Виктор Мураховский: «Полная победа над терроризмом — это утопия!»

Ведущий военный эксперт России о годовщине терактов 11 сентября, неисламской природе терроризма и элементе «Большой Игры» в Сирии

Виктор Мураховский: «Полная победа над терроризмом — это утопия!» Фото: russia.tv

Сегодня исполняется 18 лет со дня крупнейшего в современной истории теракта, потрясшего не только США, но и весь мир. Трагедия в Нью-Йорке, когда в результате атаки террористов «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) погибли почти 3 тысячи человек, перевернула сознание американцев и задала новые ориентиры для сверхдержавы. Дату 11.09.01 считают если не точкой отсчета, то поворотным событием в общемировой борьбе с терроризмом. Корреспондент «Реального времени» поговорил об этом с ведущим военным экспертом России, полковником запаса и главным редактором журнала «Арсенал Отечества» Виктором Мураховским. Собеседник издания указал, что терроризм нельзя связывать только с исламом, хотя некоторые исламские государства и находятся не на самом высоком уровне развития, и что хотя война в Сирии — элемент «Большой Игры», в которой сталкиваются амбиции разных стран, все же наиболее одиозные террористические группировки уничтожаются. Тем не менее член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ объяснил, почему полная победа над терроризмом — это, увы, полная утопия.

Терроризм не имеет религиозного характера

— Виктор Иванович, 11 сентября — очередная годовщина трагедии в Нью-Йорке, когда террористы «Аль-Каиды» атаковали «башни-близнецы», что привело к тысячам жертв, после чего, как полагают, и началась общемировая борьба с терроризмом.

— Мы даже раньше с этим столкнулись, в 90-х годах. У себя на Северном Кавказе ощутили, что это не какой-то внутренний конфликт, а [конфликт] с активным участием иностранных представителей, мягко говоря.

— С участием западных стран или ближневосточных?

— Там разные были. Кто-то непосредственно участвовал «на земле», воевал — это представители некоторых исламских государств. А кто-то спонсировал и направлял силы, в их числе и некоторые западные спецслужбы.

Центр города Осло вскоре после того, как взорвалась бомба Брэйвика в июле 2011 года. Фото N.Andersen / wikipedia.org
Мы же видим теракты в западных странах, которые совершаются террористами вполне европейского происхождения — в той же Норвегии

— Вот если говорить как раз об исламских странах: некоторые наблюдатели считают, что необходимо все-таки вести речь именно об опасности исламского терроризма и что терроризм носит ярко выраженный религиозный характер, это так?

— Нет, конечно! Мы же видим теракты в западных странах, которые совершаются террористами вполне европейского происхождения — в той же Норвегии (теракт, совершенный норвежцем Андерсом Брейвиком, — прим. ред.).

Инциденты редкие, но они есть. И просто само устройство [безопасности] развитых стран как-то предотвращает все-таки достаточно массовые теракты, явления. Но надо понимать, что, конечно, некоторые исламские государства сегодня находятся на ступени развития не самой высокой, мягко говоря. В ряде государств власти вообще не контролируют в полной мере обстановку на своей территории. Возьмите тот же Пакистан, особенно его западную часть — там весьма относительная центральная власть. В основном все решают по-прежнему родоплеменные отношения. Возьмите Афганистан: что там решает центральная власть?! И есть государства, которые сознательно некоторую политику продвижения своего взгляда на ислам проводят. Та же Саудовская Аравия, ОАЭ. Поэтому говорить, что терроризм — чисто исламский, я бы не стал. Мы видим и на примере других стран Азии, где весьма резкие телодвижения осуществляют на основании других религиозных доктрин [речь о преследовании мусульман-рохинджа в Мьянме, — прим. ред.). Так просто на сегодняшний день обстановка сложилась. Она может и перемениться.

«Посмотрите, что в Ливии творится и какие группировки кто поддерживает — такая каша!»

— Можно ли тогда сказать, что основная почва, на которой вырастает терроризм, — это не определенная религия, а социальные условия — нищета, невежество?

— Да, я бы согласился с этим. Прежде всего, конечно, причины социально-экономические. Мы видим резкий рост населения особенно в азиатских, африканских странах. Зачастую это приводит к такой резне, как в Руанде, по числу жертв там любой исламский терроризм отдыхает (геноцид в Руанде 1994 года, официально называемый геноцидом против тутси — массовое убийство руандийских тутси местными хуту, в ходе которого погибло от полумиллиона до миллиона человек, по разным оценкам, — прим. ред.).

Руины церкви Нтарама, где прятались более 5000 человек. В них бросали гранаты, стреляли из винтовок, жертв рубили мачете или сжигали заживо. Фото Scott Chacon / flickr.com / CC-BY-2.0
Прежде всего, конечно, причины социально-экономические. Мы видим резкий рост населения особенно в азиатских, африканских странах. Зачастую это приводит к такой резне, как в Руанде, по числу жертв там любой исламский терроризм отдыхает

— Со стороны ряда стран и экспертов раздаются упреки в том, что отдельные державы фактически сами подготовили почву для развития терроризма, финансируя в свое время те или иные группировки — в частности США в Афганистане. Вы согласны с такими претензиями?

— Да, я согласен, но там не только США, там много, кто поучаствовал. Сейчас посмотрите, что в Ливии творится и какие группировки кто поддерживает — там такая каша! С одной стороны, есть группировки, поддерживаемые французами, с другой стороны — итальянцами [ранее Ливия была колонией Италии], с третьей стороны — Объединенными Арабскими Эмиратами, с четвертой — Саудовской Аравией, и так далее, и тому подобное. Все участвуют!

Война в Сирии — элемент «Большой Игры», но «все стараются уничтожать наиболее одиозные группировки»

— Почему, с вашей точки зрения, эта общемировая борьба с терроризмом собственно общемировой в итоге так и не стала: Россия воюет с терроризмом в одних странах, США — в других, и зачастую страны даже сталкиваются по этой причине?

— Здесь политические причины, мировоззренческое несовпадение позиций. Это обусловлено не тем, что никто не готов бороться с терроризмом. Каждый готов! Но готов — только по своей колее бороться. Зачастую эти колеи параллельны, но не пересекаются, к сожалению.

— Говоря об этом, не могу не спросить о ситуации в Сирии. Для стороннего наблюдателя происходящее там совершенно непонятно: Запад обвиняет Россию в том, что та помогает бороться не с террористами, а помогая сирийским властям — с оппозицией, Россия обвиняет США в том, что те помогают террористам-игиловцам, а вовсе не оппозиции. За кем правда? Или это такой очередной этап новой «Большой Игры» на Ближнем Востоке?

— Конечно, это элемент «Большой Игры», никто в этом не сомневается. Там, напоминаю, не только США «толкаются» с Россией, там и Турция участвует вполне активно, есть группировки, которые поддерживаются исламскими государствами, той же Саудовской Аравией и ОАЭ. Там тоже винегрет политических амбиций, устремлений.

Фото gogetnews.info
Конечно, это элемент «Большой Игры», никто в этом не сомневается. Там, напоминаю, не только США «толкаются» с Россией, там и Турция участвует вполне активно, есть группировки, которые поддерживаются исламскими государствами, той же Саудовской Аравией и ОАЭ

— Но при этом все-таки борьба с терроризмом идет?..

— При этом все-таки да, наиболее одиозные радикальные группировки стараются сдерживать, уничтожать, то же ИГИЛ (запрещено в РФ). Но вот к тем, которые «перекрасились», уже не такое однозначное отношение, например, к «Хайят Тахрир аш-Шам» (запрещено в РФ). Некоторых считают террористами, а некоторых нет. Обстановка там достаточно сложная.

Почему полная борьба над терроризмом — это утопия

— Есть сегодня, скажем так, сторонники определенной «теории заговоров», которые считают, что терроризм — не такая уж и большая проблема, а скорее козырная карта, позволяющая ряду стран решать свои геополитические интересы в других странах и ужесточать законы, подавляя свободы у себя дома. Вы так считаете?

— Смотря с чем сравнивать! Все познается в сравнении. Должна быть точка отсчета, в связи с которой можно давать оценки. Те страны, которые не подверглись атакам терроризма, вполне могут считать, что это не совсем страшно. А те, что подвергаются угрозам терроризма и у них люди гибнут, считают, что это самая серьезная на сегодня угроза.

— Ради борьбы с терроризмом в целом можно урезать те самые европейские свободы?

— Так они [западные страны] это и делают, они не ожидают чьего-то одобрения или осуждения! Просто делают — и все.

— Уже полвека, если не больше, стоит вопрос: можно ли в принципе победить терроризм — исламский, мировой, ИГИЛ вообще? Ну, скажем, был Третий Рейх, его победили, проблема исчезла. Но терроризм же — он децентрализован, там множество группировок самых разных по всему миру. И нищета опять же.

— Я с вами согласен полностью! Принципиальная возможность победить терроризм заключается в принципиальной возможности создать справедливый социально-экономический уклад, что выглядит утопией. Отсюда вывод какой? Исходя из логики — будет утопией и полная победа над терроризмом.

Сергей Афанасьев
ПроисшествияОбщество
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 11 сен
    Помню, 18 лет назад в этот день была отличная погода, мы убирали картошку, и эта новость нас шокировала. Ужас. Трагедия всего мира
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров