«Турецкая игла», или Почему зависимость от Анкары сделала Северный Кипр уязвимым

Как страна турков-киприотов привлекала инвесторов и туристов

«Турецкая игла», или Почему зависимость от Анкары сделала Северный Кипр уязвимым Фото: tonkosti.ru

Сегодня на Северном Кипре празднуют День мира и свободы — в этот день 45 лет назад Турция оккупировала 37 процентов всего острова, разделив в итоге турок-киприотов и греков-киприотов «зеленой линией». Так родилась Турецкая Республика Северного Кипра, которая признана только Турцией и больше никем. Страна сильно зависит от Анкары в финансовом отношении, а главной отраслью ее экономики остается туризм. В стране легализовали казино, либерализовали экономику и пытаются привлечь иностранных инвесторов — от американцев до израильтян. «Реальное время» изучило «экономический вопрос» Северного Кипра, вспомнив, как страна жила все эти годы фактически в мировой изоляции, но сумела составить конкуренцию соседу — Республике Кипр.

Что за праздник и почему его празднует только треть островитян

Сегодня на Кипре День мира и свободы, однако праздновать его будет только часть островитян, живущих на 37 процентах его территории. Здесь расположен Северный Кипр, или Турецкая Республика Северного Кипра, жители которого говорят по-турецки. Официально Северный Кипр признан только одним государством мира, разумеется, Турцией.

Разделение острова на территории, где живут турки-киприоты и греки-киприоты, было вызвано явлением «энозиса». Энозис — это движение, существовавшее в XIX—XX веках, за воссоединение с исторической греческой родиной в регионах с преобладающим греко-христианским населением, находящимся под управлением других государств.

Энозис помог в деле возрождения и сохранения греческого языка и православной культуры на большом пространстве, но привел и к ряду до сих пор не разрешенных конфликтов в регионе. Кипр как самостоятельное государство был создан в 1960 году после объявления независимости от Великобритании. Греческой и турецкой общинам предоставили равные права и возможности участия в управлении новым государством. Гарантами стали Великобритания, Греция и Турция.

Сегодня на Кипре День мира и свободы — однако праздновать его будет только часть островитян, живущих на 37 процентах его территории. Фото anteytour.ru

Почему два народа бывшей британской колонии перессорились между собой

Но уже тогда отношения между двумя народами были напряженными — еще в середине 1950-х годов по Стамбулу и Измиру прокатилась волна греческих погромов. Оставляли желать лучшего и отношения между двумя гарантами, Турцией и Грецией, которые то и дело оказывались на грани войны. К 1963 году турки-киприоты лишились правительственных постов, сельские турки были блокированы греками в местах компактного проживания — вплоть до раздела острова в 1974 году. В 1967 году греки атаковали турецкие районы на юге Кипра, а турки-киприоты в ответ образовали официальную Временную турецкую администрацию, заявив о непризнании всех законов, изданных в Республике Кипр с конца 1963 года.

В то же самое время в Греции пришла к власти военная хунта («черные полковники»), которой симпатизировали греческие националисты на Кипре: в результате в июле 1974 года на острове произошел военный переворот, в ходе которого к власти пришла партия, выступающая за присоединение Кипра к Греции. В ответ, пользуясь положениями Договора 1960 года и под предлогом восстановления конституционной власти, на Кипр вторглись турецкие войска, что и привело к разделу острова.

ТРСК отделена от Республики Кипр буферной зоной, линию, разделяющую остров на два сектора (Green Line), охраняет контингент Вооруженных сил ООН по поддержанию мира на Кипре (UNFICYP). «Зеленая линия» проходит через исторический центр островной столицы Никосии — туристическую и торговую улицу Ледра.

ТРСК отделена от Республики Кипр буферной зоной, линию, разделяющую остров на два сектора (Green Line), охраняет контингент Вооруженных сил ООН по поддержанию мира на Кипре (UNFICYP). Фото wikipedia.org

Как туркам-киприотам разонравилась независимость

В 1975 году было самопровозглашено Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра. Эта идея не нашла поддержки ни у Республики Кипр, ни у международного сообщества. В том же году случился обмен населением: 190 тыс. греков ушли с севера на юг острова, бросив все, а 40—45 тыс. турков оставили все на южной части и перебрались на север. В 1983 году Турецкое Федеративное Государство Северного Кипра объявило о независимости от Кипра и стало называться Турецкой Республикой Северного Кипра (ТРСК). Декларация независимости была отклонена ООН. Несмотря на это, на референдуме 5 мая 1985 года большинством в 70,2% была принята Конституция Турецкой Республики Северного Кипра. Зато ТРСК входит на правах наблюдателя в Организацию исламского сотрудничества.

Интересно, что идея независимости довольно быстро разонравилась самим туркам, которые в 2004 году, например, большинством голосов проголосовали на референдуме за объединение острова на основе плана, предложенного генеральным секретарем ООН. Тогда как греки-киприоты — 75% — высказались против. Отчасти, возможно, потому, что согласно плану «ограничивались права греков на операции с собственностью в северной части острова до тех пор, пока уровень жизни двух общин не сравняется».

В последний раз стороны были близки к соглашению в 2014 году, когда ТРСК и Республика Кипр заявили, что будут стремиться создать объединенный Кипр, который будет выглядеть как единое государство — федеративным, двухзональным и двухобщинным, что не могло понравиться Турции. В октябре 2014 года переговоры были прерваны после того, как турецкое научно-исследовательское судно в сопровождении военных кораблей начало сейсморазведку полезных ископаемых в исключительной экономической зоне и на шельфе Кипра.

Несмотря на непризнанность ТРСК, ряд государств все же имеют официальные или неофициальные представительства в Северной Никосии, и среди них США, Германия, Австралия, Великобритания, Франция, да и ЕС в целом.

Валютой Северного Кипра остается турецкая лира. Фото jj-tours.ru

Валюта на Северном Кипре турецкая, телефонный код и интернет — тоже

Отметим, что ЕС в 2000-е годы был вторым по величине торговым партнером Северного Кипра, с долей в 25% от общего объема импорта и 28% от общего объема экспорта. Импорт из США достиг $7,1 млн в 2004 году. Кроме того, в ТРСК действует крупная американская консалтинговая финансовая компания Bearing Point.

ТРСК, однако, нельзя назвать экономически независимым и самодостаточным государством, так как оно во многом зависит от военной и экономической помощи Турции — только в 2013—2015 гг. Северный Кипр получил 30 млрд турецких лир. Всего же с 1974 по 2011 год, согласно отчету Торговой палаты Северного Кипра, турки выделили этому образованию 3 млрд долларов: 1,3 млрд пошли при этом на оборону, 1,6 млрд — на инфраструктурный кредиты. В тот же период ТРСК получила от Анкары кредитных займов на 3,2 млрд долларов.

Валютой Северного Кипра остается турецкая лира. Телефонный код острова — «+90 392», где использованы цифры международного телефонного кода Турции «+90» и турецкий код города. Домен Северного Кипра является доменом второго уровня — «.nc.tr».

Главная отрасль экономики — сфера обслуживания, то есть туризм

Главная отрасль Северного Кипра — сфера обслуживания, т. е. туризм (от 60 до 70% всей экономики по разным оценкам). На легкую промышленность приходится до 20%, на сельское хозяйство — до 10%. В качестве единственного примера тяжелой индустрии экономисты называют цементный завод в Богазе.

В июле 2019 года стало известно об усиливающейся активности Турции в исключительной экономической зоне Кипра. Фото russian.rt.com

В АПК занято 25% рабочей силы турецкой части Кипра. После большого пожара в 1995 году сельское хозяйство потеряло 10% всех лесов. Удар по нему нанес и Европейский суд, постановивший, что сельскохозяйственные продукты должны быть фитосанитарными (подтверждающими, что растения не имеют болезней) и иметь сертификаты от официально признанных властей Республики Кипр. Как следствие, многие сельскохозяйственные продукты Северного Кипра должны быть вывезены в Турцию, прежде чем попасть на европейские рынки. Основной продукцией являются цитрусовые, виноград и виноградные продукты, картофель и другие овощи. Ограничивается экономика отсутствием международного признания и потому, что все внешнеторговые операции ТРСК могут идти только через Турцию.

Республике Кипр повезло больше — здесь есть полезные ископаемые, треть стоимости промышленной продукции создается именно в добывающей промышленности, две трети — в обрабатывающей. Ведется добыча медной руды, железистых пиритов, хромитов, асбеста. Есть даже НПЗ, хотя нефть импортируется.

В северной части Кипра действует турецкая компания Turkish Petroleum, которая по достижении соглашения с ТРСК о разграничении континентального шельфа начала геологическую разведку близ берегов Северного Кипра. В июле 2019 года стало известно об усиливающейся активности Турции в исключительной экономической зоне Кипра: на шельфе был найден газ, и Анкара посчитала, что имеет право на природные богатства в регионе.

В то же время турки-киприоты с интересом следят за проектом Израиля по газовому месторождению «Левиафан», разработка которого должна начаться в этом году. Транспортировать газ после налаживания отношений с Турцией можно будет через Северный Кипр, что стимулирует приток инвестиций.

Либерализация экономики, развитие IT, бесплатные визы и низкие цены

Доходы ТРСК от туризма составляют около полумилларда долларов. По утверждению информационного портала «Наш Северный Кипр», в 2014—2015 годах страна принимала до 600 тыс. туристов ежегодно, 80% из них были жителями Турции. А в 2017 году поток туристов составил уже 1,5 млн человек. Утверждается, что, несмотря на международное непризнание, экономика Северного Кипра, «в отличие от Греции и Южного Кипра», последние десятилетие «испытывает стабильный подъем».

Доходы ТРСК от туризма составляют около полумилларда долларов. Фото cyprusbutterfly.com.cy

На это влияют два фактора, о первом — помощи из Турции — мы писали выше. Вторым является либеральная экономическая политика. Речь идет, во-первых, о низкой налоговой базе (НДС — 5%, налог на недвижимость — 0,5 евро с квадратного метра). Во-вторых, о низких ценах вследствие целенаправленной ценовой политики государства. В-третьих, о привлечении частных инвесторов в сектор бизнеса и недвижимости. Ну и в-четвертых, об очевидном «активном привлечении туристов» с бесплатными визами и низкими ценами в сферах розничной торговли и обслуживания. Уверяют даже, что цены Северного Кипра «гораздо ниже, чем в России».

С порталом согласны и сторонние наблюдатели, отмечающие, что правительство ТРСК отдает приоритет развитию высокотехнологичных отраслей, а не только туризму. Привлечением инвесторов в сектор технологий и инноваций занимается турко-киприотское инвестиционное агентство YAGA, его новейший проект «Рекуперация энергии из твердых отходов» даже вроде бы привлек внимание сразу четырех иностранных инвесторов.

«Турецкая игла»: почему зависимость от Анкары сделала ТРСК уязвимой

Большой экономический толчок ТРСК дали попытки вывести ее из экономической изоляции в 2003 году, в преддверии ожидаемого всеми объединения острова. Так, в ожидании туристического бума в 2004 году ЕС инвестировал €259 миллионов в экономику Северного Кипра для развития инфраструктуры и привлечения большего количества инвесторов. Турецкое правительство в период с 2003 по 2006 год инвестировало еще $550 миллионов в развитие инфраструктуры и туристического сектора северной части острова. В том же 2004 году США инвестировали в экономику Северного Кипра $30 миллионов.

В то же время зависимость от Турции прямо означает и зависимость от турецкой лиры, в какой-то степени — когда лира стабильна — положительную, в какой-то — когда лира падает, не очень. Так, темпы роста экономики в 2003—2004 годах составляли 9,6—11,4% , доход на душу населения вырос с 2002 по 2004 год почти в два раза, с $4409 до $7350. Но рост этот объяснялся в первую очередь относительной стабильностью турецкой лиры и занятостью 5 тысяч турок-киприотов на работах на Южном Кипре, где, к слову, и заработная плата была выше, и ощущался бум в сфере образования и строительного сектора.

Отдельной строчкой доходов стал игровой бизнес, который Северный Кипр легализовал в 2015 году. Фото kamalaelite.com

Несмотря на ислам: Северный Кипр решил легализовать казино, проект окупился

В последние годы сильно растет сектор недвижимости, «охотно приобретаемой не только местными жителями, но и увеличивающимся числом эмигрантов, среди которых россияне отнюдь не в последних рядах». Впрочем, не все турки-киприоты рады «нашествию иностранцев», в частности, их беспокоит интерес израильтян, скупивших, якобы, уже 15% недвижимости Северного Кипра. Интерес к инвестированию в строительство отелей в Северной части Кипра проявляет и ряд азербайджанских компаний, с Азербайджаном же действуют программы студенческого обмена.

К слову, развивается и сектор общего и высшего образования, которое, по прогнозам экономистов и социологов, «вскоре займет вторую строчку по вкладу в ВВП после туризма». Из любопытного — интернет-развитость молодого поколения турок-киприотов. В 2017 году специсследование Евросоюза показало, что остров Кипр — один из лидеров по использованию социальных сетей в Европе — 79%, он уступает только Венгрии (83%), Мальте (82%) и Бельгии (80%). Ряд исследователей утверждают, что 10% жителей Северного Кипра — программисты.

Отдельной строчкой доходов стал игровой бизнес, который Северный Кипр легализовал в 2015 году: в первые же 2 года казино принесли в правительственную казну от €600 млн до €800 млн. Сегодня на территории Северного Кипра функционирует около 25 казино в трех крупнейших городах — Левкоше (Никосия), Фамагусте и Гирне (Кирения). Отметим, что появление казино не могло понравиться, конечно, самой Турции.

Пока Северный Кипр заманивает инвесторов...

Сегодня Северный Кипр динамично развивается, говорят одни, оказывая даже заметное влияние на международные отношения в регионе, активно участвуя в международном торговом обороте и привлекая внимание иностранных инвесторов. Для примера, в период с 1977 по 2003 год ВНП ТРСК вырос на 37,5%. А рост инфляции составил всего 1%. Уступая многие десятилетия в экономическом отношении Южному Кипру, Северный Кипр в последние годы начал приближаться к нему по ряду показателей.

Привлекает инвесторов Северный Кипр и либерализацией экономики: так, район Газимагуса является свободной экономической зоной, а сама Фамагуста — «порто-франко». Фото kezling.ru

По данным Турецко-киприотской торговой палаты, основанным на Отчете глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума за 2016—2017 годы, индекс глобальной конкурентоспособности Республики Кипр остановился на отметке 4,0, в то время как показатель ТРСК достиг отметки 3,8. ТРСК уже опережает Республику Кипр по макроэкономическим условиям и даже развитию финансового рынка. В 2017 году общий объем инвестиций в экономику Северного Кипра составил $477,2 миллиона, не считая турецкой помощи в размере $134,2 миллиона. Привлекает инвесторов Северный Кипр и той же либерализацией экономики: так, район Газимагуса является свободной экономической зоной, а сама Фамагуста — «порто-франко». Иностранным компаниям местные власти предлагают налоговую ставку на прибыль, одинаковую с местными — 25%.

Помимо этого, иностранные инвесторы получают налоговую инвестиционную льготу в размере 200% от первоначального капитала — для инвестиций в приоритетные области развития и секторы экономики особого назначения, и 100% от первоначального капитала — для остальных регионов и сфер экономики. А ввозимое оборудование освобождается от таможенных пошлин, как и лицензия на строительство освобождается от налогов и сборов. Нулевая ставка НДС применяется для экспорта всех товаров и услуг из ТРСК в иностранные государства, и из иностранного государства в другое иностранное государство через ТРСК. Интересно, что среди основных импортеров ТРСК сегодня не только Турция, Великобритания, Израиль или Китай, но и Россия. В числе экспортеров доминируют Турция, Ближний Восток и… Республика Кипр.

…Турция способна его шантажировать в финансовом отношении

Скептики же не сильно доверяют нынешнему буму, указывая на сильную зависимость Северного Кипра от старшего брата. И эта «турецкая игла» дала о себе знать в 2018—2019 годах, когда оказалось, что ТРСК уже год (!) не получал финансирования от Анкары. В Северном Кипре это связывают с политическим давлением, якобы Турция не очень довольна нынешней администрацией: «У Анкары есть два основных ожидания: уважение к своему авторитету и соблюдение политики суннитского ислама. Турецкое правительство пытается заставить нас соответствовать, прибегая к финансовому давлению».

В отсутствие инвестиций из Анкары экономика в ближайшие месяцы может столкнуться со стагнацией. Тем более что внутренний долг Северного Кипра на сегодняшний день составляет около 6 млрд турецких лир (около 980 млн евро).

Сергей Афанасьев
ЭкономикаОбщество
комментарии 1

комментарии

  • Анонимно 20 июля
    Спасибо за википедию. У вас лучше.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров