История из жизни господина де Мольера

В Казани показали спектакль румынского театра

История из жизни господина де Мольера Фото: Максим Платонов

Вчера показом спектакля специального гостя — театра из Бухареста — завершился Международный фестиваль театров тюркоязычных стран «Науруз». «Мольер» румынских артистов, поставленный российским режиссером, стал громким завершающим аккордом. Подробности — в материале «Реального времени».

Мольер. Он же — Дон Жуан

Спектакль в Бухаресте поставил российский режиссер Роман Феодори, ныне — главный режиссер ТЮЗа в Красноярске. Феодори известен казанским театралам, несколько лет назад в рамках Свияжской театральной лаборатории он буквально за несколько дней поставил на острове-граде чудесный, нежный и легкий спектакль «Единственный берег» на тексты Юрия Клавдиева.

Героем спектакля тогда стал сам остров, его история, его легенды. То, что было показано тогда на лаборатории, назвать эскизом было нельзя, это был вполне законченный спектакль и закономерно, что уже через некоторое время он возник в театральном пространстве «Угол», где успешно идет до сих пор. В «Единственном береге», кроме всего прочего, появилось умение Феодори работать с текстом, находя зримые образы для метафор.

Его «Мольер», которого вчера увидела казанская публика, так же отличается хорошей литературной основой. Режиссер деликатно сочетает в своем спектакле пьесу Булгакова о великом французском комедиографе, фрагменты из мольеровских пьес и написанные им небольшие вставки в текст.

Главный герой спектакля одновременно рассказчик, собственно Мольер, а периодически еще и актер, играющий кого-то из персонажей мольеровских пьес. И все это происходит весьма органично.

Румынским актерам, живущим в рамках школы представления, близка поэтика балагана, утрированной театральности

Короли и шуты

Когда публика входит в зал, занавес открыт, а на авансцене, справа, сидит кукла в человеческий рост в красном бархатном костюме — король Людовик, роковой персонаж в жизни Мольера. Большую часть сцены занимает прямоугольный помост, на котором будет происходить действие, периодически его пустоту будут занимать разного рода предметы — диван, цветники, лестница и так далее. В принципе, помост по большей части остается свободным.

Румынским актерам, живущим в рамках школы представления, близка поэтика балагана, утрированной театральности. Эту их особенность удачно подхватывает Роман Феодори. Стилистика его «Мольера» каким-то невероятным образом напоминает ставшее уже культовым «Кортео» Даниэля Финци Паски — такая же тщательно выстроенная, разумеется, мнимая хаотичность, доминирующий, повторяющийся музыкальный ритм, захлестывающие темпы, мгновенно сменяющиеся эпизоды. И — главное — слезы сквозь смех.

Феодори ставит перед собой и перед актерами трудную задачу: рассказать о жизни Мольера, одновременно включая драматурга в качестве актера в жизнь героев его пьес. И иногда трудно бывает понять, кто перед нами: сам драматург или придуманный им персонаж. За 2 часа спектакля нам показывают жизнь Мольера от рождения до ухода в мир иной, и этот печальный момент комментирует сам главный герой.

А кукла-король наблюдает за всеми перипетиями сюжета, находясь на авансцене. Впрочем, Мольер относится к королю-кукле без должного пиетета, запросто садится ему в ноги, чуть двигая «монарха». Можно предположить, что в этом неком панибратстве — мечта драматурга, вот так запросто обращаться с монархом.

Печальный финал Мольера сыгран весело, возможно, так и стоит говорить о кончине великого комедиографа, который не боялся показывать пороки современного ему общества злободневные и сейчас. Главным в жизни господина де Мольера все же был театр, его счастье и его ужас. Бог знает, почему он выбрал такую жизнь и почему добровольно пошел на эти галеры.

Но Мольер ведь не может умереть, потому что живы его герои. В его кончину никто не верит, даже король. Очевидно, поэтому исполнитель главной роли, обращаясь к залу, просит публику улыбаться, напоминая нам известный фильм Марка Захарова.

Мы улыбаемся.

1/41
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
  • Максим Платонов
Татьяна Мамаева, фото Максима Платонова
ОбществоКультура Татарстан
комментарии 0

комментарии

Пока никто не оставил комментарий, будьте первым

Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров