Узбекистан рвется в Континентальную лигу и на международную арену

Рассказываем, почему хоккей и Средняя Азия не так уж далеки друг от друга

Узбекистан рвется в Континентальную лигу и на международную арену Фото: vk.com/hc_nomad

В конце мая Высшая хоккейная лига объявила, что принимает в свои ряды очередные команды, две из которых — азиатские. Места в обновленной ВХЛ получили нижегородское «Торпедо-Горький» и тверское «Динамо», кроме того, казахстанский «Номад» стал третьим представителем этой страны в лиге. Но, пожалуй, самым любопытным «новобранцем» оказался ташкентский «Хумо», который создали, что называется, с нуля и с прицелом на скорое повышение в классе, то есть выход в КХЛ. Ташкентцы уже отстроили новенькую «Humo-Arena» на 12 500 зрителей и основательно приготовились возрождать в стране этот не чуждый ей вид спорта. «Реальное время» рассказывает о том, какие шаги предпринял Узбекистан, чтобы вернуться в «большой хоккей», и нужно ли это самой КХЛ.

Узбекистан учел ошибки китайцев

Узбекистан стал четвертой страной, представленной во второй по значению российской лиге — Высшей, подтолкнув ее к переходу на систему деления на конференции и дивизионы. Однако узбекские спортивные функционеры вовсе не собираются засиживаться в ВХЛ и уже обозначили свои претензии на вступление в Континентальную лигу. Ташкентский «Хумо», по их мысли, переберется в нее в 2022 году, когда в КХЛ, возможно, появится отдельный Азиатский дивизион. А пока команда будет проходить период становления в лиге классом ниже.

И если рассматривать такой подход с менеджерской точки зрения, то это решение выглядит вполне разумно и справедливо. Узбекская сторона, в отличие от китайцев, не рвется в КХЛ, толком еще не зная, где и «кем» она будет играть, а работает по последовательному многоступенчатому плану: стадион — внутренний чемпионат — команда ВХЛ — команда КХЛ.

Ведь когда создавался «Куньлунь» (пекинский он или уже шанхайский, так до сих пор и не ясно), китайская сторона принялась формировать состав команды лишь в начале лета 2016 года, а уже в июле «драконы» приняли участие в предсезонном турнире на Кубке президента Казахстана. На скорую руку команду под руководством Владимира Юрзинова-младшего слепить удалось, но уже вскоре у «Куньлуня» возникли проблемы с пекинской ареной LeSports Center — оказалось, что график стадиона уже расписан под другие мероприятия на год вперед и хоккей в него не укладывается. Команде пришлось уехать играть в Шанхай. Не говоря уже о таких «мелочах», как маркетинговая или хотя бы информационная работа, из-за отсутствия которой «Куньлунь» играл порой при нескольких сотнях зрителей.

В Узбекистане же решили возрождать хоккей более прагматичным способом. Сначала создали внутренний чемпионат из четырех клубов, который проводился в течение трех месяцев на льду одного из развлекательных центров столицы. Именно при условии наличия первенства страны из четырех клубов, проводящегося не менее 3 лет, страна может заявлять свою сборную на чемпионат мира низшего третьего дивизиона. Такие планы у узбекистанцев в приоритете — создать сборную и бороться на международной арене. При этом в столице была отстроена вышеупомянутая современная ледовая арена, и вот теперь там создан клуб «Хумо», уже заявленный в ВХЛ.

«Что касается состава, то сейчас идет просмотр игроков, которые участвуют во внутреннем чемпионате. Возможно, кто-то из этих ребят сможет попасть в новый клуб. Уровень ВХЛ высокий, и требования тоже высокие. Тренеры и специалисты сейчас рассматривают кандидатуры», — сообщил первый вице-президент федерации хоккея Узбекистана Бахадыр Гафуров в день открытия ледового дворца.

Руководство нового клуба уже бросило в интернете клич — откликнуться всем хоккеистам с узбекскими корнями или уроженцам этой страны. Тем самым планируется набрать костяк из местных хоккеистов, играющих ныне в других странах.

Так ли нужен Узбекистан Континентальной лиге?

С другой стороны, даже несмотря на хоккейное прошлое узбекской столицы (о котором мы еще расскажем), говорить о взрыве интереса к игре с первых дней здесь не стоит. Все-таки хоккей в Ташкенте просуществовал не так уж и долго, да и умер бесславно, уже через 17 лет после основания команды.

В руководстве КХЛ, правда, ссылаются на опыт НХЛ — мол, в солнечной Флориде тоже не сразу хоккей прижился, зато теперь!

— Глупо сравнивать Узбекистан с США, но НХЛ когда-то пополнилась командой из Флориды, абсолютно нехоккейного региона, — рассказывал Metro вице-президент КХЛ Виталий Прохоров. — В результате местная «Тампа» стала легендой всей энхаэловской истории, билеты на матчи не купить! Узбекистану есть у кого учиться — рядом великая страна в этом виде спорта. Имею в виду Россию. Мы готовы помогать и кадрами, и всеми институтами.

Все это, конечно, здорово, вот только господин Прохоров тактично умолчал, что во Флориде вообще-то две команды НХЛ. И если «Тампа» действительно завоевала популярность — благодаря ее владельцу Джеффу Винику, который вложил в нее не только душу, но и все свои средства, то история «Флориды Пантерс» куда печальнее. На сегодня это самая малопосещаемая команда в НХЛ, трибуны там пустовали даже в бытность в команде такой суперзвезды, как Павел Буре.

Трудно представить, что в Ташкенте будет такой же уровень маркетинга, как в Тампа-Бэй. Все-таки «Хумо» — игрушка скорее государственная, чем частная.

Ташкент знаком с хоккеем не понаслышке

Восприятие вести о том, что в КХЛ появится клуб из жаркого Узбекистана, может быть разным — прежде всего, в зависимости от возраста комментаторов. Людям моложе 40 эта новость покажется смешной.

Тем более что Континентальная лига уже «обожглась» на Астане (Нур-Султане), где «Барыс» тоже создавали с нуля по прихоти местных властей, а большой популярности у хоккея в городе как не было, так и нет. В Казахстане традиционно хоккейными были другие города — Усть-Каменогорск и Караганда.

В России тоже возникали хоккейные клубы в южных городах — Краснодаре, Ростове-на-Дону, Сочи. К этому со временем привыкли, но справедливости ради надо сказать, что первым городом, где не бывает зимы, но появился хоккей, стал именно Ташкент.

В 1971 году в столице Узбекистана был построен ледовый дворец «Юбилейный». Его открытие отметили проведением турнира на Кубок Узбекской ССР и призы газет «Правда Востока» и «Советский Узбекистан». В качестве участников турнира были приглашены столичные ЦСКА (чемпион 1970 года) и «Спартак» (чемпион 1969 года), а также воскресенский «Химик» и горьковское «Торпедо». Посмотреть на эти диковины собирался полный дворец. После этого встал вопрос о создании собственной хоккейной команды.

Таким образом Ташкент, до того известный как «город хлебный», стал городом хоккейным. А Узбекистан попал в Книгу рекордов Гиннесса как самая южная страна мира, развивающая этот вид спорта. Лидером ташкентского «Спартака» стал бывший игрок московского «Динамо» Александр Сакеев, ранее привлекавшийся к играм за сборную страны. Блистал здесь воспитанник ЦСКА Александр Смолин, заканчивал карьеру будущий тренер «Крыльев Советов» Александр Зарубин. Среди прочих в Ташкенте поиграл и Александр Стеблин, будущий президент Федерации хоккея России.

Открытие ледового дворца «Юбилейный» отметили проведением турнира на Кубок Узбекской ССР и призы газет «Правда Востока» и «Советский Узбекистан». Фото mytashkent.uz

Из «мяса» в «строители»

В 1976 году первую лигу чемпионата СССР пополнили два новичка. Одна команда туда вернулась — это был казанский СК им. Урицкого, а другая готовилась дебютировать. Дебютантом был ташкентский «Бинокор», в переводе на русский — «Строитель» (так переименовали «Спартак»). Сакеева к тому моменту в команде не было, он погиб под колесами поезда.

«Бинокор» набрал в своей зоне 79 очков, «урицкие» — 75, казанская команда стала в том сезоне чемпионом РСФСР. Тогда этот чемпионат разыгрывался среди команд второй лиги, и СК им. Урицкого переиграл в финале СКА из Новосибирска, финишировавший на «Востоке» сразу вслед за «Бинокором».

Впрочем, успехи ташкентцев объяснялись очень просто. Тренером команды стал Василий Бастерс из Новосибирска, приведший с собой 10 бывших новосибирцев. Помимо них, в команде солировали бомбардиры Ренат Баймухаметов и Фегим Голятдинов. В 1978 году «Бинокор» стал четвертым в первой лиге. Тогда «узбеки» опередили и «Сибирь», и СК им. Урицкого, откуда набирали, в частности, троих казанцев: голкипера Рашида Гуляева, а также Сергея Ларичева и Юрия Саврана. Какое-то время за «Бинокор» играл и Виктор Нечаев, первый советский хоккеист, проведший в НХЛ официальные матчи за «Лос-Анджелес Кингз».

Узбекский хоккей глазами казанских «урицких»

Поездки в Ташкент во времена СССР хоккеисты вспоминали с особым удовольствием. Чтобы понять его, представьте, что вы посреди зимы отправились в недельный отпуск в жаркие страны. Вот защитник СК им. Урицкого Равиль Фазлеев так и представил три своих визита в столицу Узбекистана.

— Особенно шоколадно было, когда у нас были сдвоенные поездки в Ташкент и Алма-Ату, столицу Казахстана, команда которой «Енбек» также поиграла в первой лиге, — вспоминал Фазлеев.

— Причем хоккейные воспоминания отходят на второй план. Да, в «Бинокоре» была хорошая банда, преимущественно из новосибирских, легко там не было, но зато вне хоккея это была сказка. Приезд, два дня на матч, день отдыха, переезд в Алма-Ату, снова двухдневные матчи, короче, неделю из зимы мы в тех сезонах отжимали. Походы на местные рынки, особенно Алайский, увеличивали грузоподъемность нашего самолета вдвое-втрое. Как он потом взлетал, ума не приложу. Это сейчас арбузами, дынями, фруктами зимой никого не удивишь, а тогда полеты в Ташкент были для нас сродни загранице. Плюс шмотки мы там набирали, снабжение Узбекистана было не чета нашему, казанскому, — резюмировал Фазлеев.

Последняя поездка «урицких» в Ташкент пришлась на 1983 год, 27—28 декабря, когда казанцы обыграли «Бинокор» 5:4 и уступили 5:9. Всего за семь совместных сезонов «татары» и «узбеки» сыграли 28 матчей: 15-4-9. Проигранный со счетом 5:9 матч в Ташкенте стали самым крупным поражением Казани и последним свиданием наших команд.

Самый знаменитый игрок «Бинокора» Ринат Баймухаметов вспоминал о своем выступлении в Ташкенте: «Начальник команды мне лично звонил. Пообещал: приедешь — мы тебя сразу в три места устроим, будешь три зарплаты получать. «Шестьсот рублей тебе хватит?» Это, говорю, нормальный разговор. Кто ж от таких денег откажется? Плюс премии за победы. Первыми в Ташкент приехали москвичи из «Динамо», когда дворец открыли в 1971 году. Пешком всех обыгрывали. Потом они уехали, и в «Бинокор» стали набирать новых игроков. Вот так я туда и попал. В 75-м. В основном стали приезжать игроки из Сибири, с Урала.

Отец ко мне приехал из Кургана, пришел на рынок, так там когда узнали, что Ринат Баймухаметов его сын, он с полными сумками оттуда ушел. Ни копейки не заплатив. Дыни, арбузы, виноград, гранаты таксисты сами домой привезли. Батя мой так удивлялся: хожу, говорит, как при коммунизме, ни за что платить не надо. А ему торговцы говорят: это ж наш главный бомбардир, как мы можем с вас деньги брать.

Город из руин восстановили и успели отстроить заново. Центр во время землетрясения был полностью разрушен. И Ташкент тогда восстанавливала вся страна. Один район Россия строила, другой — Белоруссия, третий — Армения с Грузией. Почти полный дворец. Около пяти тысяч. Местные болели здорово. Как зашумят — аж стены тряслись».

Хоккеисты «Бинокора», 1980-е годы. Фото hawk.ru

Все развалилось после смерти Рашидова

После самого успешного сезона результаты «Бинокора» пошли на убыль. Причин этому несколько. Во-первых, селекция была уже не столь успешной, уходили лидеры. Баймухаметов добился приглашения в московский «Спартак», Голятдинов напоследок блеснул в алма-атинском «Енбеке», наряду с юным тогда Юрием Леоновым. На смену им приходили другие «легионеры» или, говоря терминами тех лет, «летуны». Более того, команду стали использовать как полигон для обкатки молодежи. Ташкентская команда становилась похожа на табор: меньше мастерства, жиже характер. Как пример, домашний матч 1981 года с «Ижсталью», когда «Бинокор» был разгромлен 6:15, уступая после первых двух периодов 1:12(!).

Хоккеисты жаловались на нехватку льда, поскольку в «Юбилейном» начала работу, причем успешную, школа фигурного катания. Фигурист Рашид Кадыркаев выбился в люди, став в пару с Еленой Квитченко и тренируясь у знаменитого семейного дуэта Тамары и Игоря Москвиных. Пример двукратного призера чемпионатов мира среди юниоров вдохновлял юных ташкентцев, а примеры хоккеистов — не очень. Хотя республиканское руководство старалось. Был построен тренировочный каток при «Юбилейном», а также введена в эксплуатацию учебно-тренировочная база, включающая в себя специализированные залы и игровые площадки, плавательный бассейн, медико-биологический центр, гостиницу, столовую и другие объекты.

Ударом по республиканскому хоккею стала смерть первого секретаря Узбекской ССР Шарафа Рашидова. Не секрет, что зарождение команды было связано с его желанием посоревноваться с соседями по Казахской ССР, где была знаменитая «Устинка» и сразу несколько команд послабее, ранга второй лиги. В футболе Узбекистан («Пахтакор») в целом был успешнее Казахстана («Кайрат»). Вот и родилось желание составить конкуренцию и в хоккее, и в семидесятые Узбекистан оказался успешнее Казахстана. Но со смертью Рашидова все изменилось к худшему.

Ударом по республиканскому хоккею стала смерть первого секретаря Узбекской ССР Шарафа Рашидова. Фото fergananews.com

О роли личности в истории

Вообще, если вдаваться в конспирологию, то может создаться ощущение, что со смертью Рашидова советский Узбекистан осиротел. Во всяком случае, в спортивном отношении. В конце октября 1983 года ушел из жизни Рашидов — и год спустя футбольный «Пахтакор» вылетел из высшей лиги, а «Бинокор» — из первой. В 1985 году из первой лиги вылетела «Звезда» из Джизака — родного городка Рашидова. В 1987 году потерял место в высшей лиге и баскетбольный «Университет», а в 1988-м — волейбольное «Динамо» (на следующий год вылетевшее еще и из первой лиги). В 1990 году «колокол прозвонил» по женской волейбольной команде «Автомобилист».

В те годы Узбекистан дербанили в связи с «хлопковым делом». Расследовали так яро, что обвиняемые сели в тюрьму в одной стране, а вышли на свободу уже в другой. Следующему руководителю республики Инамжону Усманходжаеву было не до конкуренции с соседями. Результаты хоккейной команды становились все хуже, в том числе потому, что за один сезон коллектив покинули почти два десятка иногородних хоккеистов. Впервые за всю историю клуба в «Бинокоре» осталось всего пять приезжих игроков. Тут вспомнили, что более 15 лет в Ташкенте работает ДЮСШ, и ставка была сделана на своих воспитанников. Команду возглавили ее бывшие игроки Владимир Погорельский и Юрий Самохвалов, которые обновили состав.

Невнимание политического руководства и слабость местной школы — вот две краеугольные причины развала узбекского хоккея. Хотя школа даже успела подготовить хоккеистов: сразу несколько игроков пополнили состав «Бинокора», а лучшие заиграли затем в других клубах.

Эрик Добролюбов, Джаудат Абдуллин
СпортХоккей
комментарии 11

комментарии

  • Анонимно 17 июня
    Вот это поворот.
    Ответить
  • Анонимно 17 июня
    Как всегда все интересно. Спасибо
    Ответить
  • Анонимно 17 июня
    В Астане хоккей популярен, посмотрите статистика посещение игр команд в кхл, зачем ЦСКА Москве, если по посещению занимает последние места в рейтинге? Не нужно писать не зная что и как
    Ответить
    Анонимно 17 июня
    Что за бред? У ЦСКА в этом году новая арена и посещение увеличилось в 3,5 раза.
    У Астаны большая арена, и всегда там ветер гуляет по тибунам - даже в плей-офф не заполняется.
    Хоккей там чужд, его Караганда всю жизнь культивировала
    Ответить
    Анонимно 17 июня
    Барыс намного популярнее чем клубы с Москвабада
    Ответить
    Анонимно 17 июня
    Первая же ссылка в Яндексе статистика посещаемости клубов КХЛ, даёт такие данные за сезон 2018/2019:

    4. ЦСКА 8848
    5. Спартак 8235
    7. Ак Барс 7026
    12. Барыс 6450
    16. Динамо М 5845


    Ну так себе с популярностью у Барыса. Особенно с учётом того, что это один клуб на весь Казахстан, а в Москве - их несколько.

    Примерно 23 000 у Москвы против 6500 у Барыса.
    Ответить
    Анонимно 17 июня
    это из за скандала фанатов с руководством клуба по поводу переезда на спартаковскую арену .рядом стоит свой мегаспорт.а они уперлись неведома куда и к кому.
    Ответить
  • Анонимно 17 июня
    Один Капкаййкин с золотыми фиксами, чего стоил в Бинокоре, хоккеист от бога, и Юрий Савран , только непонятно из Казани он не переходил в Бинокор, а наоборот.
    Ответить
  • Анонимно 17 июня
    Автор по моему вообще не в курсе развития хоккея в столице Казахстана. Возможно часть информации про Казахстан ему скинули, и он не вдаваясь в подробности включил в свою статью. Сейчас только в одной школе Барыс занимается порядка 600 ребятишек. А в Усть Каменогорске к сожалению хоккей погибает.
    Ответить
    Анонимно 17 июня
    А возможно вы читаете не тем местом. Речь об исторической популярности хоккея в Казахстане, а не куда сколько вбухивают госденег.
    В Астане не все правила то только знают на трибунах. Там народу хоккей чужд.
    В 12 тысячной арене все время только по 5-6 тысяч зрителей.

    если по указке президента теперь в Барыс вбухивают и искуственно поддерживают новообразованный клуб, это не значит, что он стал популярным.
    Барыс - это искуственная игрушка Назарбаева. Так же как и весь нынешний "Нур-Султан".
    Клуб никогда не станет таким же популярным и любимым в Казахстане как "Сарыарка" или "Торпедо УК"
    Ответить
  • Анонимно 18 июня
    отделочники с клюшками,ну,ну
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров