Женщины и радикальный правый терроризм Германии

«Нельзя недооценивать деятельность женщин в качестве активных участников радикальных террористических группировок правого толка», — утверждает Барбара Манте в своем материале для медиаплатформы openDemocracy. Исследовательница делит участниц террористических группировок на три типа и опровергает распространенный миф о третьестепенной роли женщины в совершении преступлений.

Когда немецкая радикальная террористическая группа правого толка Nationalsozialistischer Untergrund («Национал-социалистическое подполье») была раскрыта в 2011 году, обнаружилась подробность, которая особенно взволновала общественность и СМИ: ключевым членом группировки была женщина — Беате Чепе. Общественное изумление от осознания этого факта часто затмевало эмоции по поводу масштабов преступлений группировки и последующего судебного разбирательства.

Действительно, в разговорах о радикальных правых террористах роль преступников, как правило, отводится мужчинам. Это распространенное и само собой разумеющееся предположение, что, в отличие от других террористических групп, в радикальном правом терроризме женщины практически не играли — и все еще не играют — никакой роли.

Фактически число мужчин в радикальных террористических группах правого толка в Германии всегда превышало число женщин. Однако более пристальный взгляд на проблему дает понять, что женщины регулярно участвовали в деятельности правых террористов, но их роль до сих пор не привлекала внимания.

Такое пренебрежение соотносится с общепринятым представлением о женщинах на радикально-правой сцене политических действий как о пассивных и аполитичных участниках. На самом деле, их позиция неоднозначна. С одной стороны, сфера деятельности женщин весьма ограничена: идеология правого радикализма, как и мужчины-активисты, определяет женщин на «бытовой», внутренний уровень. То есть многие женщины-активистки могут быть задействованы в усилении поддержки группировки и стабилизации зачастую посредством вступления в отношения с одним из участников мужского пола. С другой стороны, женщины, несмотря на трудности, стоящие перед ними, также претендуют на лидирующие позиции среди неонацистов. Это означает, что женщинам приходится защищать свою позицию от нападок, которые исходят изнутри.

Это наблюдение также относится к женщинам в радикальном терроризме правого толка. Здесь можно выделить три типа женщин.

Первый тип: более или менее незаметные женщины, которые не играют какой-то особенной роли в группировке, они чаще связаны с участниками-мужчинами и иногда являются доверенными лицами группировки. Зачастую они являются девушками или женами участников и свидетелями деятельности и планов группировки. Эту группу женщин практически не изучали, поэтому сложно оценить их точное количество.

Второй тип: женщины-участницы, хотя и не на лидирующих позициях, которые ассистируют в совершении определенных преступлений. Некоторые из этих женщин активно участвуют в организационных и материально-технических аспектах. Например, Deutsche Aktionsgruppen («Немецкие группы действий»), активно действовавшая в 80-х годах, выделялась из массы благодаря высокому проценту женщин, которые участвовали в преступлениях группировки. В 2005 году Высший земельный суд Баварии обвинил участников террористической группировки Schutzgruppe («Группа защиты») в планировании взрыва в Еврейском центра в Мюнхене. Среди обвиняемых были две молодые женщины.

Третий тип: относительно небольшое число женщин, которые выполняют важнейшие обязанности в группировках. Например, Сивилла Фордербрюгге (Sibylle Vorderbrügge), состояла в Deutsche Aktionsgruppen. Вместе со своими сообщниками она совершила несколько атак, включая поджог в Гамбурге в августе 1980 года, который унес жизни двух вьетнамских беженцев. Вскоре после преступления она была арестована и приговорена к пожизненному заключению за убийство в 1982 году.

Кристин Хьюикер состояла в Otte Group и Uhl/Wolfgram Group в конце 70-х — начале 80-х годов. Помимо других преступлений, она участвовала в ограблении банка, после которого залегла на дно во Франции в 1981 году. В 1983 году Высший земельный суд Мюнхена приговорил ее к 6 годам тюремного заключения.

Наконец, Беатре Чепе была полноправным членом группировки «Национал-социалистическое подполье», как указано в вердикте Высшего земельного суда Мюнхена. Вместе с Уве Мундлосом и Уве Боннхардтом она стала скрываться в 1998 году. С 2000 по 2011 год группа убила 10 человек и совершила несколько взрывов. Мужчины покончили жизнь самоубийством, а Чепе была доставлена в суд и приговорена к пожизненному заключению в 2018 году.

Изучение роли женщины в радикальном правом терроризме корректирует предвзятость в гендерном вопросе. Даже если они участвовали в террористических преступлениях, активистки чаще воспринимаются как исключительно вспомогательные и пассивные субъекты, но не как самостоятельные личности с политическим мышлением.

Факт, что многие из известных женщин-террористок имели сексуальные или родственные связи с участниками группировки мужского пола, поражает. Такой «подход» облегчает вхождение в группировку. Что еще интересно, многие женщины-террористки впоследствии сами называют свою роль в группировке аполитичной и «бытовой» в попытке защититься от уголовного преследования.

Однако личные связи не дают исчерпывающего объяснения, почему женщины, относящие себя к радикальному правому движению, в первую очередь выбирают участие в террористической деятельности. Активное участие некоторых женщин в таких радикальных структурах и их независимые роли в качестве членов группировки опровергают предположение, что в большинстве своем женщины подчиняются влиянию своих партнеров и в целом не играют никакой роли. Больше внимания должно быть уделено идеологическим мотивам.

Например, история Кристин Хьюикер свидетельствует, что молодая женщина не только занимала равную и полностью признаваемую позицию в иерархии группы, но также участвовала в подготовке преступлений. Ее заявления в суде, как и автобиография, раскрывают ее политическую мотивацию, которая, помимо прочего, определялась нацизмом, антисемитизмом и восхвалением националистического социализма.

Радикальные террористки правого толка, как и женщины, поддерживающие и участвующие в неонацистском терроре, — еще одна тема для будущих исследований. В целом женщин нельзя недооценивать ни как участников, ни как стабилизаторов группировок.

Барбара Манте, перевела Элина Медведева
комментарии 9

комментарии

  • Анонимно 10 сен
    А почему сексуальные и родственные связи в среде террористов вызывают удивление, а в среде чиновников нет?
    Ответить
  • Анонимно 10 сен
    Ну сделали открытие...

    Вспомните женщин-чекисток в Красной России - свирепее и кровожаднее их не было марксистов - что они делали с мужчинами рука не поднимается написать, сами читайте документы...

    Красные изуверки: женщины-палачи на службе советской власти.
    Исторический дискуссионный клуб
    Обложка док. издания Я. Наумова "Чекистка. Страницы из жизни заместителя председателя Казанской губчека В.П. Брауде" - М., 1963. Художник В. Танасевич.
    Ответить
  • Анонимно 10 сен
    Женщины вообще правят миром. Даже если управляющие должности заняты мужчинами, у них есть жены
    Ответить
    Анонимно 10 сен
    "Человек, у которого нет жены, не может называться Мужчиной".
    Мудрая народная пословица.

    Не умеешь управлять собственной женой - не лезь управлять ротой, заводом, фирмой, университетом, государством.

    Лучше уступи тогда место жене.
    А сам иди готовь еду и мой посуду.
    Ответить
    Анонимно 10 сен
    Как красиво сказано
    Ответить
  • Анонимно 10 сен
    Женский пол очень жесток жёстче чем мужчины.
    Ответить
  • Анонимно 10 сен
    Ходаем. Хатын кызлар андый булырга тиешь тугел
    Ответить
    Анонимно 10 сен
    Мин син яратам.
    Ответить
  • Анонимно 11 сен
    Зачем это писать, ясно, что женщины ничем не отличаются от мужчин в плане человеческих пороков, только за счёт своей физиологии могут быть более нервными, невротичными, истеричными, в том числе латентно.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров