«Ни спрятанных квартир, ни островов, ни замков»: почему с Евгении Даутовой сняли обвинения в хищениях

Экс-главу банка «Спурт» будут судить за три эпизода злоупотреблений под 3 млрд рублей и фальсификацию отчетов. Она признала вину

«Ни спрятанных квартир, ни островов, ни замков»: почему с Евгении Даутовой сняли обвинения в хищениях Фото: Максим Платонов

В казанский суд направляют 108 томов уголовного дела первой леди банка «Спурт». Обвинение Евгении Даутовой вчера утвердила прокуратура РТ. «Реальное время» выяснило, почему Следком отказался от версии о хищениях в банке и в каких преступлениях с ущербом в 2,85 млрд рублей экс-глава правления банка полностью признала вину.

100 томов за месяц

Уголовное дело «Спурта» в Казани возбудили чуть более года назад — 7 февраля 2018 года, в прицел силовиков этот лопнувший в Татарстане банк попал одним из последних. Тем удивительнее, что оно первым уходит в суд. В том числе благодаря самой обвиняемой. Евгения Даутова поставила своеобразный рекорд в ознакомлении с материалами — прочитала 108 томов меньше чем за месяц.

Для сравнения: Роберту Мусину на 120 томов и года не хватило, впрочем, схемы по делу «Татфондбанка» более запутанные, а ущерб по выделенному делу оценен в 24,6 млрд рублей. По тому делу работает целая группа, а здесь справились два следователя — Дмитрий Линевич и Юлия Мунина, кстати, принимавшая участие в расследовании по ТФБ.

Ущерб в 3 млрд покрывает размер арестованного имущества

В деле Даутовой потерпевший лишь один — Агентство по страхованию вкладов. Ущерб по четырем эпизодам оценен в 2 млрд 852,5 млн рублей, на эту сумму и заявлен гражданский иск. Причем, по данным Следкома по РТ, сейчас его полностью покрывает размер арестованного по делу имущества. У самой Даутовой арестовали дом и земельный участок, остальное — доли в уставных капиталах предприятий, акции и имущество ее детища — Казанского завода синтетического каучука и его «дочки» «КЗСК-Силикон», и других организаций. Значительная часть этого имущества входит в конкурсную массу «Спурта» и на него претендуют и другие кредиторы, в частности, Внешэкономбанк.

У самой Даутовой арестовали дом и земельный участок, остальное — доли в уставных капиталах предприятий, акции и имущество ее детища — Казанского завода синтетического каучука и его «дочки» «КЗСК-Силикон». Фото tatarstan.ru

«Проверяли через Росфинмониторинг, по всем регистрационным службам — ни спрятанных квартир, ни островов, ни замков. Даже машины у нее нет», — поделился с «Реальным временем» следователь по особо важным делам Дмитрий Линевич. Что до счетов, то они имелись — в том самом «Спурте». Так что теперь бывшая предправления как рядовой вкладчик рассчитывает на возмещение от АСВ.

Напомним, Даутова была инициатором проекта «КЗСК-Силикон». С 2014 года строительство завода финансировал «Внешэкономбанк». По первоначальной договоренности он должен был выдать кредит в 7,8 млрд рублей. А выделил только 3,7 млрд, которые уже в 2016 году потребовал вернуть. Так «КЗСК-Силикон» был признан банкротом, а за ним рухнул и банк.

Первые эпизоды прекратили

В отличие от большого дела ТФБ, «дробить» материалы по «Спурту» в Следкоме не стали. Еще в ноябре 2018 года прекратили производство по пяти эпизодам за отсутствием в действиях Даутовой признаков состава преступления. Среди прекращенных эпизодов — два первых по ч. 2 ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями), которые возбудили в феврале 2018-го в ГСУ МВД Татарстана и в конце лета передали в четвертый отдел Следкома по РТ.

Расследование показало, что действия Даутовой по двум сделкам на 119 и 120 млн рублей касались не «Спурта», а уступки прав требований КЗСК к другим организациям. Но никто из акционеров КЗСК, включая Даутову, не заявлял, что данные сделки причинили ущерб.

По версии следствия, «Спурт» с 2012 по 2017 годы прокредитовал 26 подконтрольных Даутовой компаний. Фото Максима Платонова

Обвинение в мошенничестве переквалифицировали

Первым эпизодом в деле мадам банкира стало злоупотребление полномочиями по ч. 2 ст. 201 УК РФ с ущербом в 2 млрд 452 млн рублей. По версии следствия, этими деньгами «Спурт» с 2012 по 2017 годы прокредитовал 26 подконтрольных Даутовой компаний. Основания для выдачи были самые разные, однако следствию удалось установить — в итоге все деньги через эти технические компании пошли на реализацию проектов КЗСК. Под видом сделок по приобретению земли, отдельных зданий предприятия, продажи векселей, оплаты за услуги и за будущую продукцию.

Выявить все компании оказалось непросто, однако посторонних в учредителях и руководителях не оказалось. Все свои — работники «Спурта» и группы КЗСК: юристы, менеджеры среднего звена, бухгалтеры, сотрудники хозяйственной части. Так, следователей очень удивила выдача компанией своему завхозу кредита в 100—120 млн рублей. И первоначально все сделки по этому эпизоду расценили как мошенничество. Но когда досконально проследили движение средств и не обнаружили ни обналичивания, ни увода, действия Даутовой переквалифицировали на злоупотребление полномочиями.

Следствием установлено: кредиты группе технических компаний выдавались не на указанные в договорах цели и перенаправлялись на финансирование «силиконовых» инвестпроектов. Предправления руководила этим процессом, и де-факто кредиты не возвращены.

Фальсификация финансовой отчетности

Описанные выше сделки банка получили оценку и по эпизоду фальсификации финансовой отчетности (ст. 172.1 УК РФ). По версии Следкома, Даутова и ее подчиненные знали о рисках невозврата кредитов, выданных группе технических компаний, и о том, что банк должен создавать дополнительный резерв на случай невозврата. Однако реклассификация «своих» заемщиков не проводилась, а регулятору — Центробанку направляли искаженные данные о качестве их кредитного портфеля.

Напомним, уже после краха «Спурта» проверяющие пришли к выводу: на 21 июля 2017 года собственные средства банка были полностью утрачены и достигли отрицательных значений в 2,6 млрд рублей.

По версии Следкома, Даутова и ее подчиненные знали о рисках невозврата кредитов, выданных группе технических компаний, и о том, что банк должен создавать дополнительный резерв на случай невозврата. Фото Ирины Плотниковой

Два последних эпизода дела «Спурта» также квалифицированы как злоупотребления с ущербом в 130 и 270 млн рублей. За эти суммы в марте 2017-го банк приобрел права требования компаний «ЛК Капитал» и «Стратегия инвестирования» к КЗСК и группе технических компаний. До отзыва лицензии у банка оставалось несколько месяцев, положение было тяжелым, и сделки противоречили интересам банка и его вкладчиков. Однако следователи установили — признаков растраты и присвоения в сделках не было.

Даутова полностью признала вину

По данным следствия, вину по четырем описанным выше эпизодам обвиняемая полностью признала. Правда, с небольшими объяснениями своих действий и оговорками. За время следствия позиция Евгении Даутовой не изменилась — отказываться от реализации «силиконового» проекта было нельзя, банк можно было спасти, но не хватило поддержки. Серьезно осложнил ситуацию кризис, из-за которого проектная стоимость, определенная в 2012 году, резко подскочила.

Адвокат бизнес-леди Олег Шемаев комментировать позицию защиты отказался. «Я связан позицией с моей доверительницей», — объяснил он. Напомним, после возбуждения дела о мошенничестве Шемаев утверждал: «Моя подзащитная никаких денежных средств не похищала! И никакими хищениями в любой форме не занималась!..».

С 20 июля 2018 года Евгения Даутова находится под домашним арестом. Последний раз его срок продлил до 6 марта Приволжский суд Казани.

После возбуждения дела о мошенничестве Шемаев утверждал: «Моя подзащитная никаких денежных средств не похищала! И никакими хищениями в любой форме не занималась!..». Фото Максима Платонова

По делу «Спурта» заявлена сотня с лишним свидетелей обвинения. VIP-персон в ранге татарстанских министров среди них нет. Впрочем, суд может обойтись и без допросов. Обвиняемая заявила ходатайство о рассмотрении ее дела в особом порядке — без изучения доказательств. Представитель потерпевшего АСВ с выводами следствия в части преступления и ущерба согласился. Предварительно дал согласие и на особый порядок.

Процесс о личном банкротстве стартовал раньше

В конце января 2019 года Арбитражный суд РТ приступил к рассмотрению дела о банкротстве экс-главы «Спурта». Заявление подал ВЭБ, требуя с Даутовой 3,7 млрд рублей как с поручителя по кредиту «КЗСК-Силикон».

20 февраля суд счел обоснованным заявление ВЭБа и ввел в отношении бывшего предправления «Спурта» процедуру реструктуризации задолженности. Заседание по личному банкротству Даутовой назначили на 15 августа. Дата рассмотрения уголовного дела пока не определена.

  • Станислав Столяров

    Станислав Столяров руководитель четвертого отдела по расследованию особо важных дел Следкома по РТ

    Злоупотребление полномочиями такой же тяжкий состав, как хищение. Санкции по Уголовному кодексу одинаковые. Мы досконально проверили ситуацию с банком «Спурт» и пришли к выводу — растраты и мошенничества в действиях председателя правления нет. Деньги ушли на проект стратегического предприятия.

Ирина Плотникова
ПромышленностьНефтехимияЭкономикаФинансыБанкиОбществоВластьПроисшествия Татарстан
комментарии 19

комментарии

  • Анонимно 22 февр
    Там не Даутова виновата а те кто создал РТЭК и Тирэм!
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    Как обычно, самых честных судят первыми...
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    гениальное правосудие...Даутова виновата в том, что деньги ушли на проект стратегического предприятия.
    Ответить
    Анонимно 22 февр
    Не надо передергивать! Даутова виновата в том, что в нарушение своих обязанностей, злоупотребила полномочиями и направила средства вкладчиков и клиентов банка, на свои собственные проекты. С целью дальнейшего извлечения прибыли. Чем нанесла клиентам банка материальный ущерб в особо крупном размере. С учетом особого порядка рассмотрения и переквалификации на более мягкие статьи она отделается легким испугом.
    Ответить
    Анонимно 27 февр
    Даутова сделала то, что ей приказали.
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    суда еще не было.. вы торопитесь
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    Это Россия. Инвестировала в стратегический завод, т.к. кинул партнер-инвестор, а стройку нельзя было останавливать. И получила за это скамью подсудимых. Сейчас еще обанкротят - все, здравствуй, пенсия! После банкротства руководящую должность занимать нельзя.
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    А к ВЭБу что никаких претензий. Вроде бы действия ВЭБа похожи на мошенические........
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    Мусину есть с кого брать пример быстро читать тома уголовного дела. Хоть она и злоупотребила полномочиями, но мусин с не установленными лицами всех переплюнул
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    А Акции это не имущество?
    Ответить
    Анонимно 22 февр
    а у кого-то и острова и яхты
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    Хорошо, что сняли обвинение
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    действия двух зампредов несопоставимы. тут деньги в один проект. там масса прожектов, личные кредиты, уводы в офшоры и суммы на порядок выше
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    Как все чинно и благородно!
    А кроме "силикона" ещё "кзск" есть. Он тоже принадлежал Даутовой. Народ строил в 1939 году.
    За время "правления" госпожой-тоже ничего не менялось.
    Надо как земли ,не использованные по назначению,отбирать у недобросовесных владельцев. Национализировать.
    Зарплату рабочим кто должен платить? Учли ли это в долгах?Суд завален исками,а результаты нулевые.
    Ответить
    Анонимно 27 февр
    КЗСК никогда не принадлежал Даутовой.
    Его контролировали люди, стоящие минимум на 2 ступени выше ее.
    Ответить
  • Анонимно 22 февр
    тут вообще-то обо всех проектах КЗСК речь
    Ответить
    Анонимно 26 февр
    Для большинства это общие фразы,и некоторые начинают жалеть Даутову,как жертву обстоятельств.
    Угробили все проекты ,а надо было сначала в сам КЗСК вложиться,закупив новое оборудование и обновить технологии -там был спрос на продукцию-качество страдало
    Ответить
  • Анонимно 27 февр
    ВЭБ прекратил финансирование потому что смета вдруг увеличилась чуть ли не вдвое. Разговорчики про кризис 14 года не очень убедительны, потому что деньги дали раньше и проплачено основное оборудование и материалы должны были быть раньше, чем начался рост курса в 14 году. Кто-то просто решил крутануть полученные деньги, но не подфартило. А ВЭБу незачем было принимать на себя чужие риски. ВЭБ должен был пожалеть Евгению Валентиновну и скомпенсировать ее просчеты , выдав вдвое больше денег , чем планировалось, а чтобы сказали акционеры и клиенты ВЭБа на это?
    Ответить
  • Анонимно 28 февр
    квест "отмаж подельника"имеет успех в кругах микомонда.
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии

Новости партнеров