Самых бедных россиян начнут банкротить без суда за 50 тысяч долга?

Госдума может ввести внесудебную процедуру банкротства для должников с небольшими объемами требований

Самых бедных россиян начнут банкротить без суда за 50 тысяч долга?
Фото: oblgazeta.ru

В России может появиться внесудебное банкротство для граждан с небольшим объемом долгов. Законопроект сегодня должна рассмотреть Госдума. Его можно охарактеризовать как банкротство эконом-класса: минимальный размер долга составит всего 50 тысяч рублей, а арбитражные управляющие не будут взимать плату с должника за сопровождение процедуры. Подробности инициативы — в материале «Реального времени».

Банкротство эконом-класса

Новые поправки в законопроект «О банкротстве», которые сегодня рассмотрит Госдума, ставят своей целью повысить доступность и упростить процедуру банкротства. Если сейчас минимальная отметка долга, при которой гражданин может подать на собственное банкротство, начинается от 500 тысяч, то законопроект снижает ее до 50 тысяч. При этом для должников с требованиями до 500 тысяч рублей банкротство можно будет провести без участия суда.

Работать это будет так: гражданин с требованиями в указанном диапазоне и сам обращается в саморегулируемую организацию (СРО) с заявлением о внесудебном банкротстве. В СРО назначают управляющего, тот проверяет, соответствует ли гражданин требованиям о внесудебном банкротстве, и сопровождает всю процедуру. Законопроект устанавливает предельный срок процедуры внесудебного банкротства в один год — это в три раза меньше, чем предельная длительность плана банкротства в судебном порядке.

Кроме указанного требования по размеру кредиторов, есть еще ряд условий для потенциальных внесудебных банкротов:

  • гражданин признан в установленном порядке безработным или имеет источник дохода менее величины прожиточного минимума на каждого члена семьи, и указанные обстоятельства возникли не менее чем за 3 месяца до подачи заявления;
  • гражданин не имеет имущества, принадлежащего ему на праве собственности, за исключением имущества, на которое не может быть обращено взыскание;
  • гражданин не имеет денежных средств на банковских счетах, совокупный размер которых составляет более 50 тыс. руб. в течение 3 месяцев, предшествующих подаче заявления;
  • гражданин не имеет неснятой или непогашенной судимости за совершение умышленного преступления в сфере экономики, и до даты принятия заявления истек срок, в течение которого гражданин считается подвергнутым административному наказанию за мелкое хищение, умышленное уничтожение или повреждение имущества либо за фиктивное или преднамеренное банкротство;
  • гражданин не признавался банкротом и банкротство гражданина не возникало в силу закона в течение пяти лет до подачи заявления.

В законопроекте указано, что арбитражный управляющий сопровождает процедуру внесудебного банкротства без взимания платы с него. Расходы будут покрываться из специального фонда, который создадут при национальном объединении СРО арбитражных управляющих.

Кредиторы и уполномоченные органы вправе в период внесудебного банкротства подать в арбитражный суд заявление о признании гражданина несостоятельным в общем порядке. Фото Максима Платонова

Два важных момента

Первое: освобождение гражданина от обязательств не распространяется на требования, о наличии которых кредиторы не знали и не должны были знать к моменту завершения внесудебного банкротства гражданина, а также на следующие требования: требования кредиторов по текущим платежам, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, о выплате заработной платы и выходного пособия, о возмещении морального вреда, о взыскании алиментов, а также иные требования, неразрывно связанные с личностью кредитора.

Второе: внесудебное банкротство может неожиданно перетечь в суд. Кредиторы и уполномоченные органы вправе в период внесудебного банкротства подать в арбитражный суд заявление о признании гражданина несостоятельным в общем порядке. Признание арбитражным судом заявления обоснованным становится основанием для прекращения внесудебного порядка банкротства гражданина. В этом случае банкротство пойдет по общим правилам — и оно уже не будет бесплатным.

Внесудебное банкротство накладывает те же ограничения, что и судебная процедура: гражданин в ходе этой процедуры не имеет права совершать сделки по получению займов, кредитов и выдаче поручительств. На период банкротства вводится мораторий на выплаты кредиторам и прекращается начисление неустоек.

Если закон примут в текущей редакции, то он вступит в силу с 1 октября 2020 года.

В Татарстане есть немало громких примеров личных банкротств — экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина, бывшей главы «Спурта» Евгении Даутовой (и еще множества VIP-персон, по которым ударил банковский кризис в Татарстане). Фото Максима Платонова

Несостоятельность становится популярнее

Отметим, что процедура личного банкротства становится все популярнее у граждан России. Согласно данным Федресурса за 2019 год, количество граждан-банкротов выросло до 68,98 тыс.— это на 56,8% больше, чем было в 2018 году. В Татарстане рост оказался и того больше: если в 2018 году зафиксировано 994 решения судов о банкротстве, то в 2019 — 1709 (рост на 58%). Получается, в минувшем году в республике зафиксировали 44 новых банкротства на 100 тысяч населения.

При этом, согласно статистике по России, требования кредиторов были удовлетворены только на 8 млрд руб. (на 3,5%) из 225,6 млрд руб. По мнению авторов законопроекта, эти данные также говорят в пользу необходимости введения более простой и дешевой процедуры банкротства. Впрочем, год от года эта доля растет: в 2018 году показатель составлял 2,7%, еще годом ранее — меньше процента.

В Татарстане есть немало громких примеров личных банкротств — экс-главы «Татфондбанка» Роберта Мусина, бывшей главы «Спурта» Евгении Даутовой (и еще множества VIP-персон, по которым ударил банковский кризис в Татарстане), бывший глава застройщика «Фон» Анатолий Ливада… Есть даже история успеха, которая началась с личного банкротства: не так давно Forbes рассказывал о казанском бизнесмене, который был банкротом и создал компанию с оборотом 5 млрд рублей в год. Однако подавляющее большинство из общего числа должников в 3,8 тысячи (данные все того же Федресурса) — гораздо менее известные личности.

За эти деньги никто из «арбитражников» не возьмется

Арбитражный управляющий Анвар Айнутдинов много лет занимается банкротством как юридических, так и физических лиц в Татарстане. Инициативу упрощения процедуры для физиков в целом «арбитражник» оценивает положительно, но считает нерешенным ряд вопросов.

— Я не до конца понимаю историю с финансированием, потому что было очень много вариантов. Сейчас есть фиксированное единовременное вознаграждение арбитражного управляющего за проведение банкротства физлица — 25 тыс. рублей. А процедура в среднем идет от 6 месяцев до года, но у меня есть и такие, что 3 года длятся. И за такой период и объем работы сумма, конечно, небольшая. А при упрощенной процедуре она будет еще меньше в несколько раз. Один из вариантов, которые я видел, это 3 тыс. рублей. За эти деньги никто из финансовых управляющих, естественно, проводить процедуру банкротства не будет, — убежден Анвар Айнутдинов.

Кроме оплаты услуг «арбитражника», возникают и другие вопросы. Многие финансовые управляющие предпочитают браться за банкротство юрлиц нежели за физиков. Хотя у вторых объем работы меньше, но ответственность и риски те же. Не последнюю роль играют и деньги. За юриков «конкурсник» получает 30 тыс. рублей ежемесячно.

— Также неясно, каким образом процедура будет упрощена. Сейчас должник подает заявление, указывает имущественное положение, доходы. Финансовый управляющий реализует имущество, если оно есть, или проверяет изложенные факты. Кредиторы могут контролировать, а суд выносит решение. Но по статистике 73% банкротств проходит без реализации имущества. При упрощенке, когда в процедуру можно будет зайти с любой суммой долга, 90% банкротств будет без реализации. Поэтому в целом к идее я отношусь положительно, но вопросы остаются. Во-первых, по оплате, а во-вторых, кто-то же должен и работу управляющего контролировать, если это не кредиторы и суд, — задается вопросом Айнутдинов.

«Принудительный и безвозмездный труд»

Солидарны с ним и его коллеги. Как поясняет арбитражный управляющий Екатерина Бурнашевская, законопроект вызывает недоумение сообщества арбитражных управляющих, поскольку по своей сути прямо противоречит ст. 37 Конституции РФ и возлагает на финансового управляющего в процедуре внесудебного банкротства принудительный и безвозмездный труд. Так, на оплату услуг управляющего предлагается за счет средств СРО арбитражных управляющих выделять по 3 тысячи рублей за одну процедуру длительностью 1 год. При этом фонд СРО арбитражных управляющих формируется исключительно из взносов его членов — самих арбитражных управляющих. Таким образом, управляющие, которые будут анализировать добросовестность гражданина, проводить анализ его финансовой жизни за последние три года и принимать ответственность (в том числе личную финансовую) за списание долга будут вынуждены это делать за собственный счет. Такой поход законодателя к решению проблемы финансирования банкротства представляется дискриминирующим по отношению к профессии.

— Сама идея внесудебного (упрощенного) банкротства действительно заслуживает внимания, однако требует более детальной проработки. Должны быть установлены четкие критерии возможности списания долга, поскольку их отсутствие приведет к увлечению кредиторов механизмом возврата своих средств через предъявление убытков к арбитражному управляющему, — отмечает Бурнашевская.

Новые возможности для недобросовестных должников?

Руководитель проектов Московской коллегии адвокатов «Яковлев и партнеры» Андрей Набережный солидарен с коллегой. Идею упростить банкротство для физиков поддерживает, но также обращает внимание на ряд факторов.

— Это верное решение, потому что закон о банкротстве ограничивает возможности всех категорий граждан, поскольку есть определенный ценз, связанный с суммой долга, — не ниже 500 тыс. рублей. Упрощенная процедура позволяет гражданам, у которых долг меньше, но в то же время отсутствуют источники денежных средств. Получается, люди и банкротством воспользоваться не могут, и по долгам платить не могут. Исходя из этого, инициатива положительная, — говорит Набережный.

В то же время упрощенка может стать спасательным выходом не только для рядовых граждан, набравших кредиты и не рассчитавших свои финансовые возможности. Эта схема может привлечь и недобросовестных должников для ухода от обязательств перед кредиторами.

— Этим могут воспользоваться бенефициары крупных компаний, с помощью упрощенной процедуры банкротства они могут уходить от погашения долгов. Они могут часть задолженности списать по этой схеме, а другую часть, наоборот, скрывать. То есть такие злоупотребления не исключены, — предупредил эксперт.

Александр Артемьев, Василя Ширшова
ОбществоЭкономикаБанкиБизнес Татарстан
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 12 фев
    Титаник нашей экономики уже на пути к кредитному айсбергу.Так зачем мелочиться если можно просто всем простить кредиты и начать всё заново.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров