От банкротства до СИЗО: в Казани повязали владельца чулочно-носочной фабрики

По версии полиции, казанец кинул уральских партнеров на 45 млн рублей на лжепоставке швейных машин из Японии

От банкротства до СИЗО: в Казани повязали владельца чулочно-носочной фабрики Фото: zhazhda.biz

До 20 ноября в СИЗО водворил Вахитовский суд Казани 36-летнего директора и владельца Казанской чулочно-носочной фабрики Максима Новоселова. Ему предъявлено обвинение в мошенничестве на 45,6 млн рублей. Как утверждают источники «Реального времени», потерпевшая лизинговая компания с Урала перечислила эти деньги за поставку импортного оборудования для швейного производства, но технику так и не получила. Претензии к фабрике Новоселова на 80 млн рублей в гражданском порядке предъявляют еще несколько компаний.

C японским приветом

19 сентября Арбитражный суд Татарстана признал банкротом ООО «Казанская чулочно-носочная фабрика». В отношении компании было введено конкурсное производство, на данный момент кредиторами заявлены требования на 80,366 млн рублей, из которых 79,6 млн — требования долга. Претензии к фабрике предъявляют компании «Интекс», «Продлогистик», Фонд поддержки предпринимательства РТ и московский «Текстильоптторг».

По данным «Реального времени», потерпевшей уральской лизинговой фирмы в перечне кредиторов пока нет. Однако этот статус уральцы получили буквально на следующий день после упомянутого выше решения арбитража.

20 сентября следователи УВД Казани возбудили уголовное дело о мошенничестве на 45,6 млн рублей — первоначально в отношении неустановленных лиц, что с марта по ноябрь 2018-го обязались поставить промышленное оборудование для организации производства. Вот только заказчик остался и без денег, и без оборудования.

— Следствием установлено, что фигурант заключил с директором одного из обществ с ограниченной ответственностью договор купли-продажи швейных машин. Однако обещанного оборудования фирма так и не получила, — комментирует позицию следствия руководитель пресс-службы УВД Мария Киямутдинова.

19 сентября Арбитражный суд Татарстана признал ООО «Казанская чулочно-носочная фабрика» банкротом. Фото zhazhda.biz

23 октября по подозрению в мошенническом хищении средств заказчика задержали директора и учредителя Казанской чулочно-носочной фабрики Максима Новоселова. Через двое суток он предстал перед Вахитовским судом уже в статусе обвиняемого. Вину не признал, придерживаясь позиции, что его отношения с уральцами носят исключительно гражданско-правовой характер и никакого криминала нет.

В опровержение данной позиции следователи предоставили информацию: якобы закупленные Новоселовым в Японии швейные машины Yamato в рассматриваемый следствием период таможенную границу РФ не пересекали. А значит, никак не могли быть уничтожены в огне, от которого пострадала и сама фабрика, и ее соседи.

Пожарная тревога на чулочно-носочной фабрике

За 5 лет работы Казанская чулочно-носочная фабрика (далее — КЧНФ) успела получить 12 госконтрактов — поставляла носки и гольфы в дома-интернаты для престарелых в Карачаево-Черкесии и Кировской области, колготки для школ-интернатов в Ямало-Ненецком округе и мягкий инвентарь для психоневрологической больницы в Краснодарском крае. В 2015-м в Костромской интернат для умственно отсталых детей поставляли брендированные «Казанские» носки, а в 2017-м уже альметьевскую колонию в Татарстане обеспечили сырьем и материалами для производства такой продукции.

Впрочем, общий объем госпоставок фабрики Новоселова не дотянул и до 1 млн рублей. Куда масштабнее, судя по материалам арбитража, были его закупки.

Так, в апреле 2018 года КЧНФ заключила договор с московским ООО «Текстильоптторг», обязавшись получить и оплатить товар на 34,943 млн рублей. По данным поставщика, свою часть договоренности он исполнил в срок до 25 мая 2018 года. Покупатель же заплатил всего 3,6 миллиона. Остаток задолженности — 30,3 млн рублей — компания Новоселова так и не перечислила, сославшись на чрезвычайное происшествие. Но это обстоятельство не помешало Арбитражному суду Москвы в августе 2018-го удовлетворить требования «Текстильоптторга» в полном объеме, и это решение вступило в силу.

Дознаватели МЧС возбуждать уголовное дело не стали, однако установили — ответственным за обеспечение требований пожарной безопасности являлся арендатор. Фото kazanreporter.ru (архивное фото, пожар на КЧНФ в 2016 году)

На ЧП юристы КЧНФ ссылались и в других процессах. Дело в том, что 30 мая 2018 года в складском здании по адресу: ул. Южно-Промышленная, 3, в Приволжском районе Казани произошел пожар. Из постановления об отказе в возбуждении дела и заключения эксперта следует: «Наиболее вероятной причиной пожара явилось возгорание горючих веществ и материалов на складе вследствие тепловых процессов, сопровождающих аварийные режимы работы электрооборудования, а именно аварийный режим работы линии освещения складского помещения, расположенной над антресолью под потолком склада, арендуемого ООО «Казанская чулочно-носочная фабрика».

Дознаватели МЧС возбуждать уголовное дело не стали, однако установили — ответственным за обеспечение требований пожарной безопасности являлся арендатор, и именно «Новоселовым М.В. было допущено нарушение правил пожарной безопасности»: уходя из помещения склада 29 мая он не обесточил оборудование на территории, арендуемой его фабрикой, а также ООО «Гранд» и ООО «Казанский трикотаж», за что был привлечен к административной ответственности.

Именно наказание Новоселова стало основанием для других арендаторов-погорельцев судиться с его компанией. Так, возмещения убытков на 27,2 млн рублей потребовала казанская фирма «Гранд» (производство готовых текстильных изделий, кроме одежды, гендиректор и владелец Арман Погосян, — прим. ред.)

Арбитражный суд РТ счел нужным удовлетворить требования «Гранда» лишь на 687 тыс. рублей и указал: истцом не представлены доказательства, что значительный объем сырья на 26 млн рублей вообще мог физически поместиться на складе на Южно-Промышленной и действительно находился там перед пожаром, в то время как в актах поставки товара указывался совсем другой адрес.

В феврале 2019-го арбитраж РТ удовлетворил иск «Ингосстраха» на 24 млн рублей к погоревшей фабрике. Фото Максима Платонова

Однако в феврале 2019-го арбитраж РТ удовлетворил иск «Ингосстраха» на 24 млн рублей к погоревшей фабрике. Из решения следует, что ровно эту сумму страховщик был вынужден заплатить двум лизинговым компаниям за их поврежденное и уничтоженное огнем швейное оборудование, переданное ранее в пользование «Гранду» и «Казанскому трикотажу» (в августе 2019-го по иску «Текстильоптторга» введена процедура наблюдения). А потом страховщик выставил счет виновнику пожара.

Масштабные планы фабриканта

Всего 2 года назад владелец Казанской чулочно-носочной фабрики оценивал ее годовой оборот в 180 млн рублей и ставил амбициозную задачу выхода на мировой рынок и запуска производства за рубежом. Выпускник многопрофильного лицея №83 и Казанской банковской школы Максим Новоселов в интервью бизнес-журналу «Жажда» рассказывал — работать начинал в банке, но в итоге выбрал производство:

— Наверняка есть страны, которые могут существовать за счет торговли, банковского сектора и сферы услуг, но в России нужно развивать именно производство. Оно объединяет нас: мы создаем продукт с добавленной стоимостью в своей стране, а не покупаем его из-за рубежа, тем самым показывая импортозамещение в действии...

Новоселов очень хвалил свою команду за профессионализм и увлеченно повествовал о «гибком подходе к любым заказам, начиная от дизайна носка и заканчивая условиями по отгрузке и оплате».

На вопрос журналиста, каким он видит свой бизнес через 10 лет, фабрикант отвечал так: «Я уверен, что через 10 лет мы займем ниши на зарубежных рынках, а может быть, и откроем производство за рубежом». А еще делился советами с теми, кто делает в бизнесе первые шаги: «Уделяйте большое внимание человеческому ресурсу и своим партнерам. Будьте готовы работать 24 часа в сутки».

2 года назад владелец Казанской чулочно-носочной фабрики оценивал ее годовой оборот в 180 млн рублей и ставил амбициозную задачу выхода на мировой рынок и запуска производства за рубежом. Фото zhazhda.biz

***

Выяснить позицию защиты по делу Новоселова оперативно не удалось. Адвокат арестованного попросил направить ему письменный запрос по почте.

В потерпевшей лизинговой компании от пояснений просто отказались, сославшись на коммерческую тайну и утверждая, что таковой является и предварительный размер ущерба по уголовному делу.

Ирина Плотникова
ПроисшествияБизнесОбществоВластьЭкономикаФинансы Татарстан
комментарии 12

комментарии

  • Анонимно 29 окт
    И на что он надеялся?
    Ответить
    Анонимно 29 окт
    Могло прокатить. А может и прокатит если даст денег кому нужно
    Ответить
  • Анонимно 29 окт
    Ничего себе новость
    Ответить
  • Анонимно 29 окт
    Хитрый делец. Да поумнее его нашлись
    Ответить
  • Анонимно 29 окт
    Прежде чем писать такие статьи, нужны веские доказательства...
    Ответить
  • Анонимно 29 окт
    Срок дадут серьезный
    Ответить
    Анонимно 30 окт
    тебе если только
    Ответить
  • Анонимно 29 окт
    А кто адвокат у него? Чтобы в адрес адвоката направлять запрос- что то уж совсем новое!
    Ответить
  • Анонимно 30 окт
    Посмотрел бы я на того, у кого бы произошел такой непредвиденный случай как пожар. Парень пытался выбраться из ситуации, а все наглым образом повесили на одного, да и еще такие обвинения.
    Ответить
  • Анонимно 30 окт
    А что он не миллионер тогда? куда потратил эти 45млн доказали?
    Ответить
  • Тахир Давлетшин 01 ноя
    Бизнес по-русски
    Ответить
    Анонимно 08 ноя
    Бизнес по-татарски не лучше.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров