«Они больше психологически нервируют»: как изменение курсов валют и нефтяных котировок влияет на нашу жизнь

И продолжать ли хранить деньги под подушкой

«Они больше психологически нервируют»: как изменение курсов валют и нефтяных котировок влияет на нашу жизнь Фото: Ринат Назметдинов

Обсуждение на пресс-конференции «Валютный прорыв: как отразятся на экономике Татарстана скачки курсов валют и изменения в сфере бизнеса?» Татарстаном не ограничилось. Заместитель руководителя информационно-аналитического центра «Альпари» Наталья Мильчакова и Дамир Габдулхаков, управляющий банком «Открытие» в РТ, говорили вчера и о макроэкономических трендах, и о проблемах российской экономики, и о нацпроектах, и о том, как обычному человеку распорядиться своими накоплениями. Если вкратце: все не так плохо. Подробности — в репортаже «Реального времени».

Что страшнее — инфляция или дефляция?

Беседа началась с обсуждения инфляции. Наталья Мильчакова рассказала, что компании, которые работают на внутренний рынок, затронул краткосрочный всплеск инфляции, вызванный повышением НДС в начале года и ростом тарифов на электроэнергию.

Но сейчас ситуация стабилизировалась, официальная инфляция снизилась до 4,3%. Наблюдаемая инфляция (та, которую население ощущает на себе) составляет около 10%. А в августе в одном из секторов российской экономики даже фиксировалась дефляция: речь идет, конечно, о сегменте плодоовощной продукции. Это сезонный фактор, который наблюдается каждый год.

Сама по себе дефляция, пусть даже секторальная, для нас фактор не самый плохой. А вот для Европы, по словам Мильчаковой, это всегда проблема: там она связана с кризисом перепроизводства, из-за которого падают цены, чтобы люди хоть что-то купили. В таком случае в экономике начинается стагнация.

Вообще, как говорит эксперт, потребительская инфляция — вещь субъективная. Несмотря на существование усредненного значения, в каждом конкретном случае она связана со структурой потребительского спроса отдельного человека. А еще она всегда различается по регионам и городам.

Все последние события, по-моему, большая мистификация. Трампу надо было показать себя жестким президентом и припугнуть Иран. Но до реального военного конфликта не дошло, и поэтому «военная премия» доллара быстро улетучилась

Евро, доллар, рубль: кто сильнее?

По поводу последних событий в Саудовской Аравии, повлиявших на нефтяные котировки, а вслед за ними — и на курсы основных валют, Мильчакова находится в больших сомнениях.

— Все последние события, по-моему, большая мистификация. Трампу надо было показать себя жестким президентом и припугнуть Иран. Но до реального военного конфликта не дошло, и поэтому «военная премия» доллара быстро улетучилась, — констатировала она. — А вот в Европе не совсем понятная история с брекзитом. Поэтому евро чувствует себя не очень стабильно, и мы уже видим его уровни 2015-го — начала 2016 года. Но и это не предел: в 2014 году евро опускался почти до паритета с долларом, так что ему есть куда падать.

По мнению эксперта, самой стабильной валютой по-прежнему остается доллар на фоне того, что американская экономика пока растет, и это признают даже скептики из ФРС. Оправдаются ли дальше прогнозы на ухудшение ситуации по индикатору инверсии кривой доходности американских облигаций — мы увидим только со временем.

Дамир Габдулхаков добавил к этому, что взаимосвязь цен на нефть и курса рубля уже не так сильна. Эта корреляция сейчас значительно снизилась по сравнению с тем же 2014 годом, рубль уже не так остро реагирует на флуктуации нефтяных котировок, как несколько лет назад, и колебания мы видим совсем небольшие.

— Они больше психологически нервируют, чем влияют на доходность вкладов, — пояснил управляющий банком «Открытие» в РТ. — Естественно, когда появляются тревожные новости, мы видим краткосрочный всплеск покупки валюты в наших отделениях. Но в целом долларовые сбережения снижаются уже не первый год. Потому что колебания настолько невелики, что люди больше теряют на конвертации.

Еще банкир отметил, что курс доллара сегодня не дотягивает даже до среднегодового прогноза на 2019 год: аналитики обещали курс на уровне 67 рублей за доллар, сейчас мы видим среднегодовое значение 65—66 рублей, а конкретно сегодня — 64,6 рубля.

Мы видим, что происходит некая смена потребительской модели поведения в сторону сберегания. Замедление потребительского кредитования связано с тем, что инфляция действительно есть, а роста реальных доходов населения, к сожалению, за последние 5 лет не наблюдается

Люди стали брать меньше кредитов и больше сберегать

Габдулхаков рассказал о том, что люди стали вести себя осторожнее — берут меньше кредитов и откладывают больше средств на сберегательные счета.

— Конечно, темпы роста потребительского кредитования замедляются, тем не менее, этот рост продолжается, — отметил он. — В то же время растет доля доходов людей, которая направляется на сбережения. Мы видим, что происходит некая смена потребительской модели поведения в сторону сберегания. Замедление потребительского кредитования связано с тем, что инфляция действительно есть, а роста реальных доходов населения, к сожалению, за последние 5 лет не наблюдается. Какое-то время люди пытались поддержать привычный уровень жизни за счет потребительских кредитов, но эти возможности со временем тоже исчерпываются. И наверное, тенденция к замедлению кредитования и росту сбережений продолжится.

Банкир отметил существенное снижение доли валютных вкладов, особенно в евро, доходность по которым близится к нулю. В целом, по его словам, рублевые инструменты на сегодняшний день выглядят интереснее. Но ставка по ним тоже снижается — вслед за ключевой ставкой ЦБ РФ, которая вернулась к докризисному уровню.

Проблемы слишком сильной закредитованности населения, которой всех с лета пугает Минэкономразвития РФ, Дамир Габдулхаков не видит: с 2014 года процент просрочки по кредитам неуклонно снижается, а у банков появляются новые эффективные методы оценки кредитоспособности заемщика.

Инфраструктурные проекты, возможно, и можно провести достаточно быстро. Зато они будут долго окупаться. Но это все возможно, только если не случится никаких новых экстраординарных кризисов

Смогут ли нацпроекты преодолеть вечную проблему недоинвестирования

Наталья Мильчакова посетовала на то, что для нашей экономики характерно недоинвестирование отдельных отраслей, за исключением нескольких сегментов — добычи полезных ископаемых, недвижимости и транспорта, например. В обрабатывающую промышленность деньги не приходят. Это, по ее мнению, и объясняет то, почему России будет сложно выйти на средние темпы мировой экономики.

Конечно, сейчас запущены нацпроекты, которые предполагают адресные вливания средств, в том числе и государственных, в очень широкий спектр отраслей. Мильчакова считает, что они обязательно будут реализованы, но сомневается в том, что это произойдет до 2024 года: «Например, это касается проектов, связанных с медициной или образованием. Это дело не одного дня, а многих лет. А вот инфраструктурные проекты, возможно, можно провести достаточно быстро. Зато они будут долго окупаться. Но это все возможно, только если не случится никаких новых экстраординарных кризисов».

Дамир Габдулхаков согласился с тем, что реализация нацпроектов — дело небыстрое. «Даже те объемы, которые были запланированы на этот год, еще не освоены и в экономику не пошли, — отметил банкир. — Связано ли это с долгой подготовкой проектной документации или с другими вещами, сказать пока сложно».

Почему кризис — это хорошо

Как всегда в подобных беседах, эксперты вспомнили о том, что кризис дает новые возможности. Правда, не всем: например, у малого бизнеса подъем НДС вызвал совершенно откровенные проблемы, и многие с ними не справляются. Но Мильчакова надеется на то, что нынешние экономические проблемы смогут мотивировать государство стимулировать частные бизнесы.

— Например, в 2015 году, когда экономика переживала тяжелейший кризис, государство либерализовало рынок сжиженного газа. И на него вышли независимые производители — прежде всего я говорю о «Новатэке» и его проекте Ямал СПГ, они построили ледоколы-газовозы, у которых нет аналогов в мире, — напомнила она. — То есть кризис мотивировал государство на то, чтобы начать создавать более благоприятные условия для частных инвестиций, и оно само стало вкладывать средства в бизнесы, которые стратегически важны для развития страны. Например, тот же Ямал СПГ финансировался из Резервного фонда.

При выходе из структурного кризиса начала 2000-х годов экономика России приняла очень неблагоприятный сырьевой вектор развития. Все, что происходит в последние годы, переламывает эту тенденцию и заставляет усиливать обрабатывающие отрасли промышленности

Конечно же, не привести в пример антироссийские санкции эксперт не смогла: в Болонской школе экономики подсчитали, что санкции замедляют темпы роста ВВП России примерно на 0,1% в год. Но если бы их не было, то события на продовольственном рынке могли бы развиваться в направлении, очень нежелательном для сельскохозяйственного направления.

— Ряд сегментов рынка мы могли бы потерять. А благодаря санкциям их, наоборот, пришлось развить. Реально выиграли от санкций крупные аграрные холдинги. Остальным, особенно малому бизнесу, пришлось тяжело, — отмечает Мильчакова. — При выходе из структурного кризиса начала 2000-х годов экономика России приняла очень неблагоприятный сырьевой вектор развития. Все, что происходит в последние годы, переламывает эту тенденцию и заставляет усиливать обрабатывающие отрасли промышленности.

«В скором времени мы увидим серию слияний крупных торговых сетей»

На вопрос «Реального времени» о том, на каких отраслях проблемы последних месяцев сказались сильнее всего, эксперты ответили, что от повышения НДС больше всего страдает потребитель продуктов питания.

Цены на продукты выросли за последний год в наибольшей степени. При этом в каждом сегменте продовольственного рынка добавляются внутренние факторы: например, хлеб подорожал в том числе из-за роста тарифов на электроэнергию, куриное мясо — из-за удорожания кормов. Эксперт «Альпари» считает, что в связи с ростом НДС в скором времени мы увидим серию слияний крупных торговых сетей (например, объединение сетей «Дикси», «Красное и Белое» и «Бристоль» уже произошло).

Некоторые виды непродовольственных товаров тоже подорожали. А вот, например, телевизоры подешевели. Хорошо себя чувствует и нефтяной бизнес, если не считать того, что при падении цен на нефть слегка падают акции «Татнефти».

Если мы входим в историю с ценными бумагами, то надо это делать на долгий период: ожидается некое охлаждение на глобальном фондовом рынке через год-полтора, вплоть до небольшого кризиса. Поэтому лучше входить в акции года на четыре

В чем хранить деньги — в чулке, в банке или в акциях «Татнефти»?

В период любого кризиса экспертов спрашивают о том, как сохранить деньги: не дать их съесть инфляции, а может быть, и выгодно вложить.

Наталья Мильчакова советует в первую очередь как раз понять, хотите ли вы сберечь деньги или же все-таки получить доход, превышающий инфляцию.

— Если надо заработать — я бы посоветовала дивидендные акции «голубых фишек»: «Норникеля», «Роснефти», «Газпрома», привилегированные акции «Татнефти» или «Сургутнефтегаза». Можно их годами держать и получать дивиденды, а можно перепродать. А если ваша цель — просто не потерять, то держите деньги в высоконадежном банке в рублях и долларах (примерно пополам), чтобы запасти долларовую подушку, если вдруг рухнет рубль, — порекомендовала эксперт.

Дамир Габдулхаков отметил, что нужно вдумчиво диверсифицировать свой портфель и брать на себя ответственность за свои решения.

— Если мы входим в историю с ценными бумагами, то надо это делать на долгий период: ожидается некое охлаждение на глобальном фондовом рынке через год-полтора, вплоть до небольшого кризиса. Поэтому лучше входить в акции года на четыре. Туда не надо размещать те деньги, которые вам могут понадобиться сиюминутно, — предостерег банкир.

Что же касается недавних новостей о том, что российский регулятор пытается ограничить возможность выхода на иностранные фондовые рынки для российских частных инвесторов, то Мильчакова надеется на то, что эти поправки в закон будут дорабатывать. Она считает такое решение недальновидным: инвестора лишают выбора и возможности покупать надежный актив.

Что касается прогнозов для России, то оба эксперта единодушно говорят о стабильности: в этом году доллар с высокой вероятностью не вырастет выше 67, а евро — выше 73 рублей

Прогнозы: пациент очень даже жив, все стабильно

На международном рынке всех давно пугают новым надвигающимся кризисом: дело в том, что американские государственные облигации показывают инверсию. Это такая ситуация, когда доходность краткосрочных облигаций превышает доходность долгосрочных. Поэтому многие крупные экономисты предрекают начало новой рецессии и мирового кризиса. Но это продолжается уже давно, и пока ничего подобного не происходит.

Что касается прогнозов для России, то оба эксперта единодушно говорят о стабильности: в этом году доллар с высокой вероятностью не вырастет выше 67, а евро — выше 73 рублей. Нет объективных условий, которые толкали бы рубль вниз: цена на нефть стабилизировалась, у России положительное сальдо торгового баланса, профицит бюджета, растущая экономика.

Никаких потрясений не предвидится и на международной арене: в Америке выборы президента не за горами и там, по мнению Дамира Габдулхакова, никто не станет раскачивать лодку, в Китае в следующем году съезд компартии, там тоже будут изо всех сил удерживать спокойствие. Постепенно, плавно мы двигаемся в коридоре инфляции по ключевой ставке.

А раз у нас все стабильно — значит, можно строить новые планы. Ровно до следующего кризиса.

Людмила Губаева, фото Рината Назметдинова
ЭкономикаФинансыБанкиИнвестиции Татарстан
комментарии 2

комментарии

  • Анонимно 28 сен
    Все с голубыми фишками хорошо, да только купить их не так просто.
    Ответить
  • Анонимно 30 сен
    В экономике дефляционные процессы уже продолжительное время и доллар следовательно и не растёт и не будет расти, но будет колебаться. Эти колебания, причём в обе стороны, выгодны эффективным нефтяным компаниям. Бумаги Татнефти некоторые эксперты стали сравнивать с облигациями, выплаты высоких дивидендов, в том числе промежуточных, делают их похожими, но сохранается и потенциал курсового роста в дополнение к дивидендам, несмотря на высокую оцененность компании.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров