«Массового перехода на домашнее обучение не будет. Многие родители воспринимают школу как камеру хранения»

Правда ли, что школьники сегодня устают больше, чем раньше

«Массового перехода на домашнее обучение не будет. Многие родители воспринимают школу как камеру хранения»

Пост москвички Анастасии Кузиной о том, как она забрала свою дочь из обычной школы и перевела ее на онлайн-обучение, стал одним из самых популярных в «Фейсбуке» на прошлой неделе. Комментарии под ним оставили тысячи родителей и учителей. В интервью «Реальному времени» московский учитель со стажем, репетитор по русскому языку и литературе Анна Чумаченко поделилась своими мыслями о современной школьной системе, перегруженности детей и домашнем обучении.

«Страшное зло последних лет — это вмешательство родителей в учебный процесс»

— Анна Андриановна, действительно ли современные дети настолько перегружены, как описано в этом посте? И правда ли, что это специфика только нашего времени и раньше было как-то проще, дети не настолько выматывались?

— Я согласна с автором поста, картину она дает реалистичную. У меня сохранился собственный школьный дневник за 9-й (ныне 10-й) класс 1968—1969 учебного года. Мы учились и по субботам (кстати, на мой взгляд, шестидневка гораздо более полезна для здоровья школьников, чем пятидневка, но последняя восторжествовала, поскольку она удобна большинству родителей), но каждый день, за исключением одного, было по пять уроков. Уроки начинались в 12.30 (я училась в старших классах во вторую смену), заканчивались в 19.00. В школе, в которой я работала до 2017 года, в 10-х классах каждый день по 7 уроков.

Но это далеко не все! Автор поста упоминает о принудительных спецкурсах, которые в школьное расписание на сайте не входят. Я знаю, что в моей прежней школе такие спецкурсы вводятся, по-моему, с восьмого класса, да еще могут проходить не в основном здании, где учатся дети, а в других подразделениях комплекса. И ведут их далеко не всегда те учителя, которые ведут основной предмет. Последней каплей, которая заставила маму и девочку, о которых говорится в посте, перейти на заочную форму обучения, было именно принудительное навязывание спецкурсов, «как картофеля при Екатерине». А после такого трудового дня многие идут к репетиторам или на курсы. Еще про домашнюю работу к семи урокам на следующий день не забудьте!

И тут я подхожу к самому важному. Ребенок может выдержать очень большую нагрузку, если эта нагрузка целесообразна. Фактически же получается, что многие дети, особенно слабые, просто отсиживают время в школе, потом идут к репетитору, чтобы он либо натаскивал к ОГЭ — ЕГЭ, либо помогал ликвидировать пробелы в знаниях (это в более младших классах), а заодно и домашнее задание помогал сделать.

Кстати, когда я училась в школе, репетиторов в нашем классе ни у кого не было, в вузы сразу после школы поступило примерно 70%. Если у кого-то в течение года были проблемы с успеваемостью, ему помогали сильные ученики.

Фото panorama.pub
Ребенок может выдержать очень большую нагрузку, если эта нагрузка целесообразна. Фактически же получается, что многие дети, особенно слабые, просто отсиживают время в школе, потом идут к репетитору

— Родители жалуются, что в современной школе мало педагогов, которые могут привить детям интерес к предметам (возможно, из-за перегруженности отчетами), и что из-за этого у них формируется ненависть к учителям. Это так?

— Это очень сложный вопрос, и дело не только в отчетах. Один и тот же педагог может очень устраивать каких-то учеников и родителей и вызывать отторжение у других. Страшное зло последних лет — это вмешательство родителей в учебный процесс. Родители — это та сила, с которой, как правило, не хочет связываться администрация. Яркий, интересный, необычный педагог в обычной школе с большой вероятностью рискует получить жалобу от родителей, которые не понимают его целей и методов, хотят, чтобы их дети учились строго по учебнику, «от сих до сих». К сожалению, меньшинство поступает так, как поступили интеллигентные люди — автор поста и ее дочь: не понравилась школа — сменили школу. Большинство недовольных родителей предпочитает добиться смены учителя и в этом преуспевают.

Выход из этой ситуации есть. Я знаю очень хорошую школу, где в случае конфликта между родителями и учителем подключается грамотный психолог, но это редкость. Администрации проще учителя убрать. Раньше, когда моя мама работала учителем и когда я начинала работать, административную должность в школе занимали всего четыре-пять человек: директор, завуч, завуч по воспитательной части и завхоз. В некоторых школах был свой бухгалтер. При этом только завхоз и бухгалтер не вели уроков. И завучи, и директор обязательно вели какой-то предмет, знали детей и учителей в лицо, а также по именам и фамилиям, понимали проблемы как детей, так и учителей. Теперь же, куда ни глянь, везде в администрации эффективные менеджеры, «за это нам и перепало на грош любви и простоты, а что-то главное пропало», как пелось в популярной песне моей молодости. В частности, пропала эффективная кадровая политика.

А отчетов — да, убийственно много. Ведь эффективных менеджеров не дети интересуют, а бумажные показатели. Каждый из менеджеров, начиная с самого верха пирамиды, стремится оправдать свою нужность и требует новых и новых бумаг.

«Домашнее обучение — хорошая альтернатива для тех старшеклассников, у кого жестко организован день»

— В посте говорится о «выгоревшем педагогическом составе школ»: «Мне тут рассказали, КАК в Депобразе разговаривают с директорами школ, которые потом на крыльях ненависти разлетаются по школам и ТАК ЖЕ разговаривают с педсоставом. Как с тряпками. Выслушав описания одного собрания, я спросила: «А как можно потом пойти и учить детей? 90 процентов которых еще и учиться не хотят». Никак». Что вы думаете об этом?

— Те отрывки селекторных совещаний, которые мне довелось по разным причинам прослушать и просмотреть, ужасают. Но в школе, где я до недавнего времени работала, директор так с педсоставом не разговаривал. Он вообще с педсоставом редко разговаривал, боялся личных разговоров. С педсоставом разговаривают многочисленные заместители, коллеги жаловались на них. Мне лично в лицо никто из начальства не грубил, поэтому на моих учениках высокие разборки не отражались, но из-за моего строптивого нрава в деньгах я всегда теряла.

Фото mbk-news.appspot.com
Отчетов — да, убийственно много. Ведь эффективных менеджеров не дети интересуют, а бумажные показатели. Каждый из менеджеров, начиная с самого верха пирамиды, стремится оправдать свою нужность и требует новых и новых бумаг

— Является ли домашнее обучение хорошей альтернативой и кому оно подходит, по вашему мнению?

— Я считаю, что домашнее обучение подходит тем ученикам старших классов, которые с большой степенью твердости определились с выбором дальнейшего жизненного пути и уже сделали определенные усилия в этом направлении. Домашнее обучение — хорошая альтернатива тем старшеклассникам, у кого жестко организован день различными дополнительными занятиями, в том числе с репетиторами. Хороший пример такой ситуации описан в посте, который послужил отправной точкой обсуждения.

Также домашнее обучение, на мой взгляд, возможно в начальной школе, если занятия с ребенком проводит квалифицированный педагог, владеющий методикой и имеющий представление о современных образовательных программах. Хорошие знания, полученные в начальной школе, — это прочный фундамент дальнейшего образования. В первую очередь это касается русского языка и математики. Глубоко ошибаются те родители, которые думают, что уж начальное-то образование они могут обеспечить ребенку своими силами.

— А в каком случае домашнее обучение может стать катастрофой для ребенка?

— В том случае, если родитель думает не о ребенке, а о своем удобстве.

«Мне кажется, что массового перехода на домашнее обучение не будет. Многие родители воспринимают школу как камеру хранения»

— Какие советы вы могли бы дать родителям и детям, которые все-таки решили перейти на домашнее обучение?

— Главное — ответить честно на вопрос, для чего вы переводите ребенка на домашнее обучение: для своего удобства или это жизненно необходимо ребенку. Если есть возможность «отбиться» от всех дополнительных занятий в школе, которые не входят в учебную сетку, лучше сделать это и для углубления знаний найти ребенку репетитора. Возможно, особенно в средней школе (5—7 класс) вашему ребенку надо просто ликвидировать определенные пробелы, хороший репетитор поможет это сделать, и ребенок «оживет» на уроках в школе.

Если вы все же перешли на домашнее обучение, вот мои советы:

  1. Жестко выдерживать режим, особенно в начальной школе.

    Когда мой внук учился в первом классе, обстоятельства сложились так, что нам нужно было с ним уехать за две недели до новогодних каникул. «Что тут сложного? — наивно подумала я. — Я педагог, занимаюсь с внуком постоянно, возьмем программу, учебники...» Учительница пошла нам навстречу, все прописала, разделила материал по дням. В итоге мы завершили материал, который должны были пройти к 28 декабря, только к концу новогодних каникул. Когда младший брат-дошкольник играет в соседней комнате, маленького школьника очень трудно усадить за уроки. Также очень трудно было мне выделить время, чтобы заниматься с ним три часа подряд (русский, литература, математика, иногда «окружайка» вместо литературы). Три часа складывались из 45 минут урока + 15 минут перерыва. Надо ли говорить, что через 15 минут перерыва мой школьник не спешил возвращаться к занятиям? Это первый класс, самое начало. А дальше добавляются иностранные языки, информатика...
  2. Изолированное пространство для занятий.
  3. Не переоценивать свои силы как педагога, лучше пригласить квалифицированного учителя или репетитора.
  4. Больше говорить с ребенком, обсуждать фильмы, книги, музыку, походы в музей. Словом, провоцировать на развернутое монологическое высказывание. В исходном посте, как я поняла, речь идет о дистанционной школе, в которой контроль осуществляется в основном при помощи тестов. Предполагаю, что при таком подходе у ребенка может «западать» умение связно говорить (ситуация, блестяще описанная в книге Жвалевского и Пастернак «Время всегда хорошее»).
  5. Контролировать выполнение домашнего задания качественно и в срок.

— Готовы ли российские родители к массовому переходу на домашнее обучение? Или это останется все-таки неким элитарным явлением?

— Почему-то мне кажется, что массового перехода на домашнее обучение не будет. Что греха таить, многие родители воспринимают школу как камеру хранения. Но слово «элитарное» мне в этом контексте режет слух. В тех случаях, с которыми я сталкивалась, самые обычные родители переводили детей на домашнее обучение для своего удобства или из боязни остаться не у дел. Приведу пример. У мамы не один ребенок, она давно не работает, занимается детьми. И вот дети подросли, пошли в школу. У мамы теряется психологическое оправдание оставаться дома, надо на работу выходить. А она боится.

Или другая ситуация. Дети маленькие, одного в школу отправлять, другой болеет постоянно. Одного ребенка в наше время отправлять в школу страшно. И недосып хронический. Вот и берут домашнее обучение. А потом приходит такой ребенок в школу и начинаются проблемы.

Фото didaktor.ru
Я считаю, что домашнее обучение подходит тем ученикам старших классов, которые с большой степенью твердости определились с выбором дальнейшего жизненного пути и уже сделали определенные усилия в этом направлении

— Чем, на ваш взгляд, объясняется сегодняшнее повальное обращение к репетиторам чуть ли не с первого класса и насколько это правильно?

— Если говорить о моем предмете, о русском языке, то честно признаю: ребенку уже с первого класса нужна помощь квалифицированного специалиста, чтобы выполнить некоторые задания. Об иностранном языке и говорить не приходится, особенно если родители не владеют тем языком, который изучает ребенок. То же самое, наверное, и с математикой.

В советской школе 60-х годов, когда я училась, стояла задача дать в начальной школе базовые навыки. Поскольку писали перьевой ручкой (сейчас даже трудно представить, насколько это был медленный процесс: обмакнуть перо в чернильницу, проследить, чтобы на кончике пера не повисла клякса, вывести несколько букв, вытереть перышко, снова обмакнуть), поскольку не было печатных рабочих тетрадей, компьютерных тренажерных программ, давались очень простые примеры, очень маленькие тексты, минимум теории, только самое необходимое, но навык доводился до автоматизма. Гораздо реже, по сравнению с сегодняшним днем, встречались случаи дислексии и дисграфии. Кроме того, практически все, даже самые слабые ученики, читали книжки, поскольку это был почти единственный источник информации.

В то золотое время нам уже не вернуться. Объем информации, предлагаемый в начальной школе, очень велик. Но ведь ученые говорят о возрасте до 10—11 лет как о самом эффективном для усвоения знаний. Фактически в 5—6 классе (до причастия и деепричастия) на уроках русского языка проходят тот же материал, что и в начальной школе, только чуть более углубленно.

Наталия Антропова
Справка

Анна Чумаченко — репетитор по русскому языку и литературе. Окончила филологический факультет МГУ. Преподавала в московской школе с 1993 по 2017 год.

ОбществоОбразование
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 01 дек
    дети устают в школах от русского языка и литературы. т.к эти предметы 9 часов в неделю. еще и много ломашнего задания
    Ответить
  • Анонимно 02 дек
    Учат-учат, а дураков меньше не становится!
    Ответить
  • Анонимно 07 дек
    Мне со школой бороться пришлось, чтобы сына перевели на домашнее. Кучу справок собрала. И то получилось только: четверть учимся в школе, четверть дома. Экзамены сдали без проблем, хотя директор пугала, что не сможем с таким режимом.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров