Эрнесто Ферленги: «Тема санкций для Европы даже более тяжелая, чем для России»

Глава Ассоциации итальянских промышленников в России — о корнях в Башкирии, огромной безработице на Апеннинах и предстоящем визите в Татарстан

Эрнесто Ферленги: «Тема санкций для Европы даже более тяжелая, чем для России» Фото: kommersant.ru

20 сентября состоится визит в Татарстан делегации итальянских предпринимателей — членов Ассоциации итальянских промышленников в России Confindustria Russia. Планируется, что они встретятся с президентом РТ Рустамом Миннихановым, побывают в Агентстве инвестиционного развития и пообщаются с представителями татарстанского бизнеса. Накануне визита президент ассоциации Эрнесто Ферленги в интервью «Реальному времени» рассказал, по какой модели сегодня создаются совместные российско-итальянские предприятия, какая связь между падением российско-итальянского товарооборота и антироссийскими санкциями и почему его называют «русским итальянцем».

«За 6 месяцев 2017 года товарооборот между нашими странами увеличился на 27 процентов»

— Ваша ассоциация создана не так давно, можно сказать, в самый разгар действия антироссийских санкций. Есть ли какая-то связь между этими событиями?

— Решение о создании ассоциации мы приняли более двух лет назад. Идея была достаточно простая. Наши российские партнеры нам сказали, что им нужно «единое окно», которое помогло бы им выходить на потенциальное партнерство с итальянскими компаниями в рамках новой российской концепции по импортозамещению. Наше преимущество в том, что глобально более 90 процентов итальянских компаний входит в нашу ассоциацию. Поэтому мы можем предложить нашим российским партнерам модель, по которой они с нашей помощью ищут в Италии потенциальных партнеров или инвесторов.

Антироссийские санкции тоже выступили одной из причин создания ассоциации. Возможно, тема санкций для Европы даже более тяжелая, чем для России. Если брать конкретные итальянские компании, которые работают с Россией более 50 лет, в цифрах их потери по экспорту составили порядка 7 млрд евро с 2014 года.

Итальянский экспорт в Россию значительно сократился. Я не могу сказать, что тому причиной только санкции. Конечно, сыграло свою роль падение цен на нефть, которые снизились с 115—116 долларов за баррель до 30 долларов и снижение курса рубля. Российские компании стали меньше инвестировать в производство. Из-за роста курса евро и доллара для российских покупателей стоимость западного оборудования выросла не менее чем в два раза.

— Президент Итало-российской торговой палаты Розарио Алессандрелло говорил, что Италия из-за российского контрэмбарго уже потеряла 11—12 млрд евро экспорта в Россию и 200 тысяч рабочих мест.

— Это так. В таких условиях мы и задумались о создании организации, которая бы не только оказывала поддержку итальянским компаниям, выходящим на российский рынок, но и работала с российскими партнерами для поддержания благоприятного инвестиционного климата в стране и развития долгосрочных, партнерских контактов между представителями бизнеса наших стран и правительственными органами.

По словам Розарио Алессандрелло, Италия из-за российского контрэмбарго уже потеряла 11—12 млрд евро экспорта в Россию и 200 тысяч рабочих мест. Фото ccir.mosca.ru

— Каков сегодня товарооборот между Россией и Италией? Он сокращается?

— В 2016 году он уменьшился по сравнению с 2015 годом на 35 процентов до 20 млрд долларов. Российский экспорт в Италию также снизился на 45 процентов. Это было связано со снижением цен на нефть и газ.

Но, если анализировать свежие данные за 6 месяцев 2017 года, товарооборот между нашими странами увеличился на 27 процентов. Такой рост связан с улучшением экономической ситуации в России. Растет ВВП, стабилизируются цены на нефть. К тому же у итальянского бизнеса прошел первый страх перед санкциями, он адаптировался и продолжает работать с российскими компаниями.

— Сколько совместных итальяно-российских предприятий создано в России?

— Порядка 60 создано за последнее время. В России до введения санкций работало около 300 СП, потом их число снизилось до 150, а сейчас их насчитывается 220—230.

— Вы могли бы назвать наиболее успешные российско-итальянские СП?

— В Челябинске работает совместное российско-итальянское производство металлоконструкций «Конар-Чимолаи». Оно разместилось в индустриальном парке «Станкомаш». Если говорить о крупных совместных проектах — это СП итальянской компании Eni и «Роснефти». Сейчас у них есть совместные проекты в сфере разведки и добычи углеводородов и нефтепереработки. Также эти компании реализуют общие проекты в Египте. Это отличный пример сотрудничества и развития бизнеса.

— Вы общаетесь с итальянскими предпринимателями. Как они оценивают антироссийские санкции?

— Большинство бизнесменов не понимает этих санкций. Они считают, что санкции несправедливы. Каждый раз, когда я приезжаю в Италию, меня спрашивают о жизни в России. И потом, посетив Россию, итальянцы очень удивляются, увидев, что бизнес здесь такой же, как и во всей Европе. В ответ я говорю: «А почему вы думали, что он другой?» — «Мы читали в прессе, что в России вести бизнес страшно».

В Челябинске работает совместное российско-итальянское производство металлоконструкций «Конар-Чимолаи». Фото armtorg.ru

«Бизнес становится не Made in Italy, а Made with Italy»

— Какие направления для экономического сотрудничества Италии и России, на ваш взгляд, наиболее перспективны?

— До 45 процентов российско-итальянского товарооборота занимают поставки российской нефти и газа. В итальянском экспорте в России до 40 процентов занимает машиностроение. Но в этом бизнесе произошли большие перемены.

— Какие?

— Раньше итальянцы или другие европейцы производили оборудование и экспортировали его в Россию. Сейчас эта схема неактуальна. Теперь им надо работать над другой стратегией. В рамках российской политики импортозамещения иностранцам надо локализовывать свои производства в России. Бизнес становится не Made in Italy, а Made with Italy. То есть сделано не в Италии, а совместно с Италией. Бизнес понемногу привыкает к этой новой модели, понимая, что обратной дороги нет. СП, которые создаются здесь, работают по новой модели, повышая уровень локализации. К примеру, компания Tecnimont получила контракт на подрядные работы в объеме 4,3 млрд долларов. Одно из условий этого подряда — максимизировать закупки в России. Тендеры сейчас выигрывают компании, предлагающие не только наиболее выгодные цены, но и локализующие свое производство в России. Но итальянским компаниям, работающим здесь, неплохо бы найти российского партнера, чтобы разделить риски. Итальянская сторона может привнести в это партнерство свои ноу-хау и знания, а российская — помощь в получении контракта.

Российский рынок интересен для западных компаний. Таких налоговых льгот, которые Россия предоставляет для иностранных инвесторов, я больше нигде не видел. К тому же иностранная компания, начиная производить оборудование здесь, получает возможность выйти на рынок не только России, но и стран Евразийского экономического союза — Белоруссии, Казахстана, Армении и Киргизии.

Ваша ассоциация подписала соглашение о сотрудничестве с Министерством промышленности и торговли РФ. Что даст этот документ итальянским предпринимателям?

— Я благодарен министру промышленности и торговли РФ Денису Мантурову за то, что мы подписали это соглашение. Что для нас делает министерство? Для нас важен не только поиск российских партнеров для итальянских компаний. Нам нужна информация о действующих в России инвестиционных программах, объемах планируемых инвестиций. Поэтому была создана совместная рабочая группа, в которую вошли представители министерства и ассоциации. Сотрудники Минпромторга помогают нам понять, как развивается российский рынок, предоставляют информацию о российских регионах, разъясняют особенности российского законодательства. Нам никогда не отказывали в наших запросах. Также мы оказываем подобную поддержку российским делегациям при организации их визитов в Италию. Устраиваем им встречи с местными производителями.

Помимо Министерства промышленности и торговли РФ, мы работаем с «Опорой России», Ассоциацией индустриальных парков, «Деловой Россией», другими организациями. Большую помощь нам оказывает Российское инвестиционное агентство, оно подсказывает, какие механизмы финансовой поддержки могут использовать итальянские компании, работающие в России. Когда это необходимо, мы прибегаем к услугам итальянского экспортно-кредитного агентства SACE, пользуемся услугами и других экспортно-кредитных агентств. Работаем не только с итальянскими, но и с российскими банками — ВТБ, Сбербанк.

«Для нас важен не только поиск российских партнеров для итальянских компаний. Нам нужна информация о действующих в России инвестиционных программах, объемах планируемых инвестиций». Фото minpromtorg.gov.ru

«Мы говорим: «Приезжайте в Россию!»

— Италия потеряла более 200 тыс. рабочих мест из-за санкций. Кто пострадал больше всего?

— Потери Италии по рабочим местам – это не только заводы на северо-востоке страны, которые традиционно работали с Россией, а сейчас закрываются. Потери ждут и те предприятия, которые не могут предположить, как быстро вернется российский спрос на их продукцию. В Италии сложилась достаточно драматическая ситуация: уровень безработицы составляет 11,5 процента. Самое страшное, что высок уровень безработицы среди молодежи. В категории людей до 30 лет уровень безработицы достигает 37,5 процента. Это превышает среднеевропейские показатели. Статистика говорит, что это не только те молодые люди, которые потеряли работу, но и те, кто еще не начинал работать. И зачастую, они уже и не ищут работу. Такая картина наиболее характерна для юга Италии. Сложившуюся ситуацию нужно изменить, для этого нужны реформы. Сейчас делаются попытки переломить негативный тренд, последние данные говорят о том, что экономика страны начинает восстанавливаться впервые за долгое время. Но мы продолжаем и многое терять. По объему ВВП мы вернулись к уровню, который был у нас более 15 лет назад.

— Куда уезжают итальянцы в поисках работы?

— Наша страна привыкла к миграции. После войны много итальянцев эмигрировало в Южную Америку. Сегодня до трети жителей Аргентины являются моими бывшими соотечественниками. Много итальянцев в Австралии. Позже эмигрировать стали не в столь далекие страны — к примеру, в Англию. Но Англия после Brexit изменилась. И отношение к европейцам там изменилось.

— Едут ли итальянцы в Россию?

— В Италии русский язык — третий по популярности, именно его чаще всего изучают, помимо английского и французского. Поэтому мы говорим: «Приезжайте в Россию!». Мы в нашей ассоциации начали подписывать соглашения с итальянскими университетами. В первую очередь с теми, где изучают русский язык. Приглашаем на стажировку ребят, которые заканчивают университеты в Италии. Наша цель — чтобы они продолжили работать в России. Сейчас сотни молодых талантливых итальянцев готовы учиться и работать в России.

— А сколько уже приехало?

— За последний год — порядка 50—60 человек. В основном они стажируются здесь после института или университета. Мы стараемся помочь им здесь, хотя и не получаем никакой поддержки от итальянского правительства. Наша деятельность осуществляется на взносы, которые платят члены ассоциации, а президент ассоциации не получает никакой зарплаты. Можно сказать, что мы выполняем свой долг перед итальянским и российским бизнесом. Я уверен, что Россия и русский народ — уникальны. Вместе мы должны налаживать отношения.

«Тот опыт, которые иностранцы переносят на российскую почву, может быть очень полезен»

— В Италии доля малого бизнеса в ВВП достигает 75 процентов. В России она меньше ровно в три раза. Чем обусловлена такая большая доля МСБ в ВВП? В Италии созданы хорошие условия для предпринимателей?

— У нас географически маленькие города расположены поблизости друг от друга. И предприниматели, когда создавали собственный бизнес, брали на вооружение кластерный принцип: то есть в разных городах производились конкретные комплектующие, которые потом можно было использовать на одном производстве. Это позволяло оптимизировать затраты по логистике, по инвестициям. И такие предприятия не конкурируют, а дополняют друг друга. В Татарстане, кстати, насколько я знаю, в экономике также используется кластерный принцип.

Что касается различных льгот, для предпринимателей в Италии действуют очень низкие процентные ставки по кредитам — всего 2,79 процента годовых. Также действуют меры по освобождению от части налогов, если предприятие увеличивает число рабочих мест.

Хотя налоги для бизнеса в Италии гораздо выше чем в России — на уровне 43, 45 процентов. Но если компания недавно создана, часть этих затрат берет на себя государство. Интересная схема создана для небольших компаний, товарооборот которых не превышает 5 млн евро. Они могут воспользоваться поддержкой гарантийного фонда, который предоставляет им гарантию по банковским кредитам.

«Налоги для бизнеса в Италии гораздо выше чем в России – на уровне 43, 45 процентов. Но если компания недавно создана, часть этих затрат берет на себя государство». Фото vne-berega.ru

Есть еще одно нововведение. Теперь всю информацию о компании — устав, учредительные документы, финансовые документы, отчетность предприниматели отправляют государственным органам по электронной почте. И каждая госструктура обязана принять эти документы по электронной почте и ответить в установленный срок. Это новый, уникальный для Италии подход.

— Вы в России живете более 20 лет и вас уже называют «русским итальянцем». Как вы оказались здесь и труден ли был ваш путь бизнесмена в России?

— Это достаточно интересная история и, может быть, даже актуальная. Потому что исторические связи между нашими странами не ломаются, даже если кто-то и хочет этого. В Италии коммунистическая партия всегда имела сильные позиции. Мой дед был партизаном, а отец стал коммунистом. Поскольку отец был из бедной семьи и не мог платить за свою учебу, когда партия предложила ему получить бесплатное образование в России, он не отказался от такого шанса. Но уехать из Италии в Советский Союз было сложно. Не существовало никаких двусторонних отношений между учебными заведениями России и Италии. И было трудно доказать, что мой отец действительно едет в далекую страну именно для того, чтобы получить высшее образование. Но коммунистическая партия нашла оригинальный выход. Будущих студентов отправили поездом до Швейцарии, а оттуда группа из 10 молодых ребят добралась до Прибалтики. И потом оказалась в Москве. При этом они выдавали себя за итальянскую спортивную команду. В России мой отец и женился — моя мама из Башкирии. После учебы родители решили вернуться в Италию. Одна моя сестра родилась в России, вторая сестра и я сам — в Италии.

Но связи с Россией сохранились. В детстве я бывал в советских детских лагерях. Став взрослым, много путешествовал по Советскому Союзу. Россию я всегда воспринимал как уникальную страну — большую, единую, мощную. В Италии я учился в университете Тор Вергата в Риме на факультете математики, физики и естественных наук, получил диплом физика. В 1995 году мне предложили возглавить проект ТАСИС (программа помощи ЕС по содействию развитию рыночной экономики и демократии) в Азербайджане. Хотя я дипломированный физик, в какой-то момент я почувствовал, что мне надо заняться бизнесом. Сделать карьеру в итальянском университете сложно. Чтобы стать профессором, нужно потратить 15—20 лет. Да и зарплаты у ученых невысокие. В конце 90-х годов я начал работать в России. Почти 20 лет моя жизнь была связана с итальянской нефтегазовой компанией Eni. Сначала я работал в московском представительстве, потом в качестве регионального директора по Казахстану. С 2005 по 2014 год возглавлял представительство Eni в России и СНГ, был вице-президентом Eni. С апреля 2014 года — старший советник по России группы Eni.

С декабря 2008 году я вхожу в совет директоров ОАО «ФСК ЕЭС» как независимый директор. Был председателем совета директоров этой компании. Это для меня уникальный опыт, я познакомился с большим числом талантливых людей и всегда старался подсказать какие-то идеи для дальнейшего развития компании. Они были связаны с участием в тендерах, проведением закупочных процедур. Я думаю, тот опыт, которые иностранцы переносят на российскую почву, может быть очень полезен. Бизнесы разных стран продолжают конструктивный диалог с российскими компаниями, несмотря ни на что.

«Татарстан признан одним из наиболее экономически развитых регионов России»

— Возвращаясь к вашему визиту в Татарстан. Почему именно наша республика была выбрана Confindustria Russia для посещения?

— Татарстан признан одним из наиболее экономически развитых регионов России. Также он привлекает бизнес формами поддержки, которые они здесь могут получить. Когда говорят о Республике Татарстан, итальянские предприниматели реагируют очень позитивно. Даже взять такой вопрос, как информация о регионе. На сайте республики можно найти все данные о развитии экономики республики, ее инвестиционных проектах. Указаны контакты всех ключевых фигур. А президент Татарстана, как я успел заметить, очень активный и деловой человек.

— Каков сегодня товарооборот между Италией и Татарстаном?

— Несколько лет назад он составлял 2 млрд долларов, но по итогам прошлого года уменьшился до 650 млн долларов. В республике действует порядка 20 совместных предприятий в агропромышленном секторе, в производстве нефтегазового оборудования и других секторах.

В Татарстане действует порядка 20 совместных российско-итальянских предприятий. Фото autostat.ru

— Кто приедет вместе с вами в Татарстан?

— Список бизнесменов, которые бы хотели поехать в вашу республику, получился очень большим, и он не вместил всех желающих. К сожалению, мы были ограничены по числу членов делегации. Приедут производители нефтегазового оборудования, переработчики нефти и газа, строительные и инжиниринговые компании, в том числе занимающееся строительством объектов здравоохранения. Всего порядка 15 компаний. Программа визита, помимо встречи с президентом РТ, включает встречу с предпринимателями республики и посещение Агентства инвестиционного развития РТ.

Мы хотим, чтобы эта встреча стала первой, но не последней. Я не раскрою секрет, если скажу, что в Италии за 55 лет сменилось более 60 премьер-министров. Мы меняем правительство почти каждый год. Политическая стабильность в России — гарантия стабильности дальнейшего торгово-экономического сотрудничества с вашей страной. Правила игры для бизнеса здесь понятны и позволяют итальянским предпринимателям комфортно себя чувствовать. Италия у многих в мире ассоциируется с прекрасной культурой, модой, кухней. Да, это наши сильные стороны. Но производство высококачественного оборудования, наличие передовых технологий и знаний, необходимых для создания успешного бизнеса — это у нас тоже есть. Мы хотим поделиться этим с российскими компаниями и вместе строить наше совместное будущее. Я надеюсь, что вскоре Европа поймет, что Россия — ее часть, и так было всегда. Нельзя забывать о тех жертвах, которые понесла Россия в годы Второй мировой войны, освобождая мир от нацизма. Мы живем благодаря этому. Итальянцы любят Россию. Постараемся это доказать во время визита в Казань.

Евгения Газизова
Справка

Эрнесто Ферленги родился 18 марта 1968 года в Риме. Окончил факультет математики, физики и естественных наук римского университета TorVergata. В студенческие годы работал в сфере ядерной физики, с 1995 по 1997 год был руководителем проекта ТАСИС (программа помощи ЕС по содействию развитию рыночной экономики и демократии) в Азербайджане.

С 1998 года — в итальянской нефтегазовой компании Eni: сначала в московском представительстве, потом в качестве регионального директора по Казахстану. С 2005 по 2014 год возглавлял представительство Eni в России и СНГ, был вице-президентом Eni. С апреля 2014 года — старший советник по России группы Eni. Кроме того, был членом советов директоров российских компаний «Россети», «Арктикгаз», «Северэнергия», является членом совета директоров ФСК ЕЭС.

с 2010 по 2015гг. Эрнесто Ферленги был почетным консулом Итальянской Республики в Новом Уренгое.

Президент Ассоциации итальянских промышленников в России (Confindustria Russia). В 2012 году был удостоен благодарности президента РФ за вклад в развитие российско-итальянских отношений в области энергетики.

Ассоциация итальянских промышленников в РФ Confindustria Russia — некоммерческая организация, которая объединяет более сотни малых, средних и крупных итальянских компаний, долгое время работающих на российском рынке. Членами ассоциации являются такие компании, как Eni, Saipem, SiirtecNigi, Tecnimont, Termomeccanica, UnicreditBank, Ariston, Candy, Campari, Parmalat MK, Mapei и другие. Они представляют различные секторы экономики — легкая и тяжелая промышленность, добыча и производство энергоресурсов, банковская сфера, строительство, производство продуктов питания, сфера услуг и другие. Ассоциация итальянских промышленников входит в глобальную систему Confindustria Italiana, включающую, в свою очередь, более 150 тысяч итальянских компаний по всему миру.

Экономика Инвестиции Промышленность
комментарии 13

комментарии

  • Анонимно 18 сент
    Вот вам и Италия. Страна безработицы. Сами же за санкции голосовали.
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Даже имя своей мамы сказать не может. Конформист.
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Приятно видеть, что многие европейцы понимаю важность сотрудничества с Россией.
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Интересное интервью с интересным человеком.Надеюсь все планы осуществлятся.
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Татарстан открыт для сотрудничества с иностранными компаниями. Добро пожаловать
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    под крылом одной ассоциации столько уважаемых компаний. интересно, что в итоге удасться сделать в республике.
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Вот так то оно. Нечего против России рот открывать
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Европа получила по заслугам
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Возрождение Европы через дружбу с Россией !
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Из за этих санкций у нас свое производство начинает улусшаться
    Ответить
  • Анонимно 18 сент
    Помидоры там у них тухнут из за того что они на нас обидились
    Ответить
  • Анонимно 19 сент
    Растём из-за санкций, это приятно.
    Ответить
  • Анонимно 19 сент
    будем ждать интересных новостей после встречи
    Ответить
Войти через соцсети
Свернуть комментарии