Игра престолов: как 1980-е навсегда изменили расклад сил в мировом волейболе

Америка стала чемпионом после того, как превзошла Советский Союз в централизованной подготовке, Голландия и Италия выбили с Олимпа соцлагерь, а Аргентина и Бразилия заявили о себе

Игра престолов: как 1980-е навсегда изменили расклад сил в мировом волейболе
Фото: chemistry.ucla.edu

В «Реальном времени» — ретроспективный анализ того, как в 1980-х годах раз и навсегда изменился расклад сил в мировом волейболе. Если до тех пор признанными мэтрами были соцстраны, то полная смена государственных программ привела на Олимп США, Италию, Голландию, Францию.

Как вместо ГДР в элиту вошли США и Голландия

Причин передела сфер влияния в мировом волейболе — несколько, и в основном не связаны друг с другом — просто так совпало. Но факт остается фактом: вместо представителей Восточной Европы (Болгарии, ГДР, Румынии и Чехословакии) и Японии в 1980-х годах на мировой Олимп взошли Италия, Франция и американский дуэт, состоящий из Бразилии и США. Ни в одном другом игровом виде спорта настолько глобальных изменений никогда не происходило. При этом часто новые фавориты, входя в элиту, использовали те же методы, от которых отказались страны, ее покидавшие.

«Реальное время» уже рассказывало о секретах больших спортивных успехов ГДР — там на алтарь побед в личных видах спорта были положены дорогостоящие триумфы в командных. И мужской волейбол оказался одной из «жертв». Волейбольная сборная ГДР — перед тем, как на ней решили поставить крест на родине — становилась чемпионом мира и вице-чемпионом Олимпиады. Но «свято место» пустовало недолго. В 1984 году на него взобрались США.

Это восхождение предваряло одно событие, происшедшее в 1977 году. До этого волейбол в США жил на основе студенческого чемпионата, не принося серьезных достижений. И тогда в Америке взяли на вооружение консолидированный советский и восточно-немецкий опыт, создав сборную США, которая существовала практически на круглогодичной основе. Плоды работы в новых условиях удалось получить через 7 лет. Чемпионат мира 1978 года США завершили на 19-м месте, ЧМ-1982 — уже на 13-м. А потом были триумфальные победы на трех стартах подряд — на домашней Олимпиаде в Лос-Анджелесе-1984, на ЧМ-1986 и на сеульской Олимпиаде-1988.

Это был итог работы тренерского штаба под руководством Дага Билла, а потом — Марва Данфи (на фото). Фото Pepperdine Athletics

Это был итог работы тренерского штаба под руководством Дага Билла, а потом — Марва Данфи, которые собирали лучших волейболистов-студентов в сборную страны, тренировавшуюся круглый год с обязательным участием в товарищеских матчах. Несколько таких состоялись в 1983 году со сборной СССР, и американцы уже тогда навязали бой действующим чемпионам Олимпиады, мира и Европы. В 1983-м наши болельщики, да и весь волейбольный мир только еще знакомились с именами Крейга Бака, Дейва Сандерса и Стива Тиммонса — тех, кто потом последовательно выиграл три титула подряд. А солировал в той команде Карч Кирай, который стал потом еще и олимпийским чемпионом 1996 года в пляжном волейболе. К домашней победе в Лос-Анджелесе в 1984-м американцы подошли с составом, полным ветеранов — тех, кто еще помнил, как национальный волейбол был неконкурентоспособным. К той победе в мировом сообществе отнеслись снисходительно и сочли чуть ли не случайностью. Все-таки еще силен был стереотип о том, что сильнейший волейбол все еще базируется в социалистических странах — при этом надо понимать, что как раз они-то из-за бойкота в Америку и не приехали. Та Олимпиада прошла без Болгарии, Кубы, Польши и СССР.

После 8-часовых тренировок — занятия в тренажерном зале

Уже к ЧМ-1986 американцы перекроили состав, и олимпийские чемпионы, остававшиеся в строю, вместе с новыми звездами Парти, Пауэром, замечательным связующим с уникальной фамилией Ствртлик (шесть согласных букв подряд!) вынесли в финале сборную СССР — 3:1. Все потому, что система заработала уже автономно: студенческий чемпионат проявлял перспективных игроков, а тренерский штаб сборной «выдергивал» оттуда людей, не считаясь с желанием хозяев команд. По сути, это было авторитарное управление, конкурировать с которым весь остальной мир оказался не в состоянии. В том числе и СССР, где от подобного авторитарного стиля комплектования сборной давно уже отказались.

Израильский тренер Ари Сэлинджер мог вблизи наблюдать за работой системы, которая позволила вытащить американский мужской волейбол из грязи в князи: с 1975 года он тренировал женскую сборную США, ставшую в 1984-м вице-чемпионом Олимпиады. Причем Сэлинджер достиг успеха даже раньше, чем мужчины, — его девушки еще раньше, в 1982 году, успели стать бронзовыми призершами чемпионата мира. Залогом успеха команды были, как и у мужчин, круглогодичное нахождение в составе сборной и тренировки в режиме нон-стоп. После восьми часов занятий на площадке девушки шли в тренажерный зал. Кстати, это помогло им быстро освоить такой важнейший элемент, как силовая подача, который ввели в обиход бразильцы на Олимпиаде в Лос-Анджелесе. Вскоре американцы стали использовать его.

Опробованную методику Сэлинджер вскоре применил уже в мужской сборной Голландии — куда приехал вместе со своим сыном Авиталем, который стал ее игроком. Как и США, Голландии «повезло» с поколением. Ян Постума, Петер Бланже, Роб Граберт, Мартин ван дер Хорст, Роналд Зоодсма, Рон Зверфер родились с 1963 по 1967 годы — представляли практически одно поколение. Все они вместе с партнерами временно разорвали контракты с родными клубами и поступили в полное распоряжение национальной сборной. Как это удалось согласовать с хозяевами клубов, сейчас уже трудно сказать. Особенно пострадал «Бразер Мартинус», где выступали Бланже, Зверфер, Зодсма, Постума, плюс еще два «сборника» — Бенне и Клок, с участием которых команда три года подряд занимала третье место в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. Небывалое достижение для волейбола Голландии тех лет. Тем не менее, решение забрать его игроков не вызвало массовых протестов. Получилось, что Родина (Голландия) сказала «надо», а комсомол («Бразер Мартинус») ответил «есть!». Тем более, что система давала блестящий результат. Голландцы два года подряд становились бронзовыми на чемпионатах Европы 1989 и 1991, а потом стали вице-чемпионами Олимпиады в Барселоне-1992. По сути, они превзошли своих учителей-американцев, финишировавших третьими.

Опробованную методику Сэлинджер вскоре применил уже в мужской сборной Голландии — куда приехал вместе со своим сыном Авиталем, который стал ее игроком. Фото wikipedia.org

Правда, США по истечении 10 с лишним лет функционирования системы национальной сборной стали от нее отказываться, давая своим игрокам возможность зарабатывать в Европе. Ветераны Кирай и Тиммонс первыми рванули в Италию, вслед за ними — их партнеры, а уже после серебряной Олимпиады в Барселоне в Италию перекочевали и голландцы. Они еще выиграют золото Олимпиады 1996, когда предыдущее поколение «разбудит» местный Герцен, точнее Гейдо Гертцен при помощи братьев ван де Гоор. Выиграют и чемпионат Европы-1997 под управлением Йопа Алберды, будущего менеджера футбольной сборной России, но это будет последний всплеск «оранжевого чуда». С наступлением XXI века эта сборная, пережив смену поколений, уже покинет когорту сильнейших. Но ее десятилетие в элите, как и победы американцев в 80-е годы, послужат доказательством любопытного тезиса: вполне себе социалистические методы могут успешно действовать даже в капиталистических странах.

Успешный опыт социализма в капиталистической Франции

В чуть меньших масштабах прогрессировала в 80-е годы Франция. В стране в одно время появилось отличное поколение игроков (Филип Блэн, Эрик Бувье, Лоран Тийе, Ален Фабиани, и только один темнокожий среди них — Эрик Нгапет, отец казанского зенитовца). Плюс к тому вырос уровень местного чемпионата, благодаря «Канну» и еще одному лидеру тех лет — «Фрежюсу». Потом Францию «поднимали» Африка и бывший СССР. Случился прилив темнокожих атлетов и массы недорогих игроков из Союза. Это и экс-сборник из Союза Альберт Дилленбург (по отчеству он был Жан-Жанович, сын французского экспатрианта в СССР), который даже успел поиграть за сборную трехцветных. Это и казахстанец Борис Гребенников, который не только сам поиграл в местном чемпионате, но и «подарил» местной сборной своего сына — Женю Гребенникова. Это и белорус Владимир Алекно...

Но главным отличием Франции от других нынешних топ-сборных стал государственный подход к воспитанию молодежи. Ради решения этой задачи открыли в 1983 году Центр национального волейбола (CNVB), где ежегодно два с половиной десятка молодых игроков из разных клубов тренируются и имеют возможность играть в одном из низших дивизионов чемпионата страны. По сути дела, это молодежная сборная, воспитанники которой, достигнув определенного возраста, возвращаются в свои клубы окрепшими, набравшимися опыта в выступлениях против взрослых игроков. И период их взросления лежит на государственной структуре. Кстати, точно так же местная молодежь «обрастает мясом» в баскетболе. Еще один пример, как капиталистическая страна взяла на вооружение опыт, придуманный в соцлагере.

Как «забить» на клубный волейбол, получив негативные последствия в сборной

Клубный волейбол в странах Восточной Европы планомерно ослаблялся, в то время как Италия (и в меньшей степени Франция и Греция) стали выдавливать конкурентов с Олимпа — еще в 80-е. Единственной европейской страной, которая шальным образом нашумела в мировом волейболе, абсолютно не развивая клубный волейбол, была Швеция. Второе место на ЧЕ-1989, четвертое на ЧЕ-1987, участие на Олимпиаде-1988 и ЧМ-1990 шведам обеспечило поколение лидера Бенгта Густавссона и его товарищей Хокана Бьерне, Петера Тольсе, Янниса Калмацидиса (грека, родившегося в Венгрии). Делегировав свою элиту в чемпионаты Италии и Франции, шведы выжали из них максимум. А после того, как поколение ушло, в Швеции «забыли» о существовании волейбола, как и не было его.

Секрет завоевания медалей: блестящий лидер Франческо Даль Олио (стоит первым слева), домашние стены и удача.

А вот Италия «вбивала» себя в мировую волейбольную элиту долго и целенаправленно. При этом домашнее серебро ЧМ-1978 — это скорее зигзаг удачи. Тогда страна построила свою сборную на клубах из Катании (пять игроков), Пизы и Сассуоло (по двое волейболистов), которые уйдут из Серии А, когда Скуадра Адзурра уже войдет в топ. Секрет завоевания медалей: блестящий лидер Франческо Даль Олио, домашние стены и удача. При жеребьевке в группу Б попали Куба, Южная Корея, Польша, Чехословакия, Япония — в общем, это была группа смерти. А с Италией играли ГДР, которая уже была на спаде, Бразилия, которая еще не была на подъеме, Китай, только-только вышедший из самоизоляции, поскольку в Поднебесной более 20 лет жили без международных соревнований. Как только умер «великий кормчий» Мао Цзэдун в 1976 году, Китай вернулся в мир, но был еще неконкурентоспособен.

Откровенно говоря, Италия 70-х в спортивном плане выглядела как абсолютный середнячок. Кроме футбола (две медали чемпионатов мира), и баскетбола (две медали чемпионата Европы), особо и похвастать было нечем. Что-то серьезное зашевелилось в 80-е. Футбол, мужской баскетбол, даже хоккей! Местная сборная дебютировала в лиге сильнейших, задействовав 12 хоккеистов с итальянскими корнями из-за океана. Причем все они стали участниками чемпионата Италии, хотя пятеро ранее выступали в НХЛ или ВХА. Все эти изменения объяснялись большими деньгами, которые хлынули в итальянский спорт, в том числе командный, включая волейбол. Женский стал конкурентен благодаря появлению команды «Олимпия Теодора» из Равенны, а вот мужской расцвел массово. Болонья, Монтикьяри, Модена, Парма, Тревизо, Турин…

В 80-х качественно изменился подбор легионеров. Из тех, кто играл в 70-е, вызывали удивление такие фигуры, как индус Джимми Джордж, американец Рихард Дивеливс, либо игроки из Восточной Европы, приехавшие завершать карьеру. Зато в 80-е в Италию хлынула вся сборная Аргентины, бронзовый призер ЧМ-1982 и ОИ-1988. За «Катанию» играли Гетцелевич и Солари, за «Йези» — Вагенфейльд и Кантор, за «Парму» — Конте.

Южноамериканская ветвь: Бразилия и Аргентина

А вот волейбольная Аргентина 80-х — это яркий пример всплеска одного поколения. Достаточно сказать, что бронзу ЧМ-1982 завоевала, по сути, молодежная сборная страны. Даниэлю Кастеллани и Джону Уриарте было по 21 году, Раулю Кироге — 20, Уго Конте — и вовсе 18 лет. Эти молодые люди оставили след в волейболе не только сами, но и благодаря своим детям. Нынешние фанаты волейбола должны знать Ивана Кастеллани, Николаса Уриарте, Гонзало и Родриго Кирогу, Факундо Конте, нынешних игроков Альбиселесте.

К концу 80-х эта сборная окрепла, последовательно выиграв чемпионат Европы-1989, чемпионат мира-1990, и стала законодательницей мод в клубных еврокубках. Фото wikipedia.org

Но для Аргентины «депортация» в европейский чемпионат не стала шагом вперед. Кстати, также ухудшились результаты американцев и голландцев, когда они в 90-е массово перебрались в Серию А. По-видимому, чемпионат Италии просто выматывал его участников, особенно легионеров. Зато собственная молодежь росла как на дрожжах. И массово этот рост начал наблюдаться с появлением Generazione di fenomeni (феноменального поколения), куда входили игроки 1965-66 годов рождения: Гардини и Дзордзи, Кантагалли и Мартинелли, Браччи и Тофоли. К концу 80-х эта сборная окрепла, последовательно выиграв чемпионат Европы-1989, чемпионат мира-1990, и стала законодательницей мод в клубных еврокубках.

Наконец, главный фаворит последних 30 лет — Бразилия. Ее первое попадание на пьедестал датируется ЧМ-1982, когда молодая команда стала второй сборной СССР. Это была команда трех лидеров — 25-летнего Бернарда Райзмана, 23-летнего Бернардинью и 22-летнего Ренана Даль Зотто (двое последних потом тренировали сборную страны). В той команде играл и 23-летний Амаури, который спустя 10 лет стал олимпийским чемпионом в окружении молодых партнеров.

Если футболисты в большинстве играют за рубежом, то в волейболе сильный национальный чемпионат, хотя в 90-е бразильцы вслед за остальными топ-сборными начали массово перебираться в Италию.В самой Бразилии нет волейболистов, принявших гражданство этой страны, все — продукт местного воспитания. Здесь вам не Франция, не США и не Голландия— тут нет ни государственного Центра подготовки, ни государственной программы развития волейбола. Но, в отличие от Польши, где волейбол доминирует по результатам над другими игровыми видами спорта, у бразильцев есть не только отличный футбол, но еще и баскетбол хорошего уровня.

В XXI веке мужская сборная не опускалась ниже второго места на пяти ЧМ и четырех Олимпиадах. В отличие от Италии, Польши, Франции, а теперь еще и России, Бразилия входит в топ еще и женской сборной. Кстати, и она начала свой путь к вершине сразу после Олимпиады в Москве, где приняла участие самая молодая участница волейбольного турнира — 15-летняя Вера Мосса. Потом она участвовала еще в двух Олимпиадах, вышла замуж за Бернардиньо и стала мамой Бруно, олимпийского чемпиона Рио-2016. Выиграв по три раза Олимпиады и чемпионаты мира, волейболисты Бразилии сравнялись по количеству титулов с футбольной сборной страны, но не стали ближе в ответе на вопрос: в чем сила Селесао?

Джаудат Абдуллин
СпортВолейбол
комментарии 6

комментарии

  • Анонимно 09 июл
    Вот ведь! В прошлом как готовили и тренировались! Асейчас далеко не так
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Даже люди как бы правильно сказать, по структуре что ли, отличаются какие были и какие сейчас
    Ответить
    Анонимно 09 июл
    Обмельчали сейчас спортсмены. Они быстрее и шустрее наверное
    Ответить
    Анонимно 09 июл
    Ну и что, высокие в волейболе так то ценятся. Это в вашем футболе быстрые нужны
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Классно пишет у вас Джаудат
    Ответить
  • Анонимно 09 июл
    Для сравнения, напишите как проходят тренировки сейчас у нашей команды и у допустим, Бразилии
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров