во-первых, это и невозможно, а во-вторых, и не требуется. Импортозамещение нужно только для стратегических производств, например, связанных с оборонной промышленностью. Там на всякий случай нужно разработать свои технологии. Для остальной промышленности это не нужно. Ну что мы сейчас с вами, доильный аппарат будем изобретать, если уже привезен хороший из Дании или Нидерландов? Собственные разработки нужны, только если это экономически выгодно или политически необходимо, а так зачем? Иначе вообще никакой торговли не будет. Бывает гораздо выгоднее купить технологию за рубежом. Что же мы, как китайцы, будем все у себя производить?! Это же тоже неправильно! То, что дешевле купить и хорошего качества, нет смысла создавать у себя, — убежден директор Химинститута КФУ Владимир Галкин.

— России для сокращения технологического отставания требуется создание широкого спектра отечественных технологий для производства нефтегазохимический продукции. В ряде случаев разработка отечественных технологий не является оправданной как в экономическом, так и технологическом плане. В качестве примера можно привести разработку технологии пиролиза, которая требует значительных капиталовложений, а учитывая уже заложенные в текущие и планируемые проекты зарубежные технологии пиролиза, создание отечественных технологических решений на данный момент в этой области не является целесообразным, — отметил Альберт Куликов.

Не стоит забывать, что за последние 10 лет только в Татарстане было анонсировано большое количество амбициозных инициатив, нацеленных на развитие экономики. Но из всех трех десятков крупных инвестпроектов стоимостью в 1 триллион рублей лишь треть была реализована, выяснило «Реальное время» в своем недавнем исследовании. Причем 40% всех инвестиций обеспечила добыча нефти, химия, нефтехимия и нефтепереработка, а в других отраслях «не взошло» ни одного предприятия. Тем важнее верно оценить перспективы проекта. Поэтому ТАИФ, активно поддерживая науку и образование значительными средствами, всегда выступает за измеримый результат любого научного стартапа или замысла.

«Первое и главное условие: чтобы это было выгодно и бизнесу, и науке»

По словам экспертов, промышленникам и научному сообществу важно объединяться правильно. Предприятие работает на рынок и заинтересовано быть на нем лидером. Фото: Максим Платонов

Судьба татарстанского НОЦа во многом будет зависеть от выбранной модели развития. Саму идею создания центра поддерживают и представители бизнеса, понимая необходимость интеграции с научным сообществом. Если научные разработки ученых республики будут носить прикладной характер и инвестиции бизнеса окупятся с прибылью, такое сотрудничество будет успешным. Участники от предприятий в данном объединении должны выступать, как равноценные партнеры.

— Интеграция науки и бизнеса — идея правильная. Бывают случаи, когда бизнесу выгодно тесное взаимодействие с научным учреждением, тогда это приведет к положительным результатам. Если делать из-под палки, это совершенно бессмысленно. В общем, создание НОЦ имеет смысл, если делается добровольно. Есть мировой опыт, хорошо понятно, как надо выстраивать такие связи. Первое и главное условие: чтобы это было выгодно и бизнесу, и науке. Наука заинтересована в том, чтобы получить финансирование на исследования. Бизнесу нужно определенное исследование, он его заказывает и оплачивает, — высказал мнение «Реальному времени» бывший министр экономики России, советник председателя правления ОАО «Роснано», д.э.н. Яков Уринсон.

— Это не первый проект подобного рода. Сейчас много научно-технических, инжиниринговых и прочих центров. Создавать надо, все прекрасно, но пока никто особых успехов не показал. Конечно, науку надо поддерживать. Жаль, что раньше этим не занимались, и вдруг поняли, что без этого никак. Задача власти — развивать научно-технический прогресс, добиваться мировых прорывов в технологиях. Как это сделать? Решают: «А давайте создадим очередной научный центр, пусть практики и теоретики вместе что-нибудь придумывают. Денег много не дадим — так слегка, а остальное — пусть предприятия сами финансируют». Отлично — проголосовали, утвердили. Будет ли это работать? Я сомневаюсь. Много такого видел, но мало что в итоге получается, — скептически заметил эксперт-аналитик АО «Финам» Алексей Калачев.

По словам экспертов, промышленникам и научному сообществу важно объединяться правильно. Предприятие работает на рынок и заинтересовано быть на нем лидером. Работа ученых должна строиться в соответствии с потребностями реального сектора экономики. Только в этом случае сотрудничество науки и бизнеса в рамках НОЦ может быть взаимовыгодным.

Василя Ширшова
ОбществоОбразование Татарстан
комментарии 7

комментарии

  • Анонимно 10 авг
    Яркий положительный пример взаимодействия науки, образования и промышленности это сотрудничество профессора Имперского Казанского университета А.М.Зайцева с промышленниками Крестовниками, владельцами Казанского химического завода братьев Крестовниковых.

    В результате этого сотрудничества были не только открыты новые научные направления в химии, но созданы новые технологии, построены новые производства химической продукции и открыто первое в Российской империи Казанское соединённое промышленное училище со средним химико-технологическим образованием, ставшее позднее основой для создания всех технических вузов Казани - от КХТИ до сельскохозяйственного института.

    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    НОЦ создать создали, а каким он будет и какая деятельность у него будет - не решили все еще... Интересно
    Ответить
    Анонимно 10 авг
    Науку делают не организации, а отдельные личности, Учёные.

    Организации должны создавать условия для раскрытия творческих способностей Ученого - это просто и давно всё известно.

    Пока в университетах создали все условия для раскрытия способностей мошенников, чиновников и бюрократов (в самом плохом смысле этих слов).

    Определить, кто настоящий Учёный очень сложно, но среду для них создать можно.

    Пока в созданной университетской среде все новые Ньютоны, Лобачевские, Бутлеровы и Завойские погибают под горами бюрократических бумажек и диктата чиновников от "науки".



    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Меня всегда удивляет Таиф своими глобальными программами
    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Зачем все это объединять? Я так и не понимаю
    Ответить
    Анонимно 10 авг
    Контроль над умами.
    Ответить
  • Анонимно 10 авг
    Да соберем же великие умы всех вузов татарстана
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров