Коррупция в законе: в Татарстане назвали самые коррупционные сферы госслужбы

Коррупция в законе: в Татарстане назвали самые коррупционные сферы госслужбы Фото: Олег Тихонов

Прокуратура Татарстана выявила две сотни нарушений коррупционного характера в нормативных актах и законопроектах республики. Только за I квартал 2019 года прокуроры проверили почти вдвое больше документов, чем за весь прошлый год, — 5531 (3800 в 2018 году), сообщили сегодня журналистам на пресс-конференции в Госсовете РТ. Встречу посвятили антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов. О том, какие коррупционные опасности таятся в текстах законопроектов и приказов, какие конфликты интересов обнаруживаются в коридорах татарстанской власти и почему коррупционеры фактически не несут наказания, — в материале «Реального времени».

«Создан надежный заслон»

— Противодействие коррупции — тема актуальная и, так скажем… многонаправленческая, — с ходу придумал новое слово председатель Комитета Госсовета РТ по законности и правопорядку Шакир Ягудин. — В части противодействия коррупции в стране и в республике создана надежная законодательная и нормативно-правовая база… Антикоррупционная экспертиза фактически является мерой профилактики коррупционных правонарушений и направлена на то, чтобы заблаговременно изъять оттуда все коррупционные риски, какие только могут быть.

На «отчетную» — июльскую пресс-конференцию так и просились итоговые — полугодовые цифры, однако оказалось, что еще не все отвечающие за противодействие коррупции ведомства подвели итоги полугодия. В Минюсте это успели сделать, а прокуратура РТ планирует «свести дебет с кредитом» только во второй половине месяца.

«Противодействие коррупции — тема актуальная и, так скажем… многонаправленческая», — с ходу придумал новое слово Шакир Ягудин

Больше актов — больше нарушений

— За первое полугодие 2019 года Министерством юстиции Республики Татарстан проведена антикоррупционная экспертиза 689 нормативно-правовых актов и законопроектов, за 2018 год — 1459, — сообщил замминистра юстиции РТ Айнур Галимов. — В 14 проектах нормативных актов было выявлено 17 коррупциогенных факторов.

А при проверке при регистрации государственных актов из 391 поступившего за I полугодие ведомственного акта Минюст в 2019 году выявил 10 коррупционных факторов в семи актах.

Галимов объяснил: с точки коррупции опасность представляют факторы, «устанавливающие для применителя необоснованно широкий предел усмотрений или возможностей» либо содержащие неопределенные, трудновыполнимые или обременительные для граждан или организаций условия.

— Например, при предоставлении государственной услуги используется формулировка «может быть отказано». И перечисляются условия, при которых возможен отказ. А чаще всего встречается такое нарушение, как отсутствие в нормативно-правовом акте сроков предоставления услуги, сроков рассмотрения заявления.

Галимов объяснил: с точки коррупции опасность представляют факторы, «устанавливающие для применителя необоснованно широкий предел усмотрений или возможностей» либо содержащие неопределенные, трудновыполнимые или обременительные для граждан или организаций условия

«Бомбы» закладываются в проект

Начальник отдела прокуратуры РТ по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции Ринат Латыпов отметил, что «вектор борьбы с коррупционными правонарушениями сместился с области бытовых взаимоотношений, получив позитивную динамику в иных сферах общественной жизни». Другими словами, если раньше коррупционеров все больше ловили на незамысловатом вымогательстве взяток, то теперь они извлекают выгоду из должностных возможностей более изощренным путем.

— Проведение антикоррупционной экспертизы — это только малая толика всей работы, которую мы проводим, — подчеркнул Латыпов. — Только за первый квартал 2019 года она была проведена по 5531 нормативно-правовому акту, в том числе по 5516 проектам нормативно-правовых актов. Коррупциогенные факторы содержались в 62 нормативно-правовых актах и в 136 проектах нормативно-правовых актов.

В качестве примера начальник отдела прокуратуры РТ по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции привел приказ Министерства сельского хозяйства и продовольствия РТ от 11.10.2017 г. о ежегодном республиканском конкурсе среди сельских поселений, где «были выявлены правовые неопределенности» — и приказ по требованию прокуратуры был отменен.

Несокрушимое доверие

Наиболее коррупционными сферами, если исходить из уголовных дел, за первые 5 месяцев 2019 года, по словам Рината Латыпова, стали распоряжение недвижимым государственным и муниципальным имуществом (50 преступлений), сфера образования (115 преступлений), строительство и ЖКХ (28 преступлений), здравоохранение и социальное обеспечение (шесть преступлений), агропромышленный комплекс (два преступления).

Наиболее коррупционными сферами за первые 5 месяцев 2019 года, по словам Рината Латыпова, стали распоряжение недвижимым государственным и муниципальным имуществом, сфера образования, строительство и ЖКХ, здравоохранение и соцобеспечение, АПК

Латыпов обратил внимание журналистов на не менее важную проблему, чем лазейки для коррупционеров в законах и подзаконных актах, — на часто возникающие во властных структурах конфликты интересов.

— За [2018-й] год выявлено 56 фактов конфликтов интересов, — сообщил он. — К сожалению, работодатели среагировали таким образом: лишь один человек был уволен в связи с утратой доверия.

Причиной того, что порядок в этой сфере так и не был наведен, а виновные в создании коррупциогенной ситуации фактически не понесли за это ответственность, по его словам, является «правовой вакуум» в этой сфере:

— Нет обязанности работодателя [издавать приказ] об увольнении в обязательном порядке. Это его право — уволить или не уволить. Как правило, работодатели относятся достаточно лояльно, избирают разные меры воздействия, но не используют жесткую «утрату доверия», хотя во многих случаях, полагаю, это было бы более уместно.

Отвечая на вопрос «Реального времени», начальник отдела прокуратуры РТ по надзору за исполнением законодательства о противодействии коррупции уточнил, что единственным уволенным с подачи прокуратуры по утрате доверия должностным лицом оказалась начальник отдела опеки и попечительства Мензелинского района, которая, будучи опекуном несовершеннолетнего, сама себе выдавала разрешения на снятие денег с его банковского счета, не поставив в известность об этом своего работодателя.

Инна Серова, фото gossov.tatarstan.ru
ОбществоВластьПроисшествия Татарстан Министерство юстиции РТ
комментарии 3

комментарии

  • Анонимно 04 июл
    Смешно
    Ответить
  • Анонимно 05 июл
    Эх, Салтыкова-Щедрина нет на всю эту галиматью!
    Ответить
  • Анонимно 05 июл
    При нефти по 20 эта система не жизнеспособна.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров