О нефти, курсе рубля и коллективном иммунитете: «Завтра будет лучше, чем вчера»

Колонка блогера и экономиста Альберта Бикбова

О нефти, курсе рубля и коллективном иммунитете: «Завтра будет лучше, чем вчера»
Фото: Максим Платонов

По сравнению с апрельскими нефтяными шоками и турбулентностью валютных курсов, сейчас наблюдается некоторое затишье. Нефть восстанавливает цены, рубль подрос, но не критически. О том, как бюджет Татарстана пострадал от коронакризиса, что ждет мир дальше и что выбрать — восстановление экономики или карантин, — в своей колонке для «Реального времени» рассуждает известный татарстанский блогер и экономист Альберт Бикбов.

Укрепление нефти — «капельница», реанимирующая российскую и татарстанскую экономику

Начать обзор текущей ситуации хотелось бы с позитивных моментов. Сейчас цены на нефть находятся на приемлемом уровне — около 40—42 долларов за баррель (на момент верстки текста Brent торговалась на уровне $42,23 , а WTI — $39,66 за баррель, — прим. ред.). На это, конечно, повлияла состоявшаяся-таки сделка ОПЕК, благодаря которой удалось стабилизировать ситуацию на рынке нефти.

Все мы понимаем, как это важно для бюджета нашей страны, сверстанного из расчета 40 долларов за баррель. С учетом того, что российская и татарстанская экономика колоссально зависят от добычи и продажи нефти и ее производных, мы сейчас получаем позитивный эффект. Ведь вспомним: когда пару месяцев назад нефть падала чуть ли не до отрицательных значений, на рынках была самая настоящая паника. И тогда цифра 40 казалась чуть ли не несбыточной мечтой. А сейчас она есть — и это очень вовремя.

Бюджет и России в целом, и Татарстана в частности, несет сейчас огромные потери. На этой неделе была обнародована информация — республика по поступлениям налоговых и неналоговых доходов недосчиталась около 100 миллиардов рублей. При этом конкретно в консолидированный бюджет республики (поскольку значительная часть доходов уходит в Москву) по маю я слышал цифру недобора в районе 30 миллиардов. Так что сумма трансферта российского Минфина на покрытие дефицита бюджета в 13,5 млрд не покрывает и половины этого провала.

Фото tatneft.ru
Хочется, конечно, чтоб было 60 или даже 70 долларов за баррель, но надо оставаться реалистами: ведь и 40—42 уже неплохо

Поэтому для нас сейчас очень важно, чтобы восстанавливались не только цены, но и реальный спрос на нефть. К полной ремиссии рынка мы придем не раньше, чем через год (а скорее — через два). Ждать восстановления до конца 2020 года — это слишком оптимистично. Падение потребления нефти в мире оценивают примерно в 8% — а это за несколько месяцев, пожалуй, не отыграть.

В результате мы сейчас получаем такую конструкцию: да, первое полугодие было очень страшным. Да, сейчас есть проблемы: стоит транспортное сообщение, заморожен спрос на нефтепродукты из-за коронавирусных ограничений. Но если все пойдет так, как идет сейчас, то экономика нашей республики, ее нефтяной и нефтехимический комплекс — и «Татнефть», и предприятия Группы ТАИФ — к концу года выйдут к приемлемым для себя показателям.

В этом плане я пока придерживаюсь позитивного прогноза. Хочется, конечно, чтоб было 60 или даже 70 долларов за баррель, но надо оставаться реалистами: ведь и 40—42 уже неплохо.

Курс рубля: голосование прошло, можно отпускать?

В некоторых кругах распространяется версия о том, что Центробанк нарочно искусственным путем удерживал курс рубля в определенных пределах, чтобы обеспечить лояльность населения к действующей власти перед всенародным голосованием по поправкам в Конституцию. Думаю, определенная политика в этом вопросе все же была, но вряд ли она полностью определяла курс рубля (на момент верстки текста пара USD/RUB торговалась на уровне 70,94, — прим. ред.).

Надо понимать парадигму мышления Центробанка. А она такова: что курс должен устанавливаться рыночными методами, он должен быть свободным. Если регулятор возьмет за самоцель во что бы то ни стало удержать железный курс, он «сожжет» все свои резервы и в конечном итоге все равно получит страшный удар.

Поэтому мое мнение таково: да, Центробанк весной старался удержать курс, потому что если бы он этого не сделал, то доллар улетел бы вверх ближе к 100 рублям. Как мы помним, 3 месяца назад рынок гудел мрачными предсказаниями о том, что вот-вот доллар перевалит за сотню.

Фото admnvrsk.ru
Если регулятор возьмет за самоцель во что бы то ни стало удержать железный курс, он «сожжет» все свои резервы и в конечном итоге все равно получит страшный удар.

Сейчас мы видим, что курс вырос, но не сказать чтобы до критических значений. Да, доллар улетел за 70, но ситуация достаточно стабильная и во вливаниях, кажется, не нуждается. Центробанк не станет сейчас ни сжигать деньги, ни тратить золотовалютные резервы — потому что это обычно плохо заканчивается. Если помните, когда Сорос атаковал британский фунт, Банк Англии до последнего бился за курс фунта. А Сорос все-таки дожал — и заработал миллиард долларов буквально за ночь. Курс там улетел настолько, что британская экономика долго не могла оправиться от этого удара.

Курс очень опасно удерживать искусственно. Рынок — как океан: его можно высечь, можно попытаться построить вокруг него заборчик, но все это бесполезно. Он все равно или тихо протечет (в лучшем случае), или вынесет тебя в опасную пучину (в худшем).

Если не ЦБ, то кто: три фактора, удерживающие нефть

Я уверен, что на данном этапе развития событий, даже если Центробанк не будет делать интервенций, курс доллара к рублю не начнет неконтролируемо расти. Его вполне органически сдерживают три фактора.

  1. Стабилизировавшаяся цена на нефть, по сравнению с ужасом двух-трехмесячной давности. Если тогда рублю нужны были «костыли», то теперь он уже может стоять самостоятельно.
  2. Рост спроса на нефть, на продукты ее переработки, на моторное топливо. Спрос восстанавливается, мы видим, как открываются границы, увеличиваются объемы внутренних грузоперевозок по всему миру, оживает экономика.
  3. Растут потребительские расходы и, что самое важное, — потребительские ожидания в России.

Что выбрать — тотальный карантин или восстановление экономики?

Напомню, месяц назад я давал прогноз о всплеске заболеваемости в США после волны протестов. Так и случилось. Сейчас Штаты вышли на максимум и по приросту, и по статистике смертности. И безусловно, обстановка остается опасной — и у них, и у нас. Так почему людей сейчас выпустили, послабления ввели почти во всех странах мира (правда, в Казахстане и Израиле процесс пошел в обратную сторону — страны снова закрываются)? Но надо понимать, что люди устали. Устали везде, по всему миру. Коронавирусные ограничения — тяжелый стресс, многие больше не могут быть в заточении дома, фактически на домашнем аресте.

Фото Максима Платонова
Коронавирусные ограничения — тяжелый стресс, многие больше не могут быть в заточении дома, фактически на домашнем аресте

Выше я рассказал, что наш бюджет несет тяжелые потери. Но и американский бюджет тоже не справляется с латанием дыр, там ситуацию можно назвать критической. Американская экономика ориентирована на сферу услуг, которая обвалилась с пандемией. Так что российскую ситуацию еще можно назвать благополучной.

Как же спасти экономику на фоне неутихающего коронавируса? Вакцины пока нет, и скептики сомневаются, что до конца года ее разработают. Многие считают (и я с ними в целом согласен), что загнать людей назад в карантин практически невозможно — они это крайне негативно воспримут. Да и экономика вряд ли выдержит вторую волну локаута.

Думаю, единственным шансом в этом ключе остается надеяться на выработку коллективного иммунитета: как только будет достигнут показатель в 50—60% переболевших, шансы заражения будут снижаться в разы. И это очень важный шанс, причем не только с точки зрения медицины и биологии человека, но и в экономическом плане. Конечно, этот путь несет массу рисков, но по-иному у нас пока не получится.

А пока надо заниматься восстановлением. На днях я видел трансляцию собрания акционеров одного из крупных татарстанских предприятий. И она вселила в меня надежду: топ-менеджмент там открыто говорил о своих проблемах — о падении выручки, снижении чистой прибыли, сужении каналов поставок. Но в то же время большая часть их заявлений была о светлых моментах: об инвестиционных вложениях и о перспективах. Они не бегают, не просят помощи, не впадают в депрессию — они говорят: «Мы работаем на будущее, а в будущем будет все гораздо лучше, чем сейчас».

Как в песне поется — «завтра будет лучше, чем вчера».

Альберт Бикбов
ЭкономикаФинансыОбщество Татарстан
комментарии 4

комментарии

  • Анонимно 11 июл
    У нас экономика связана только на нефти. Это ужасно, надеемся, что скоро найдут более экологичную замену
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    Нам ещё не так страшно, мы в татарстане
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    Было бы хорошо, если бы рубль ещё чуток подрос
    Ответить
  • Анонимно 11 июл
    А кто такой Сорос? Не слышал ничего о нем
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии